Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Ну, сняли и сняли Собчак с церемонии – она не кровь шла сдавать умирающим людям". "Бабушки, может быть, и беззубые, но те зубы, которые у них есть - настоящие"


Ксения Собчак в суде

Ксения Собчак в суде

Елена Рыковцева: «Бурановские бабушки» добились ошеломляющего успеха на Евровидении и, как всегда бывает в таких случаях, несусветного ликования в студии канала «Россия», гости которой наблюдали за происходящим в Баку. Их оценки под влиянием восторга порой зашкаливали за грань разумного – спортсмен-дзюдоист проклинал Швецию за то, что та купила своей певице первое место, тем самым оставив наших «бабушек» на втором, начинающая эстрадная исполнительница, напротив, проклинала Россию за то, что та не нашла денег, чтобы купить «бабушкам» первое место, как это сделала Швеция. Татьяна Веденеева пыталась образумить обоих, а Михаил Зеленский, который вел это шоу, со своей стороны, не мог придумать ничего более умного, чем терзать бабушек просьбами «сказать что-нибудь своим близким», а их родственников, сидящих в студии, сказать что-нибудь бабушкам, а бабушек, опять, ответить родственникам на их теплые слова. Я удивилась, что ведущему не придумали для бабушек никаких разумных вопросов. Может, и не ждали такого успеха?
Полуторачасовое шоу целиком и полностью зациклилось на выражении восторга перед бабушками, было полное ощущение, что на Евровидении и вовсе не было других исполнителей, не считая, разумеется, злодейки-шведки, отобравшей у них первое место.
Сегодня мы задаем вам вопрос, уважаемые слушатели: связываете ли вы победу «Бурановских бабушек» (а мы будем называть это победой, так как второе место – это серьезная вещь) с какими-то новыми шансами на достойную старость?
И я представляю вам гостей нашей программы. В студии - немецкий журналист Штефан Шолль и шоумен Эдуард Неделько. С нами на связи - этно-поп певица Варвара. Варвара сейчас на гастролях в Челябинске.
Но начинаем мы с традиционной рубрики о событиях в мире прессы.

Час прессы. Что происходит?

А происходит вот что. Сначала компания «МУЗ-ТВ» заклеила всю Москву гигантскими щитами с изображением четырех ведущих концерта-вручения своей главной премии: Максима Галкина, Андрей Малахова, Леры Кудрявцевой и Ксении Собчак. За неделю до этого концерта в «Олимпийском», который должен был пройти в прямом эфире, Собчак как неблагонадежную отстранили от ведения концерта. Малахов тоже отказался его вести в знак солидарности. А Ольга Шелест не согласилась заменить Собчак. А Собчак заодно отстранили и от церемонии премии «ТЭФИ», где она тоже должна была быть одной из ведущих. С нами на связи обозреватель газеты «КоммерсантЪ» Арина Бородина.
Арина, что вы думаете по поводу отстранения Ксении Собчак, а также по поводу обманутых зрителей, многие из которых, я думаю, «клюнули» на ее изображение и купили билеты в «Олимпийский».

Арина Бородина: Я считаю, что ситуация с «МУЗ-ТВ» - это огромный скандал, это та точка невозврата, как мне кажется, после которой я совершенно ответственно говорю, что это кампания против Ксении Собчак на федеральных телеканалах, на каналах, которые записывают с ней шоу, программы, трансляции. До этого момента были какие-то недоказуемые вещи, хотя Собчак и писала о них в своем «Twitter».
Все это происходит в ущерб коммерческим интересам такой крупной компании, как «МУЗ-ТВ» - организатором этой премии, а она очень много лет существует. Собчак является ее лицом, и во многом благодаря ей зрители идут на эту премию, смотрят ее по телевизору. Но устроители даже не прокомментировали, почему это сделано, значит, это может быть сделано только по указке российской власти, и даже более того, каких-то очень высоких людей, которые дают такое распоряжение.
Конечно, ее проучили (и это, видимо, продолжится) за то, как она ведет себя на всех протестных акциях, мероприятиях, митингах, выражая теперь свою еще и гражданскую позицию, а не выступая только в роли светской дивы, телеведущей и медиа-персоны.
Более того, эта кампания продолжилась. Вчера вечером я как раз разбиралась с ситуацией, что Ксения Собчак не будет еще и вручать одну из наград на церемонии «ТЭФИ», которая состоится 29 мая, телетрансляцию которой покажет «Первый» канал. Тоже очень сомнительная, очень темная история. Ее пригласили еще месяц назад, а три дня назад ей сказали, что у них изменилась концепция церемонии, и она не будет вручать приз в номинации «Репортер» или «Интервьюер» - это не было еще решено. А как изменилась концепция, почему? И главное, что никому больше не отказано в связи со сменой концепции, кроме Ксении Собчак. Об этом мне сказал режиссер церемонии Феликс Михайлов. И он сказал, что здесь нет никакой политики. Однако сама ведущая говорит, что это все вписывается в рамки «зачистки» ее с федерального эфира.

Елена Рыковцева: Арина, я думаю, мы-то с вами верим ведущей в этой ситуации.

Арина Бородина: Да. Более того, она мне сказала, что на днях ей позвонил редактор ток-шоу «Пусть говорят», а она должна была участвовать в программе, посвященной выпускным балам, вручать платье выпускнице, ей перезвонили и сказали, что она, к сожалению, не может появиться в этой программе. И никто не объясняет причин – почему.
И вот что еще показательно. Мы знаем, что Ксения Собчак более пяти лет ведет церемонию «Новая волна», которую транслирует канал «Россия» в прямом эфире. Это шикарное, великолепное шоу из Юрмалы, которое очень хорошо смотрят зрители, не говоря уже о гостях, которые находятся в это время в Латвии. Так вот, в этом году она не будет вести это шоу - компания, которая организовывает, не прислала ей документы, которые она должна оформить перед поездкой в Юрмалу, а фестиваль уже довольно скоро. Я не хочу говорить то, что говорят в кулуарах, что кто-то вычеркнул из каких-то списков ее фамилию. Например, «Первый» канал говорит, что они не имеют к этому никакого отношения, на ВГТРК тоже нет никаких комментариев. Но так обычно и происходит. Никто никогда ничего не комментирует. А зная о скандальной характеристике Ксении Собчак, все говорят: «Конечно, ей лишь бы затеять скандал». Но скандал скандалу рознь. Конечно, это кампания против Собчак с очевидным политическим контекстом.

Елена Рыковцева: Я не собиралась спрашивать певицу Варвару об этом, но я все-таки спрошу. Я помню, когда случился скандал на «Нике», когда Ксения Собчак с вопросом, который сочли бестактным, обратилась к Чулпан Хаматовой, за что, собственно, теперь ее и считают непредсказуемой, - тогда ведь все бросились обсуждать этот скандал: вырежут-не вырежут и пр. И забыли о том, кто победил на этой «Нике», что это был Андрей Смирнов, который взял первый приз, от него совершенно ушло внимание. Варвара, не может ли так получиться, что в итоге все внимание от этого концерта... Люди ждали премии, они хотели выступить в концерте в «Олимпийском», что престижно, почетно, но теперь на них не будут обращать внимания, а будут говорить только о том, что Собчак сняли с ведения концерта? Не удар ли это по артистам, которые должны были там выступать?

Варвара: Я думаю, что никакого удара нет. Более того, вы мне сейчас рассказали какие-то новости, я была не в курсе всех этих событий вокруг Ксюши Собчак. Я думаю, она сама разберется со своими проблемами. Давайте мы все-таки будем обсуждать «Евровидение».

Елена Рыковцева: Конечно. И мне достаточно вашей позиции, что вы не считаете, что это как-то коснется артистов. Может быть. Я не знаю.
Эдуард Неделько, шоумен, он знает, что такое публика. Эдуард, публика, которая взяла билеты, придет в «Олимпийский» с этими билетами, она ведь может быть разочарована.

Эдуард Неделько: Я не хотел бы принимать участия в кампании тех, кто, получается, пиарит указанную вами персону. Она может нравиться, может не нравиться, но связывать движение вокруг ее фамилии, имени с включением в список ведущих, выносом за пределы списка ведущих... Это частное дело. Мне вообще кажется весьма некорректным обсуждать это. Ну, сняли и сняли. Она не кровь сдавать шла умирающим людям. Это светское мероприятие. Купили билеты на эту персону, не понравилось, что ее нет – сдайте билеты. Никто же не возражает. Больше всего меня сейчас обрадовало, когда сказали, что «эта персона – лицо «МУЗ-ТВ». Если вы называете ее «лицом», ну, у меня тоже нет комментариев. Поговорим о «Евровидении».

Елена Рыковцева: Это было мнение артистов. А по мнению журналиста? Штефан, вы смотрите на эту историю совсем со стороны. Вам знакома такая ситуация в Германии, когда ведущего могут отстранить вдруг от ведения конкурса, премии, знаменитого шоумена только за то, что он где-то что-то брякнул, поучаствовал в митингах?

Эдуард Неделько: Я могу сформулировать вопрос по-другому. Это частное решение частного партнера – пригласить человека вести или не пригласить? А имеет ли право человек, который платит за это деньги, огромный гонорар...

Елена Рыковцева: ...отозвать ведущего.

Эдуард Неделько: Причем, скорее всего, еще и деньги остались.

Штефан Шолль: Я думаю, что тут есть два момента. Во-первых, общеполитический. Действительно, Ксения Собчак принимает очень активное участие в мероприятиях оппозиции, и это, вроде бы, кому-то не нравится. А на Западе всем плевать на политические пристрастия ведущих, за это там никого не убирают. Но вы сказали о вопросе, который она задала Чулпан. Такие вопросы на Западе противоречат неписаным законам таких мероприятий. И я понимаю, что организаторы не знают, если она будет ведущей...

Эдуард Неделько: О ее выходке.

Штефан Шолль: Да. Я думаю, что это отчасти чисто российские проблемы, а отчасти это проблемы Ксении Собчак как человека.

Елена Рыковцева: Хорошо. Мы закрываем на этом рубрику «Что происходит».
Обсуждаем «Евровидение», победу... я все-таки буду называть это победой - второе место «Бурановских бабушек». Не думаю, что все ожидали, что будет второе место. Варвара, как вы восприняли этот конкурс? Показался ли вам достойным этот успех? Или, как многие говорят, это жалость, уважение к сединам?

Варвара: Я в этом году с удовольствием смотрела конкурс, хотя в прошлом году мне он не доставил никакого удовольствия. А в этом году я смотрела внимательно. И я задумалась над тем, как вообще туда бабушки попали, как они туда поехали, как им написали эту песню. Я совсем не ожидала, что они займут второе место, потому что это все-таки не формат, но на «Евровидении» можно ожидать всего, в том числе и наших «Бурановских бабушек». Конечно, они очень милые, обаятельные. Но если говорить о профессионализме, то шведская певица – это, конечно, уникально, профессионально. Швеция в этом году очень здорово подготовилась. И я очень рада, что «Евровидение» едет в Швецию. Конечно, мы болели все за Россию. Но для нас это действительно победа – второе место «Бурановских бабушек». Если говорить о профессионализме, то, наверное, это было не очень профессионально, но очень обаятельно.

Елена Рыковцева: Штефан, ведь бабушки – это очень мило, очень трогательно, тут даже спорить не будем. Но вот вышел Хампердинк, которому столько же лет, сколько самой старшей из бабушек, и какие же они очень разные. Бабушка Пугачева выглядит очень старенькой. И они такие беззубенькие. Любой западной женщине в их возрасте, которая вышла бы на сцену, никто бы не дал никакого места, потому что это не было бы трогательно. Стояла бы ухоженная женщина, с хорошей челюстью вставной – и какие первые места?! Ничего бы не было. Хампердинк получил предпоследнее место, потому что он никого не тронул своей старостью, своим возрастом вроде бы глубоко пожилым. Как вы считаете, здесь все-таки больше жалости к этим бабушкам, больше умиления? Присутствует ли такой момент, что старость в России все-таки более «старенькая», чем на Западе?

Штефан Шолль: Я думаю, что те, кто голосовал на Западе за бабушек, об этом не думали. Я думаю, бабушки так удачно выступили потому, что... может быть, они беззубые, но те зубы, которые у них есть, - это настоящие зубы.

Эдуард Неделько: Браво!

Штефан Шолль: Песня сделана на английском, там смешной текст, все по законам попсы. Но все-таки они выступили с песней, которая была настоящей, и что очень важно, оригинальной. Если смотреть не только на бабушек, но и на Россию, как страну, которая отправила такую команду на такое мероприятие, то это еще и интеллигентный, самоироничный подход. «Евровидение» - это всегда большой риск. Но иногда именно из-за этого и выигрывают.

Елена Рыковцева: Эдуард, что вы скажете по поводу того, что Россия рискнула, не прогадала? А ведь могла и прогадать. Могли недоуменно пожать плечами и сказать: «Ну, что это?!». Ведь нет мощных голосов... Ведь бывает, что фолк-ансамбль выходит и всех покоряет своим пением. А здесь все очень скромно. Действительно, милая самодеятельность, но не более того.

