Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Нынешний, 2012 год, - год столетия и памяти шведского дипломата Рауля Валленберга, спасшего в годы Второй Мировой войны в Будапеште жизни многих тысяч венгерских евреев. В понедельник, 28 мая, в Москве в Музее и общественном центре имени Андрея Сахарова в рамках недели Рауля Валленберга, проходящей с 28 мая по 1 июня, открылась выставка "У меня нет выбора - Рауль Валленберг, 1912-2012 г.".

Владимир Кара-Мурза: В 2012 году исполняется 100 лет со дня рождения шведского дипломата Рауля Валленберга, который в годы войны спас десятки тысяч евреев Будапешта. Мероприятия в его память проводятся более чем в 45 странах мира.
В помещении общества "Мемориала" прошёл методический семинар на тему "Возможна ли ясность в деле Валленберга?", в Музее-центре Сахарова открылась передвижная выставка Шведского института, названная «Для меня другого выбора нет».
Накануне начальник архива российской контрразведывательной службы генерал-лейтенант Василий Христофоров заявил, что у его ведомства нет никаких причин утаивать от общественности информацию о шведском дипломате. Он отверг утверждения критиков о том, что контрразведка скрывает документы, рассказывающие о судьбе Валленберга. Христофоров заявил, что ни у него, ни у его коллег нет никакого желания приукрашивать деятельность тайной полиции Иосифа Сталина.
Христофоров принимал участие в международной конференции, в которой участвовали исследователи из Швеции, Венгрии, Израиля и России.
"Я думаю, свободный доступ, действительно, необходим, - сказала шведская писательница Ингрид Карлберг. – Они даже не знают, какая у меня есть головоломка, которую можно разгадать, сопоставив информацию из архивов".
Валленберг спас в Будапеште тысячи евреев, снабдив их шведскими дипломатическими документами. В 1945 году его арестовала советская контрразведка. Советский Союз сначала отрицал, что Валленберг находится на его территории, но в 1957 году сообщил, что дипломат умер от инфаркта в тюрьме 17 июля 1947 года.
О том, будет ли раскрыта тайна гибели Рауля Валленберга, мы беседуем с Аллой Гербер, президентом фонда "Холокост", бывшим членом Государственной думы, а ныне членом Общественной палаты, Никитой Петровым, доктором философии, членом правления общества "Мемориал" и Александром Осовцовым, бывшим исполнительным директором Российского еврейского конгресса, бывшим депутатом Государственной думы Российской Федерации.
Убедительно ли звучат утверждения Василия Христофорова, что у Федеральной службы безопасности нет никаких причин утаивать от общественности информацию о судьбе Рауля Валленберга?

Никита Петров: С одной стороны, да, никаких причин действительно нет и по срокам давности, и по тем основам российского законодательства, которое запрещает вообще что-либо секретить, связанное с преступлениями против правосудия и массовыми репрессиями. С другой стороны, ведь для того, чтобы открыть всю правду, всю истину в деле Валленберга, нужна огромная методическая работа с архивным материалом. И здесь я не уверен, что проводится все, что можно сделать по поиску новых документов. Потому что с момента окончания работы российско-шведской комиссии, которая призвана была выяснить и уточнить все обстоятельства дела Валленберга, прошло уже 11 лет, она закончила свою работу в 2001 году. И что же? С тех пор появлялись новые и новые документы, которые проливали дополнительный свет. Например, добавили аргументы в пользу того, что Валленберг умер не своей смертью, а был убит. Прояснилась судьба многолетнего сокамерника Валленберга Вилли Ребеля, немецкого дипломата, который на самом деле был убит, именно поэтому был убит, что сидел с Валленбергом в одной камере. Точно так же можно считать, что есть некоторый намек на то, что и Лангфельдер, конечно же, умер не своей смертью. Потому что вместе с делом на так называемого ликвидированного Ребеля в архивах было дело и на некоего слугу. Кем был слуга, тоже из категории ликвидированных, самим Валленбергом или Лангфельдером, ответа на этот вопрос пока нет.
И так же очень важно сказать то, что на самом деле, если бы не многолетние напластования лжи в советскую эпоху, молчанию в российскую эпоху, дело не было бы таким сложным. Оно сейчас представляется крайне сложным. У российского государства был очень богатый опыт сокрытия правды, конечно же, и у российского общества была крепкая традиция не верить государству. Поэтому сегодня выстраивается масса всевозможных версий вокруг судьбы Валленберга, а твердых и четких доказательств и документов, связанных с его кончиной, кроме записки, которая констатирует некий факт, что заключенный умер, но о причинах в записке не говорится. Так что, я думаю, что работы еще предстоит очень много. И говорить о том, что мы подвели некий итог, реабилитировали Валленберга и все, больше ничего не нужно – это на самом деле очень было бы легковесно.

Владимир Кара-Мурза: Почему, по-вашему, фигура Рауля Валленберга притягивает к себе внимание потомков даже спустя шесть десятилетий после победы?

