Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза - о дипломатии Кремля и Сирии


Находящиеся в Сирии международные наблюдатели обвинили в гибели жителей Хоулы правительственные войска

Находящиеся в Сирии международные наблюдатели обвинили в гибели жителей Хоулы правительственные войска

Министр иностранных дел России Сергей Лавров и глава британского внешнеполитического ведомства Уильям Хейг в понедельник, 28 мая, на переговорах в Москве договорились об усилении давления на сирийское правительство с требованием вывести танковые подразделения и артиллерию из населенных пунктов. Международный переговорный процесс интенсифицировался после убийства в Сирии 25 мая 108 жителей населенного пункта Хоула – в основном женщин и детей. В понедельник в Дамаск прибыл международный посланник в Сирии Кофи Аннан.

Владимир Кара-Мурза: В Сирии не менее 33 человек погибли во время обстрела правительственными войсками города Хама: среди погибших семь детей и пять женщин, передает. По данным местных правозащитных движений, обстрел Хамы начался утром 27 мая и продолжился до наступления темноты. Артобстрел последовал за серией атак на блокпосты сирийской армии.
Ранее внимание наблюдателей ООН привлекла деревня Хула в провинции Хомс, где в преддверии визита в Дамаск спецпосланника генерального секретаря ООН Кофи Аннана в понедельник, по словам сирийских правозащитников, армия Башара Асада устроила бойню, в результате которой по меньшей мере 116 человек погибло, а 300 получили ранения.
Накануне Совет Безопасности ООН провел незапланированное заседание по Сирии, в ходе которого осудил массовые убийства мирных граждан. "Члены Совета безопасность ООН осудили в самой жесткой форме убийства, подтвержденные наблюдателями ООН".
"Мировое сообщество, принимающее участие в разрешении сирийского конфликта, должно сфокусировать свое внимание на спасении жизней гражданского населения. Остальные цели должны отойти на второй план", = считает министр иностранных дел Сергей Лавров. Такое заявление он сделал на пресс-конференции по итогам встречи с британским коллегой Уильямом Хейгом.
По мнению министра, далеко не все представители международной арены придерживаются тех же взглядов – многие стремятся прежде всего к смене политического режима.
О том, почему кремлевская дипломатия поддерживает сирийскую диктатуру, мы сегодня беседуем с Владимиром Исаевым, заместителем директора Института востоковедения Российской академии наук и Алексеем Малашенко, политологом, членом научного совета московского Центра Карнеги.
Как, по-вашему, можно воздействовать на сирийский режим с целью прекращения кровопролития?

Владимир Исаев: Видите ли, воздействовать на режимы всегда сложно. Одно из двух: или это будет внешняя интервенция, или какие-то санкции, которые, как правило, не приводят к желаемому результату, как показывает опыт. Внешняя интервенция в данных условиях естественно исключается. А что касается санкций, то пока, во всяком случае на сегодняшний день они, я бы сказал, не дают того эффекта, на которые рассчитывали те страны, которые вводили эти санкции против Сирии.

Владимир Кара-Мурза: Убедительны ли, по-вашему, доводы официального Дамаска, что в деревне Хоула действовали какие-то неизвестные злоумышленники, а не правительственные войска?

Алексей Малашенко: Вы знаете, сидя в Москве, даже сидя в Дамаске, это точно сказать нельзя. Дело в том, что там идет гражданская война, а если идет гражданская война, то все виноваты и все правы – совершенно очевидно. И в данной ситуации, которую мы наблюдаем, естественно, все шишки будут валиться на Башара, тем более, что он это заслуживает. В общем, так или иначе, я считаю, что во всем, что происходит, его вина больше, чем, допустим, оппозиции. Поэтому, когда задают вопрос – кто стрелял? – я думаю, что даже по прошествии многих лет, когда будут написаны книги, созданы фильмы, будут какие-то суды, как было после Югославии, так до конца не будет ясно, кто один-единственный виноватый в этой ситуации, в частности, конкретной ситуации вокруг Хоулы.

Владимир Кара-Мурза: Как вы оцениваете позицию российского МИДа, сможет ли она лечь в основу плана урегулирования?

Владимир Исаев: Видите ли, на мой взгляд, позиция российского МИДа достаточно взвешенная. Последние заявления Сергея Лаврова, нашего министра иностранных дел, говорят о том, что нужна информация из более-менее нейтральных источников. Потому что с одной стороны выкладываются видео непонятного происхождения, а с другой стороны идет полное отрицание того, что было, полное отрицание своей ответственности. Хотя те наблюдатели ООН, которые прибыли на место событий, говорят о том, что явное воздействие есть танковых и артиллерийских снарядов, что вряд ли может находиться в районе Хомса, хотя это сравнительно недалеко от ливанской границы, но танки свободно между Ливаном и Сирией вряд ли так легко смогли бы передвинуться.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, возможно ли в ближайшее время прекращение огня в этом гражданском конфликте?

Алексей Малашенко: Вы знаете, даже за сегодняшний день не вы первый задаете мне этот вопрос, ради бога, не обижайтесь, но я не знаю. Хотелось бы, чтобы этот конфликт был предотвращен, но, честно говоря, в это не верится. Потому что все зашло слишком далеко. Для того, чтобы прекратился огонь, либо должны придти миротворцы тоже на танках, которые бы их разъединили, либо вдруг в припадке человеколюбия все это приостанавливают сами. Они видят кровь, они знают, что 10 тысяч уже погибло, из них 116 человек в Хоуле, они видели убитых детей, и вот вдруг у всех заговорила совесть. Но пока что у всех говорит, во-первых, политика, у Башара говорит чувство самосохранения. Честно говоря, с этой точки зрения его тоже можно понять. На сегодняшний день он фактически не только свой режим защищает, но свою жизнь. Кстати говоря, все эти миссии проваливаются одна за одной, мы же видим, как происходит. Поэтому я сегодня не вижу ни инструмента, ни субъекта со стороны оппозиции или Дамаска, который бы взял и сказал: все, хватит.

Владимир Кара-Мурза: Елена Супонина, востоковед, обозреватель газеты "Московские новости", убеждена, что Кремль тщетно пытается ратовать за международную законность.

Елена Супонина: Российская дипломатия постоянно напоминает, что она не столько поддерживает режим Башара Асада в Сирии, сколько ратует за международную законность и пытается удержать Сирию от гражданской войны. Однако в последнее время знак равенства, который пытается Москва поставить между вооруженной оппозицией и там, что творит режим Башара Асада, этот знак равенства вызывает очень много вопросов. Потому что в любом случае вооруженная сирийская оппозиция не использует тяжелую технику, танки и артиллерию в борьбе с мирным населением. Да, там были вооруженные атаки, за которыми, возможно, стоит "Аль-Каида", были жертвы со стороны гражданского населения в этих терактах тоже. Но все-таки международные наблюдатели подтверждают, что сирийская армия убивает мирных жителей, и это происходит все чаще и чаще. И поэтому здесь линия российской дипломатии нуждается в корректировке.

Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.
XS
SM
MD
LG