Эдуард Неделько: Успех в этом конкурсе – это постановка шоу, что очень важно именно на этом конкурсе, который в Европе называют «wacky» - странноватый конкурс, но с нейтральной коннотацией: ну вот есть такой конкурс. История этого конкурса – это вообще проверка вещания! Швейцарская компания решила проверить, сможет ли она вещать на широкий спектр стран. И кто-то подсказал информационный повод: «А давайте песенный конкурс проведем». Это было еще в 50-х годах, еще «холодная война» была. И вот решили это сделать. То есть песенный конкурс – это повод. И что касается успеха. Есть такой эффект, когда много всего одинакового... Если бы все выходили в белых костюмах, и вышел бы совершенно талантливый человек, но тоже в белом костюме, его бы уже недослушали. Нужно отличаться на конкурсе. Если все вышли петь веселые песни, можно стоя спеть грустную песню – и это выделится. Нужно сориентироваться непосредственно под конкурс.

Елена Рыковцева: И получилось.

Эдуард Неделько: Да. В данном случае у них шоу постольку-поскольку, песня тоже постольку-поскольку, вокальные данные – нас это не интересовало, но колоссальное обаяние, безусловная искренность на этом шоу фриков и людей, искренность которых весьма проблематично определить. Нам впервые поставили высокие баллы Италия, Сан-Марино и так далее. Бабушки настолько оригинальные!..

Елена Рыковцева: Попали. Варвара, меня очень интересует ваше отношение к отборочным конкурсам. Бабушки два года назад пробивались на «Евровидение» - не пробились. Я смотрела этот отборочный тур и была рада, что они не пробились, потому что это только пожать плечами было, на тот момент. А теперь, мне кажется, что Эдуард недооценивает песню, номер. Сейчас очень хорошая, ритмичная, веселая песня, она очень «легла» на этих бабушек, ее все поют, она запоминается. Но вот один раз попали, один раз не попали. Варвара, у этих конкурсов когда-нибудь будет разумное наполнение, или все это было лотереей, лотереей и останется?

Варвара: В случае с бабушками действительно был риск. Я думаю, что два года назад они не смогли пройти не потому, что плохо подготовились, ну, вот решили не пускать, да и все. Что же касается вообще выступлений, постановок на радио или попадания куда-нибудь в чаты – это сегодня так, а завтра может быть совершенно по-другому. Есть песни, которые не ставятся в ротацию, они лежат по три года. Моя песня «Летала да пела» не могла попасть в ротацию очень долго, пока не пришло ее время. Действительно, это риск, все, что касается «Евровидения». То, что мы послали «Бурановских бабушек», и то, что они заняли второе место, – для многих, думаю, стало хорошим сюрпризом.

Елена Рыковцева: Перед тем, как началось это шоу на канале «Россия», был сделан ряд обещаний для бабушек. В частности, в село, где они живут, обещают дать воду, наконец-то, провести водопровод. Бабушки мечтают построить храм, собирали деньги, всю жизнь копили. Но теперь дал миллион рублей на этот храм удмуртский начальник, теперь храм будет построен. А уж когда приедет к ним Владимир Путин, а он уже обещал приехать к ним, то, я думаю, заасфальтировано будет все, вся Удмуртия перед его приездом. Вот эти люди, наконец-то, получат хоть что-то. И если вспоминать те крики, которые я слышала на этом шоу ночном на канале «Россия», то кто-то кричал Алексею Митрофанову, думая, что он все еще в ЛДПР (а он отбивался и говорил, что «я давно не там»): пусть ваша партия ЛДПР лучше им заплатит, чтобы им поставили какой-нибудь умывальник, купили корову и т.д. – это для них дороже наград. То есть все просили их хоть как-то материально обеспечить. Вот и сейчас нам уже пишет Григорий из Германии: «Может быть, теперь бабушки заработают на теплый туалет». Первое, чему все радуются, - это тому, что бабушки, наконец-то, станут жить по-человечески на 76-ом году жизни.
Варвара, я бы не педалировала это на месте государственных каналов, на месте журналистов, которые так гордятся тем, что бабушкам теперь – то, бабушкам – это. Что вы об этом думаете?