Алла Гербер: Потому что он был уникальный человек. Он был человек светлейший, редкостных душевных качеств, человеческих, интеллектуальных, гражданских. Такие люди действительно рождаются раз в сто лет. С самого начала, буквально с ранней юности он уже был незауряден. И в том, как он учился, и в том, как он следовал традициям своей семьи, которая, кстати, была наполовину шведской, наполовину еврейской, его дед был еврей, который принял потом лютеранство. Он всегда говорил о том, что у меня такое замечательное сочетание – я и швед, я и еврей. И в том, как он путешествовал, и в том, какой он был архитектор, и как он перестал быть архитектором и стал замечательным бизнесменом. И как он страдал, когда началась война, как узнавал, путешествуя по Европе, что творится в Германии. И сколько он об этом думал, и сколько говорил и писал. И как он не случайно поехал в Венгрию и был секретарем шведского посольства в нацистском Будапеште и начал тогда, рискуя жизнью, спасать евреев, выдавая им дипломатические паспорта шведские. Таким образом спасал. Было более 800 тысяч евреев в Будапеште, осталось 204 тысячи, из них большинство выжило, только благодаря Раулю Валленбергу. Более того, он спас еврейское гетто от уничтожения, он уговорил ведущих нацистских генералов, которым было поручено уничтожить гетто, что им, а уже советские войска подходили к Будапешту, что им грозит расправа, им грозит возмездие, если они не уничтожат гетто. И добился того, что гетто было не уничтожено. Это праведник, он неслучайно назван праведником, неслучайно во многих городах мира ему поставлены памятники.
Неслучайно не только потому, что следующая его история, человека светлейшего, святого, следующая история – это уже страшная история, черные страницы нашей биографии. Когда сначала объявили, что он погиб во время уличных боев, потом Вышинский отвечал, что такого нет, мы не знаем, где он, одновременно писал записки Молотову, что надо быстрее решить судьбу Рауля Валленберга, что было написано Абакумову, который возглавлял КГБ. То есть его хотели как можно быстрее уничтожить. Потом, Никита совершенно прав, бесконечная ложь, связанная с его судьбой. То молчание, то в 57 году выясняется, что он умер от инфаркта. И только в 89 году отдают его личные вещи, его дипломатический паспорт. Действительно шла постоянная ложь, путали, говорили неправду, бесконечные версии. Они потом додумывались, придумывались уже людьми. Потому что он стал почти мифической фигурой. Он был умен, красив, обаятелен. Он был действительно героем, простите, это звучит банально, героем, к сожалению, не нашего времени. В наших время таких людей уже осталось очень и очень мало. Поэтому его не забывают не только потому, что он рискуя собственной жизни спасал евреев, хотя это великий подвиг он совершал, но потому что вся его биография, трагическая потом биография, вместо того, чтобы воздать ему должное, сказать – вперед обратно в Швецию, спасибо вам за все, его хотели уничтожить. А почему? Почему не задается этот вопрос? Почему его хотели уничтожить? Почему его забрали? Почему его схватил КГБ, что он сделал? Говорили, что он был американским шпионом – это я сейчас не буду обсуждать. Наше-то какое дело? Он был, извините, в Германии, может быть он был американским шпионом и работал на Америку, он работал на справедливость. А причем тут мы тогда были? Что нам было до этого, какое дело? Он спасал мир, он ненавидел нацистов, он был героем. Вместо того, чтобы дать звезду героя, его уничтожили, его убили. Это уже наши деяния, которыми мы можем гордиться и по сей день славим то замечательное время.

Владимир Кара-Мурза: Чем, по-вашему, можно объяснить драматическую судьбу Рауля Валленберга?

Александр Осовцов: Драматическую судьбу Рауля Валленберга можно, по-видимому, объяснить несколькими обстоятельствами. Прежде всего то, что советский режим, особенно в конце войны делил уже кругом либо тогдашних потенциальных сателлитов, либо врагов. Очевидно, что в категорию врагов уже попадали и западные союзники, и соответственно, любые нейтралы. Столь же очевидно, что Валленберг по своим взглядам не был ни сателлитом, ни подручным сталинского режима. Таким образом он, безусловно, попадал в категорию врагов. Кроме того, я не думаю, что та антисемитская кампания, которая началась в Советском Союзе, очень скоро после окончания Второй мировой войны была задумана буквально за несколько дней до этого. Уверен, что вождь народов готовился к ней загодя и, соответственно, такой персонаж как Валленберг был ему и его подручным неприятен и в этом смысле тоже. Таким образом, как человека Запада и как человек, не просто способный, но сделавший свой самостоятельный выбор в пользу гуманизма и человеколюбия, тем более помогавший евреям, был неприятен, а возможно, и ненавистен советским спецслужбам со всех сторон, если можно так выразиться, вдвойне, а то и втройне. Поэтому как только он попал в сферу деятельности сталинских спецслужб, его судьба была, по-видимому, предрешена.

Владимир Кара-Мурза: Рой Медведев, писатель-историк, ветеран Великой отечественной войны, считает, что Валленберг разделил судьбу тысяч таких же узников ГУЛАГа.

Рой Медведев: Судьба его последних месяцев или последних недель, сам характер отношения к нему, протоколы допросов неизвестны. Поэтому судьба его до сих пор неизвестна, поэтому идут споры. Ясно, что он был арестован и пропал в недрах Лубянки. Просто он известный человек, дипломат, о нем беспокоится страна. А таких пропавших в годы террора сотни, тысячи, итальянцев, французов, немцев, китайцев, все деятели Интернационала во время Отечественной войны. Многих после победы вылавливали на Западе, отправляли в Советский Союз, судьба их тоже неизвестна. То есть судьба неизвестных людей, пропавших в лагерях ГУЛАГа, исчисляется тысячами, и один из них Валленберг. И то, что о нем заботятся, то, что хотят знать, как он кончил – это заслуживает уважения. А узнать уже вряд ли что-нибудь будет возможно. Так японцев, например, после войны с Японией пропало в Сибири несколько тысяч человек, и судьба их до сих пор неизвестна. Так что это, к сожалению, наследие ГУЛАГа, смерть там часто была незарегистрированной, неизвестной просто, человека хоронили с биркой на руке, с номером и все.

Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG