Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Министры обменялись удобными ответами


Сергей Лавров и его британский коллега Уильям Хейг

Сергей Лавров и его британский коллега Уильям Хейг

На совместной пресс-конференции министров иностранных дел России и Великобритании, Сергея Лаврова и Уильяма Хейга, не прозвучали фамилии ни Литвиненко, ни Магницкого – ни одного из погибших россиян, связанных с Великобританией.

Министры, выйдя к журналистам, рассказывали о том, как успешно развиваются отношения Лондона и Москвы. Чтобы доказать это на деле, прямо перед телекамерами главы иностранных ведомств подписали документ, о сути которого рассказал Сергей Лавров:

– Только что мы подписали первый в истории наших отношений план консультаций между Министерством иностранных дел России и "Форин-офисом". План призван активизировать наши контакты, придать им более системный характер в том, что касается обсуждения международной и региональной проблематики. План этот уже, кстати, начал осуществляться, он содержит 15 позиций. Темы охватывают практически все более-менее важные вопросы, которые стоят на международной и региональной повестке дня. Мы договорились принимать эти планы ежегодно. Более того, мы согласились с тем, что есть возможность усовершенствовать существующие двусторонние диалоговые механизмы, в частности, решили, что наши заместители будут регулярно встречаться, обсуждать вопросы стратегического характера, включая военно-политические.

Уильям Хейг с этими оценками в основном согласился, а о разногласиях сказал лишь вскользь:

– Есть много успешного в отношениях России и Великобритании, в то же время я не отрицаю, что есть и несколько неразрешенных трудностей. Но мы наращивали наше сотрудничество во многих областях... Мы договорились не только о структуре нашего диалога по внешнеполитическим проблемам, но также и о контактах на 2014-2015 годы.

Министры ни словом не обмолвились о тех сложностях, которые, бывало, доводили российский МИД и "Форин-офис" до резкого обострения отношений. Не упомянули о них и журналисты, задававшие вопросы от российских и британских медиа, и весь разговор шел в основном о Сирии. Сергей Лавров отвечал развернуто и образно:

– Вы знаете, чтобы танцевать, нужны, как минимум, двое – хотя нынешняя ситуация в Сирии напоминает не танго, а, скорее, дискотеку, где танцуют несколько десятков человек. Когда некоторые наши партнеры, особенно из числа стран, которые расположены ближе к Сирии, чем Россия или Великобритания, начинают говорить, что только смена режима может решить проблему, у меня возникают сомнения в искренности их заявлений о том, что они хотят помочь прекратить насилие. Мы слышим даже публичные требования вооруженного внешнего вмешательства. Мы знаем, что непримиримая часть вооруженной сирийской оппозиции постоянно получает сигналы не прекращать актов насилия, чтобы провоцировать ответный огонь, вызывать непропорциональную, неизбирательную реакцию со стороны правительственных войск.

Вместе с тем российский министр, пожалуй, впервые с начала конфликта в Сирии заявил, что именно сирийское правительство, главным образом, несет ответственность за происходящее в его стране. Уильям Хейг был этим чрезвычайно доволен, так как сослался на этот вывод Сергея Лаврова несколько раз подряд.

Правозащитники опасаются, что в отношениях России и Запада достигнута негласная договоренность: Москва помогает в решении проблем в Сирии и Иране, а в ответ США и Европа не слишком громко напоминают о проблемах с правами человека в самой России. Говорит Татьяна Локшина, замдиректора московского бюро правозащитной организации "Хьюман Райтс Вотч":

– Тема прав человека часто выпадает из повестки переговоров на высшем уровне. Не хочется усматривать в этом некую тенденцию, раз на раз не приходится, но крайне важно, чтобы в такого рода переговорах обсуждались проблемы политических убийств, прав человека и вопросы эффективного исполнения решений Европейского суда по правам человека.

По словам живущего в Великобритании известного диссидента советских времен Владимира Буковского, для политиков, за исключением редких случаев, поддержание личных контактов гораздо важнее, неких принципов:

– Меня еще в советское время поразило, насколько политические лидеры ближе друг к другу, чем к своим народам. Это большая гостиная, где все друг друга понимают, знают и готовы договориться. А что при этом у кого-то чубы трещат, это их совершенно не касается. И так было даже тогда, когда ракеты были нацелены друг на друга.

С возвращением Владимира Путина в Кремль Запад ищет правильную интонацию в общении с российским руководством, и визит Уильяма Хейга, кроме решения конкретных задач, может быть расценен еще и как пример такого поиска, ведь британец оказался первым среди своих коллег из "большой восьмерки", кто посетил Россию после инаугурации президента.
XS
SM
MD
LG