Варвара: Если не будет никакого резонанса по этому поводу, то тогда для них вообще ничего не будет. И очень хорошо, что об этом говорят, что требуют. И это нужно сделать в течение года. Практика показывает, тем более – практика шоу-бизнеса, что после «Евровидения» полгода-год...

Елена Рыковцева: Ковать железо, пока горячо, да?

Варвара: Совершенно верно. Я хочу пожелать бабушкам терпения и здоровья, чтобы они это все выдержали. Потому что сейчас на них свалится неимоверное количество концертов, всяких поездок трудных. И я не знаю, как это все можно в таком возрасте выдержать. Прежде всего нужно здоровье, терпение. А продюсерам нужно как можно больше извлечь из всего этого пользы для бабушек. И может быть, будет какой-то резонанс по поводу старости, уважения к старости в нашей стране.

Елена Рыковцева: Золотые слова. Особенно про «полгода-год».

Варвара: Так и есть, на практике уже все показано.

Эдуард Неделько: Обратите внимание, как проголосовали за бабушек: Азербайджан, Италия, Латвия, Сан-Марино, Украина – по 10 баллов; Бельгия, Дания, Эстония, Финляндия, Норвегия, Португалия, Испания, Словения (абсолютно неожиданный набор) – по 8 баллов; Германия, Венгрия, Исландия, Израиль, Сербия, Швеция, Турция... Вы помните, чтобы когда-нибудь Германия или Болгария...

Елена Рыковцева: Нет. И прекрасно, что вы это читаете.

Эдуард Неделько: Беларусь дала 12 баллов, но это политическое. А в общем-то, они пришли к одному из самых высоких результатов именно европейским народным мнением, и абсолютно убедительно.

Елена Рыковцева: А меня Израиль очень разочаровал.

Эдуард Неделько: И Швейцария ни одного балла не дала. Единственная страна, которая не дала ни одного балла «Бурановским бабушкам». Видимо, там много бабушек.

Елена Рыковцева: А что с Израилем случилось? Чем вы это объясняете, Эдуард?

Эдуард Неделько: Это нормально. Израиль дал не так много, но все-таки 7 баллов – это отлично.
По поводу старости, нормальной человеческой жизни и так далее. Пути Господни неисповедимы, каждому дается столько, сколько дается. Посмотрите, как повезло бабушкам – они попали...

Елена Рыковцева: Они на море впервые посмотрели, искупались.

Эдуард Неделько: И это физически тяжело, как они выдерживают эти колоссальные нагрузки – перелеты, вокруг все время люди... Я думаю, им гораздо спокойнее и комфортнее было бы жить там, откуда они приехали. Но теперь на них обратили внимание. Они сейчас – символ России, множества национальностей, народностей, и это тоже очень здорово. Они представители пожилого возраста, на них обратил внимание президент Российской Федерации, он туда приедет. Естественно, все будут для них стараться.

Елена Рыковцева: Штефан, а как вы относитесь к такому простодушию? Мне-то казалось, что, может быть, какие-то вещи надо, наоборот, скрывать, не говорить, в каких они жили условиях. А здесь это простодушно педалируется: у бабушек не было воды – включим им воду, газа не было – дадим газ, теперь-то мы бабушкам обеспечим достойную старость. И весь мир понял, как они жили, что они никуда не ездили, у них не было теплого туалета. Все узнали о том, как живут русские бабушки на самом деле. Что вы думаете о том, что хотя бы эти бабушки поживут достойно? Мы должны радоваться теперь?

Штефан Шолль: По-моему, вы не так ставите вопрос. Я вам могу гарантировать, что, может быть, для бабушек сейчас жизнь круто поменяется, а насколько к лучшему – мы еще посмотрим. Вы правильно говорите, что их ожидает очень суровый марафон.

Елена Рыковцева: Но это две разные истории.

Штефан Шолль: Как я понимаю, у этих бабушек, несмотря на то, что у них не было теплых туалетов, как у 90% жителей России, была достойная жизнь – у них был свой коллектив, они занимались культурой. Я год прожил в сибирской деревне, и там были разные коллективы – танцевальные и так далее.

Елена Рыковцева: Это важнее, чем теплый туалет, да?

Штефан Шолль: Я думаю, что важнее чувствовать себя человеком.

Эдуард Неделько: Лена, как раз вы педалируете...

Елена Рыковцева: Я педалирую?! Я это читаю, слышу со всех сторон о тех материальных благах, которые теперь они, наконец-то, получат. Я это не придумала.

Штефан Шолль: Лена, забудьте о том, что какие-то успехи на спортивных, культурных соревнованиях международных кое-что меняют в России. У вас будет чемпионат мира по футболу, и будут великолепнейшие стадионы. А потом поезжайте в деревню и посмотрите, где есть нормальная футбольная площадка или хотя бы мяч для ребят, чтобы можно было играть? Все эти деньги отходят от спорта, от детской культуры. То, что нет туалетов в российских деревнях, что у ваших пенсионеров такие пенсии, которые есть... Там ничего не изменится.

Елена Рыковцева: Почему все радуются, что Россия не выиграла «Евровидение»? Потому что если бы она выиграла «Евровидение», то безумные деньги опять пошли бы не на водопровод бабушкам, а на очередную кошмарную, истерическую трансляцию.

Эдуард Неделько: И радуется, как ни странно, фрик-дуэт из Ирландии. Ирландия в состоянии глубокого кризиса. И все в Ирландии напряглись: не дай Бог...

Елена Рыковцева: Тогда я вас всех, уважаемые гости, рассмешу тем, что два года назад великолепную, смешную миниатюру сделала программа «Yesterday live». Они сняли пародию на «Евровидение», которое выигрывает албанская певица. И каждый раз, когда они получают 12 баллов, продюсеру этой албанской певицы становится все хуже и хуже. Он краснеет, у него инфаркт, он пьет таблетки. И когда выясняется, что Албания выиграла «Евровидение», им предстоит у себя этот конкурс принимать, он вешается. И вот на этом последнем «Евровидении» была очень эффектная албанская певица, которая так визжала, на таких высоких нотах пела, что я сказал: она выиграет. И вдруг подумала: елки-палки, а не станет ли сказка былью, что будет если Албания выиграет?! Варвара, а как вы оцениваете албанскую певицу?

Варвара: Вы ее заметили.

Елена Рыковцева: Еще как заметила!

Варвара: Для нее это большой плюс, конечно, что ее заметили.

Елена Рыковцева: Пятое место у нее.

Варвара: Очень достойное пятое место. Она была непонятна, но она очень профессиональна.

Елена Рыковцева: Профессионально кричала, правда?

Эдуард Неделько: Уступила всего 4 балла Азербайджану.

Варвара: Она не кричала, она профессионально пела. Это можно назвать пением. Ну, это такой самобытный стиль, ближе, наверное, к джазу, но совершенно нестандартное мышление. Она вообще какая-то очень странная. Но мне она тоже понравилась. Сначала я немножко в шоке была, а потом поняла, что это имеет место быть.

Елена Рыковцева: А я всем друзьям разослала эсэмэску, что она займет первое место, не вспомнив еще на тот момент о ТВ-миниатюре.
Александр пишет: «Наши «Бурановские бабушки» заслужили эту награду своим мастерством. То, что естественно идет изнутри человека, для большинства из нас и приятно».
«Бурановские бабушки» - это пародия на нашу действительность, «гротеск в лаптях». Есть такое мнение, и в Интернете оно бытует.
«Правильно, давно пора убирать Собчак с экранов», - поддерживает Владимир все решения, касающиеся Ксении Собчак.
Николай Павлович пишет: «Причем тут обездоленные российские старики? Выиграли от этой интернетовской PR-акции только беззубые бабульки. Ведь следом за ними в Бураново решил наведаться и наш лидер. Уже сейчас в этом захолустном селении спешно начали работы по ремонту дорог, в каждую хату бесплатный интернет проводят». А у них же один телевизор на село.

Штефан Шолль: А я, честно говоря, не верю.

Елена Рыковцева: Им повесили уличные экраны, чтобы они смотрели «Евровидение».

Штефан Шолль: Коммунизм или социализм – это, по-моему, советская власть плюс электрификация. И русский человек, вне зависимости от того, теплый или холодный у него туалет, сразу не только один телевизор себе...

Эдуард Неделько: А телевизор будет.

Штефан Шолль: И есть, я уверен. Это неправильная информация.

Эдуард Неделько: А у многих людей сейчас нет телевизора, потому что он уже и не нужен. Но это к бабушкам не имеет отношения.

Елена Рыковцева: Этой деревне нужен и телевизор, и Интернет, им пока все нужно.
Геннадий пытается грустно шутить: «Бурановские бабушки» нашлись. Жалко, что дедушек не нашли, наверно, все сдохли от такой жизни». Во-первых, там один дедушка есть. Во-вторых, тут я не буду спорить, мужчины живут, конечно, меньше.
«Послали бабок из деревни никому неизвестных, о которых забудут завтра. Ничего им не будет за это». Они известные. Два года назад они уже участвовали в этом конкурсе, их знают
«Следующими поедут дедушки. Телевизор не смотрю третий год», - Гена из Кисловодска пишет. Гена, ну и слушайте нас, мы вам все расскажем.
Слушатель пишет: «Неужели вы это смотрите?!». Да, мы это смотрим, и Европа смотрит. Так что вы нас никак не уели.
«Успеху бабушек не удивился, поскольку впервые увидел их на «Культуре» в новогодней программе», - Владимир из Саратовской области подтверждает, что бабушки участвовали в других программах.

Эдуард Неделько: Я вспомнил, почему технически не получил Энгельберт Хампердинк высокую оценку - он занял предпоследнее место. Во-первых, Британия всегда получает низкие оценки. Помните, был Эндрю Ллойд-Уэббер с великолепной Брайтман, и они все равно заняли низкую позицию, несмотря на то, что великолепная песня. Это называется «пережать харизмой». Приехали такие модные, такие богатые, и вот их отторгло общественное мнение. А Энгельберт Хампердинк, на мой взгляд, выглядел неярко, он уже физиологически... У него же были шикарные голосовые данные.

Елена Рыковцева: Эдуард, вы можете напомнить его самую известную песню в Советском Союзе?

Эдуард Неделько (поет): «Please release me, let me go for I don't...». Кстати, на него было колоссальное давление еще политическое, потому что английская «The Daily Mirror, на него все накинулись, что он, мол, должен решать вопросы с правами человека в Азербайджане, что вообще очень странно. Человеку под 80 лет...

Елена Рыковцева: Как раз в Азербайджане!

Эдуард Неделько: Я был на его концерте в Кремле. Он покорил! Какие у него движения...

Елена Рыковцева: За что же Европа так ему вмазала?

Эдуард Неделько: Пел он достаточно мало, у него были перерывы. Он уже физиологически не может толком петь.

Елена Рыковцева: А там же нужен живой голос.

Эдуард Неделько: Да. Ну и песня была, честно говоря, неважная. И когда он в финале брал высокую ноту, почувствовалось, что ему тяжело.

Елена Рыковцева: Варвара, что вы думаете об этом исполнении? Почему он получил предпоследнее место?

Варвара: Мне было искренне его жаль. Я даже послала эсэмэску за него. Ну, певец такой величины поехал на этот конкурс... Но этот конкурс не очень благодарный. И достаточно тяжелая история у «Евровидения». Мало кто вообще после этого остался на первых ступеньках моста, даже те, кто выигрывал. Конечно, ему не следовало бы туда ехать. «Евровидение» любит новые, гротесковые моменты. Вышла Руслана – и она, конечно, покорила всех, потому что она была одна такая, это было новое в то время, это было мощно. Почему победила шведка? Потому что, несмотря на профессионализм, который она показала, это было неподражаемо, неподражаемая, новая пластика, притом, что голос не хуже, чем у Селин Дион. Я как певица это говорю - сложно так двигаться и так петь, такие подачи... У нее все было на дыхании. Она сама берберка, и это тоже сыграло... Я была в Марокко, я знаю, кто такие берберы – это люди с огромной историей, и они несут это в себе даже в пении. Они могут входить в транс. Она была новая. А Хампердинк, к сожалению, не новый.

Елена Рыковцева: А я второй год посылаю эсэмэску за ирландских попрыгунчиков. Ну, они мне нравятся, я ничего не могу с собой поделать.

Эдуард Неделько: И на «Евровидении» всегда вредит этническая составляющая, но иногда и помогает, как правильно сказала Варвара о Руслане. Обратите внимание, шикарный результат, на мой взгляд, причем не политическое голосование, - Сербия с песней на сербском языке заняла третье место с небольшим, в принципе, отрывом от нас. А в какой-то момент даже выходила вперед.

Елена Рыковцева: Я не удивляюсь. Такая мощная группа поддержки у Сербии, что бы они ни спели, они третье место свое займут.

Эдуард Неделько: Шикарное исполнение!

Елена Рыковцева: Значит, надо было распасться и устроить войну между собой, чтобы потом так голосовать. «Что ни спой, а голосовать будем друг за друга». Ну, что ты с ними сделаешь? Артур из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Когда я смотрю последние годы этот конкурс, я вспоминаю Юлию Латынину, которая недавно сказала, что «Европа ушла на пенсию». Этот конкурс показывает, что Европа ушла на пенсию. Раньше была другая публика, было все пристойно. А в середины 80-х, после победы Селин Дион, пошли какие-то сплошные фрики. Европа стала стареть. Нет нормальных певцов европейских.

Елена Рыковцева: Штефан, чувствуете ли вы себя «пенсионером»?

Штефан Шолль: В России – постоянно. Потому что россияне постоянно мне объясняют, что Европа, старуха, скоро в гроб собирается.

Елена Рыковцева: Да, это модно здесь!

Штефан Шолль: А я по этому поводу говорю только одно: «Встретимся на чемпионате Европы по футболу, и посмотрим, кто быстрее бегает».

Эдуард Неделько: 25% песен, которые прозвучали сейчас на «Евровидении», то есть 10 исполнителей, песни были написаны шведами. Так что это двойная победа шведов.

Елена Рыковцева: В том числе и бабушкам писала слова шведская... английскую часть.

Штефан Шолль: И для азербайджанцев в прошлом году.

Елена Рыковцева: Да здравствует Швеция!
Савельева пишет: «Проект с бабушками не соответствует профессиональному европейскому конкурсу, так как это абсолютная самодеятельность. Вид бабушек не привлекает и даже выглядит вызывающим из-за очень старого вида, и был рассчитан на то, чтобы привлечь Европу к почтенному возрасту исполнительниц. На что Европа откликнулась, и все страны дали понемногу очков, что и привело ко 2-му месту. Эйфория на ТВ - это было сплошное клоунское шоу. А что касается отстранения Собчак, то это к лучшему, так как не будет у нее двойственной позиции. Раз уж она выступает против власти, то и не нужно участвовать в телешоу, которое организует эта власть».

Эдуард Неделько: Логично.

Елена Рыковцева: Лена пишет: «Скоро у нас наравне с параолимпийскими играми будет «параевровидение». Лена, смеюсь, хотя это неполиткорректно.
«Я за Швецию! Россия не прогадала», - пишет Николай из Брянской области. Да, Россия выбрала Швецию. Эдуард, а вы за кого бросали эсэмэску?

Эдуард Неделько: Я бы даже не смотрел «Евровидение», скорее всего, но мы с вами созвонились, и я уделил колоссальное внимание этому конкурсу. Мне понравилась шведка, безусловно. И эсэмэску я отправил за Швецию.

Елена Рыковцева: Ага! Значит, это из-за вас первое место она в России заняла. Штефан, а вы не отравляли?

Штефан Шолль: Нет, я не отправлял.

Елена Рыковцева: И совесть вас теперь не мучает?

Штефан Шолль: Нет, наоборот. Я смотрю «Евровидение» с тех пор, как я женился на русской. А в Европе приличные люди это мероприятие...

Елена Рыковцева: Ну, ладно, Штефан! Там аудитория огромная у этого конкурса.

Эдуард Неделько: Иностранец, женатый на русской, автоматически перестает быть иностранцем, поверьте мне.

Елена Рыковцева: Тогда мы к Штефану уже не обращаемся как к немецкому журналисту, а говорим: российский журналист Штефан Шолль с нами сегодня в эфире.
Наталья пишет: «Если сам ВВП, то есть - наше все, собрался посетить Бураново, то, может быть, жизнь у бабушек немного и улучшится, и в самом Бураново появятся какие-то технические изменения, например, появится телевидение, которого, по слухам, нет. Не говоря об Интернете». Есть какая-то легенда, что нет там телевидения. Легенда или не легенда, но все слышали об этом.
«Пока у власти Путин и его клика, достойной старости, несмотря на победу «Бурановских бабушек», я не ожидаю».
Алла Павловна, ровесница Натальи Пугачевой, пишет нам: «В России устроен геноцид против стариков».
«Не забывайте, что у бабушек, которые живут до 90 лет на Западе, в доме есть горячая вода и теплый туалет», - пишет Владимир. Есть горцы, которые живут до 100 лет вообще без водопровода, и может быть, даже поэтому они так долго живут. Это не связанные вещи.

Эдуард Неделько: Люди прожили до 96 лет, отсидев 25 лет в сталинских лагерях.

Елена Рыковцева: Так что это зависит от генетики очень во многом. Завершаем на этом странном заключении программу «Час прессы».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG