Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Умирать за Путина не будет никто. И убивать за него не очень много желающих найдется. Будет модель заключения ситуативных сделок и заливания проблем деньгами!"


Путин на встрече с новым правительством Медведева

Путин на встрече с новым правительством Медведева

Михаил Соколов: Россия на прошлой неделе получила, наконец, правительство во главе с Дмитрием Медведевым.
Структура кабинета министров подверглась незначительной перестройке: Минсоцразвития разделили на Минздрав и Минтруд, добавили Министерство по развитию Сибири и Дальнего Востока, разделили Росмолодежь, подчинили Минсельхозу рыбную отрасль…
Состав вице-премьеров и министров обновился на три четверти, как гордо заявляет Медведев, но посты глав многих ведомств заняли прежние заместители.

Главный редактор портала Кремль.орг Павел Данилин перечисляет, как ему кажется, мудрые кадровые решения:

Павел Данилин: Да, действительно, на должностях министров достаточно много замов. Но можно выделить просто грандиозные прорывы, например, это Николай Никифоров, бывший вице-премьер Татарстана, специалист по модным гаджетам и электронному правительству. В Татарстане, в единственной республике, в единственном регионе России создано и работает эффективно «электронное правительство».
Назначение главой Минрегиона Олега Говоруна. Он, безусловно, по сравнению с Басаргиным земля и небо. Аналитический склад ума Говоруна и тот объем информации, который Олег Маркович может держать в голове, может оперативно с ним работать – это просто поражает. Пожалуй, в России сейчас один из лучших регионалистов.
Усилились аппаратные позиции Владислава Суркова, который стал не только вице-премьером, но еще и главой аппарата.
Наличие на посту первого вице-премьера Шувалова не должно никого удивлять. В 2003 году во время выборной кампании в Госдуму была создана так называемая "группа Шувалова", которая на самом деле была прототипом будущего модернизационного проекта, этих четырех направлений. Группа была превращена в целое направление под названием «Национальные проекты», которые курировать стал как раз Дмитрий Анатольевич Медведев. То есть они постоянно работают в связке и то, что Шувалов сейчас будет первым заместителем – это вполне естественно. Никакой слив компромата, по-хорошему это компроматом и не является, в начале года который был слит на Шувалова, не смог поколебать его аппаратных позиций, и это вполне естественно.

Михаил Соколов: Бывший министр финансов и вице-премьер Алексей Кудрин признает технический характер правительства Медведева.

Алексей Кудрин: Это техническое правительство. Большинство людей профессиональны, они пришли с позиций заместителей министров. Как правило, заместители министров – это те самые реальные исполнители и авторы конкретных мер, документов. Поэтому в целом оно, я считаю, профессиональное, но его будущая судьба зависит от готовности проводить реформы, а это уже политический вопрос.

Михаил Соколов: Критик либералов экономист Михаил Делягин считает кабинет Медведева временным:

Михаил Делягин: Правительство Медведева нынешнее – это правительство на время раздумий. Путин понимает, что без власти действительно он превратится в иллюстрацию к замечательному голливудскому фильму "Пираньи", и ему нужна власть. Он видит на опыте Мубарака и прочих, что если он будет продолжать сегодняшнюю политику деиндустриализации, деградации и всех прочих "де", то он идет по тому пути, который ведет его на небо или в ад, в общем ведет на тот свет.

Для того, чтобы не оказаться в положении Каддафи и Мубарака, для этого нужно заниматься развитием. А это значит, что нужно ссориться не только со своими друзьями, которых нужно заменить на других друзей, но для этого нужно еще ссориться с Западом. Потому что любая лампочка, произведенная здесь, отнимает деньги у тех, кто ее импортирует, кто производит ее в Китае, или в Европе, или в Соединенных Штатах Америки.

То есть это очень болезненный выбор, это выбор очень
мучительный, страшный, очень тяжелый. И любой нормальный человек хочет его отложить на потом, оттянуть как можно дальше. И правительство Медведева назначено ровно на то время, пока этот выбор будет откладываться на потом.

Я бы не говорил о путинизме как о чем-то окончательном, он развивается, он совершенно не закостенел, он проявляет жизнеспособность, прости господи.

Насчет того, что Путин пожизненно является президентом Российской Федерации, вы знаете, я готов с этим согласиться, но в этом нет ничего хорошего для Путина. Потому что демократия как раз для того и нужна, чтобы время нахождения у власти не измерялось жизнью и чтобы не было соблазна и не было единственного способа сменить руководство, просто отняв жизнь. Так что это очень печальная для Путина формулировка, если, конечно, она верна.

По составу правительства я увидел, вокруг чего велась подковерная битва. Ведь состав правительства собирались объявлять чуть ли не перед инаугурацией для демонстрации небывалой прочности власти. Ничего подобного не получилось, в последний день объявили и даже не утром. И даже на улицах велась борьба за состав правительства, потому что либеральный клан, что называется, бьет с обеих рук, не только с той руки, которая сидит во власти, но и с той руки, которая на улице.

Много назначений министров, которым я при всей своей критичности могу только аплодировать. Прежде всего Колокольцев. Я приношу извинения перед всеми пострадавшими от демократизма ОМОНа и прочих милицейских органов в последнее время, но Колокольцев – это тот человек, который во время провокации на Манежной спас Москву.

Мне очень понравилось назначение министром господина Белоусова. Это второй случай с 1988 года, когда у нас нормальный министр экономики. Мне очень понравилось опять-таки, что вместо государственной корпорации по Дальнему Востоку - Министерство, а не госкорпорации, потому что министерство – это орган госуправления, а не распила, и назначен Ишаев, который прекрасно там все знает, и так далее.

Конечно, вице-премьерские сливки остались либеральные. Если вдруг Путину по какой-то невнятной и непонятной для меня причине понадобится иметь дееспособное правительство, ему больше не нужно будет копаться в отдельных людях, ему достаточно взять шумовку и снять вице-премьерский слой просто как пену.

Михаил Соколов: Создано правительство, вполне соответствующее нравам так называемой российской элиты – подчеркивает политолог Андрей Пионтковский.

Андрей Пионтковский: Я считаю, что предстоит в той или иной форме, будет ли она мягкой, будет ли она жесткой, ротация 95% отечественной элиты последних 20 лет. Потому что отечественная элита последних 20 лет, что это за элита? Вначале был второй слой коммунистической номенклатуры, первые миллиардеры еще в Советском Союзе носили билеты члена Центрального комитета, Черномырдин и Алекперов. Подтянулись потом более молодые мерзавцы.

Два поколения элиты 90 годов, которые называли себя либералами, и нулевых годов, которые называли себя державниками и идеологически противостояли друг другу, они одинаково не выдержали искушения, соблазна огромных денег, совершенно немыслимых для советского чиновника.

Мельком на господина Шувалова был компромат, даже не компромат, может быть по масштабам российской верхушки не компромат, там, по-моему, на миллиарды не тянуло. Но вы помните, за что был отправлен в отставку президент ФРГ совсем недавно: он 20 тысяч евро у кого-то взял взаймы. Сотни миллионов долларов, которые олигархи дают жене, потом они превращаются в удесятеренные суммы. За это морально расстреливают в любом цивилизованном обществе, а у нас делают первым вице-премьером, а фактически премьером.

Путин никуда не уйдет. И не уйдет он, потому что боится ответственности. Уйди он от власти, и на сайте "Кремль.орг" будут разоблачаться чудовищные преступления режима. Путин это великолепно понимает. Поэтому он совершенно четко нам заявил, что он остается здесь пожизненно, не уйдет он никуда.

Михаил Соколов: Бывшие министры Голикова, Набиуллина, Фурсенко и другие получили должности помощников президента или его советников в кремлевской администрации. По существующим неформальным правилам путинской системы фактически они стали кураторами соответствующих министров и вице-премьеров, определяя стратегию работы. Главный редактор портала Кремль.орг Павел Данилин пытается доказать обратное.

Павел Данилин: Назначение помощниками президента бывших министров, Голикова, Фурсенко, Нургалиев стал зам главы Совбеза, не означает, что эти люди будут напрямую руководить министерствами, что невозможно.

Невозможно по той причине, что должность помощника президента раньше носила формальную роль, по-хорошему, только у Ельцина были сильные помощники. В принципе Медведев начал восстанавливать институт помощников, в частности, Аркадий Дворкович, будучи помощником, сначала играл достаточно значимую роль, затем он институализировался в главу экспертного управления. Именно институализация имеет главное значение.
Например, Лариса Брычева, сохраняющая свою позицию в администрации президента уже десятилетие, она является тоже помощником президента, но при этом она глава Правового управления. Ее значение как специалиста, как конечной инстанции, которая пропускает или не пропускает те или иные законы, она просто грандиозна. Но, естественно, грандиозны ее юридические познания, она является очень ответственным и профессиональным юристом, которому, между прочим, мы можем быть благодарны за многие законы или зарубленные законы, которые в итоге не увидели свет.

Должность помощника по сути может быть ритуальной, а может рассматриваться как одна из ступенек к будущей карьере. Например, Михаил Зурабов, закончив свою карьеру министра, стал помощником президента, а потом стал послом на Украине. То же самое было у Рогозина.
Не надо думать, что эти люди могут реально подменить собой целое министрство – это невозможно просто по той причине, что аппарат, который подчиняется помощнику, это незначительно в управленческом плане. Человек, который на должности помощника попробует рулить министерство, он на самом деле очень быстро либо сойдет с ума, либо перестанет заниматься этими вопросами.

Михаил Соколов: Бывший вице-премьер министр финансов и вице-премьер Алексей Кудрин указывает на центральную роль Владимира Путина в системе.

Алексей Кудрин: Я уже высказался, что это техническое правительство. Я уже говорил о роли премьера. Он мог бы даже в этих условиях выйти за уровень технического правительства, но я на это не надеюсь.
Центр власти, конечно, перешел в Кремль вместе с Путиным. Я допускаю, что Путин мог бы и хотел бы больше конкретной работы отнести к правительству, но вряд ли он отпустит, что называется, вожжи или передаст большие полномочия в силу того, что он как и раньше, так и сейчас привык все через себя пропускать. Как я понял, в этой более напряженной, острой ситуации он не станет этого делать. В других бы обстоятельствах он может быть это сделал, но сейчас он этого не сделает. Поэтому центр там, где он, независимо от тех помощников, которые туда перешли. Они просто непосредственные исполнители, инструменты, но центр там, где Путин.

Михаил Соколов: Путинская структура власти напоминает знакомую советскую схему: Генеральный секретарь ЦК КПСС – аппарат ЦК на Старой площади, нынешняя Администрация президента – и исполнитель команд - Совмин. Кабинет Дмитрия Медведева таков подчеркивает политолог Евгений Минченко.

Евгений Минченко: Где-то пару месяцев назад, когда меня спросили, каким будет правительство Медведева, я сказал, что это будет правительство заместителей министров. Хочу констатировать, что ровно так и произошло.

Я думаю, что модель будет примерно такая, что будет идеологический центр в администрации президента, где собственно направления будут курировать на две трети бывшие министры, и будет собственно правительство, которое технически будет выполнять те задачи, которые будет ставить администрация президента.

И в этом смысле, например, разделение Министерства здравоохранения и социального развития выглядит вполне логичным, то есть было у Татьяны Алексеевны Голиковой несколько замов, был зам по медицине, был зам по трудовым отношениям. Поскольку зама, который бы сочетал и то, и другое, не было, соответственно, есть теперь Министерство здравоохранения и отдельно Министерство труда.

При инерционном развитии событий мы видим, что логика системы – это сохранение высшего элитного слоя, люди могут переходить с поста на пост, в качестве представителей каких-то групп влияния могут появляться новые фигуры, но общий вклад групп в большом путинском политбюро изменится незначительно.

По крайней мере, на данный момент мы видим фактически зарождение группы Медведева как реального игрока, потому что по сути дела длительное время Дмитрий Анатольевич был фигурой символической, в которого было несколько людей, которые ему симпатизировали, некоторые симпатизировали более активно. Но собственно группы Медведева как элитного игрока не было. Вот сейчас мы присутствуем при становлении группы Медведева, которая, естественно, будет пытаться создавать такую большую коалицию вокруг себя, грубо говоря, потенциально «семейная группа», группа Суркова и так далее, те люди, которые будут объединяться.

Хотя, я думаю, что практически все группировки все-таки будут сейчас строить свое поведение по формату двойной лояльности, то есть лояльность и по отношению к Дмитрию Анатольевичу Медведеву, и по отношению к Владимиру Владимировичу Путину. Причем понятно, что лояльность по отношению к Путину все равно важнее.

Насколько временным окажется правительство Дмитрия Медведева? Я думаю, что это зависит исключительно от конъюнктуры. Если ситуация будет развиваться инерционно, то это правительство может работать бесконечно долго, хоть все шесть лет, ситуативно меняться какие-то фигуры, но само по себе распределение сфер влияния между группами будет сохраняться.
На самом деле у нас сейчас есть только одна потенциально проблемная точка – это то, что связано с ТЭКом. Пришел Дворкович на пост вице-премьера, который курирует в том числе и ТЭК. Я так понимаю, его основная задача не столько управление энергетикой, сколько обеспечение новой волны приватизации, о которой нам Дмитрий Анатольевич Медведев всем прямо сказал, выступая перед Государственной думой.

Основным противовесом этой политики будет группа Сечина, которая сейчас технически, инфраструктурно, финансово не готова к этой новой волне приватизации, соответственно, будет пытаться ее каким-то образом затормозить. Я не исключаю, что может быть создан новый большой энергохолдинг под его эгидой, который включал бы в себя несколько энергетических компаний.

Михаил Соколов: Экс-министр финансов и вице-премьер Алексей Кудрин хотел бы большей свободы для правительства России.

Алексей Кудрин: Нужны более четкие разграничения полномочий. У председателя правительства должны быть развязаны руки для проведения определенной политики, для этого избирается председатель правительства. Он не должен, как, кстати, иногда сам Медведев трактовал, что все то, что сказал президент, все должно беспрекословно исполняться правительство. Все-таки правительство должно иметь определенную самостоятельность, свои границы и в рамках их действовать, имея право принимать решения, которые может быть президент не разделяет, но, повторю, в рамках определенных правил.
Сегодня эта конструкция несет в себе элементы неэффективности.

Михаил Соколов: Кабинет оказывается в узком коридоре возможностей, но звучат шапкозакидательские заявления – предупреждает доктор экономических наук Игорь Николаев.

Игорь Николаев: Мы действительно страна без стратегического плана развития. Гораздо более тяжелые проблемы в условиях тех ограничений, обязательств, которые есть, но действительно цены на нефть, смотрите, что в Европе. Особенно посмотрите по отдельным показателям производства: отдельные страны 7,5 в марте, Италия, Испания, Финляндия – минус 6% производства в марте, в целом еврозона 2,2% в годовом измерении. Это же падение внешнего спроса очень мощное, отсюда и падение цен на энергоносители.

Когда говорят, сегодня сплошь и рядом слышно: в российской экономике все хорошо, рубль – все хорошо. У меня вопрос: если все из-за Европы, из-за евро, почему же российский рубль падает не только по отношению к доллару, но и к евро?
Вы можете себе представить сильную экономику и слабую валюту? Такого не бывает на самом деле. Если у вас рубль падает по отношению к евро, значит рынок потенциально оценивает, что российская экономика даже более слаба. А мы слышим каждый день заявления эти: это нас не волнует, у нас все хорошо.

Знаете, в чем печаль: когда все загорится по-настоящему, окажется, что мы были не готовы. Мы повторяем, что мы лучше готовы к кризису, ну да, с огромными возросшими бюджетными обязательствами и со значительно истощившимися резервами.

Новое правительство в таких условиях будет действовать, и ему можно посочувствовать. 1 июля скачок инфляции будет очень мощный. Курс валюты будет давить, а во-вторых, все-таки 1 июля – 15% на газ, 11% на электроэнергию, 6% на тепло. 1 сентября снова 6 на тепло. Мощный толчок инфляции будет дан. Поэтому если говорить о рисках уже ближайших, с чем этому правительству придется столкнуться, значительно возросшие макроэкономические риски и прежде всего инфляция.

Мы сейчас слышали о великом достижении по инфляции в годовом измерении за четыре года, но это же лукавство! Хочется спросить: вы что, не знаете, что через пару месяцев будет мощный толчок и у вас это в истории останется. Что же вы лукавите? Это введение потребителей в заблуждение. Вообще за это в розничном бизнесе штрафуют, а тут вводят в заблуждение население страны: какая низкая инфляция, какие высокие доходы!

Михаил Соколов: В своем докладе "Общество и власть в условиях политического кризиса" руководитель Центра стратегических разработок Михаил Дмитриев прогнозирует, что власти придется столкнуться с запросом граждан на перемены в круге по четкому кругу проблем: – образования, здравоохранения, личной безопасности, ЖКХ:

Михаил Дмитриев: С точки зрения будущего нынешнего правительства, дело в том, что оно сталкивается с практически невыполнимой задачей. Население предъявляет запрос на улучшение очень масштабных институтов, которые распространены по всей стране и с которыми каждый гражданин в массовом масштабе имеет дело.

Проблемы политической системы, возникшие в России в последнее десятилетие, как раз в том и состоят, что хуже всего получалось решать проблемы качества институтов. Потому у населения эти проблемы и выдвинулись на первый план, что все предыдущие правительства в России, начиная с 2000, а может быть и раньше, не дорабатывали в качестве институтов.

Надеяться на то, что правительство Медведева, которое носит чисто технический характер, сможет быстро поправить положение в этих сложных проблемах по всей стране, это очень, скажем так, чересчур оптимистично. Если так, то такое правительство не сможет оправдать ожидания населения, у него скорее всего будут серьезные проблемы и довольно быстро.

Мы по-прежнему видим возможность создания партии большинства, но этой партией не сможет стать "Единая Россия", потому что средний класс крупных городов уже для нее потерян. Среди среднего класса вообще уровень поддержки властей и особенно "Единой России" невысокий. Доверие, как мы видим, возникает только снизу на местах и завоевать его можно только кропотливой работой по формированию нового лидерства и новых взаимоотношений с населением по решению конкретных проблем на местном уровне.

Эти механизмы возникновения доверия мы изучили, и мы увидели много примеров. Например, на выборах в Тольятти, Ярославле и Астрахани "Единая Россия", которая действует сверху вниз, это невозможно, должны быть действия снизу вверх и никак иначе.

Михаил Соколов: Есть большие сомнения в том, что правительство Медведева, способно адекватно отреагировать на вызовы времени.
При этом Дмитриев признает: идет усиление консервативных сил во власти.

Михаил Дмитриев: То, что мы видим – это действительно происходит усиление достаточно консервативных сил. Более того, это усиление мало зависит от того, как сформировано правительство хотя бы потому, что силовой блок традиционно подчиняется президенту, а не председателю правительства. Но самое главное то, что ослабление реакционного, консервативного блока в правительстве может зависеть от внешних факторов, от того, как развивается диалог с оппозицией. И это не только во власти властей, обвинять только власть в том, что она усиливает силовой блок – это не совсем корректно. Это сложный общественный процесс, основанный на взаимодействии сил во власти и вне нее. Если мы этого не понимаем, мы сильно упрощаем ситуацию.

Михаил Соколов: В субботу в Москве прошел съезд "Единой России". Сообщество высшей бюрократии возглавил, играя очередную роль в театре марионеток Владимира Путина, премьер-министр Дмитрий Медведев, который, как замечают эксперты, ни себе, ни партии популярности не добавит.

Майские демонстрации протеста, испортившие инаугурацию Владимира Путина, явно напугали власть. Спектакль в Манеже проходил как в осажденной крепости: огородили барьерами и шеренгами полиции все пространство Манежной площади у Кремля.

Представители "Единой России" в Госдуме успешно выполняют роль парламентской декорации, запуская в ход по приказу со Старой площади свою машину голосования. В первом чтении, несмотря на жесткие протесты оппозиции, были прияты поправки в Административный кодекс, поднимающие штрафы за нарушения на митингах и демонстрациях до сотен тысяч рублей. Фактически хотят ввести норму "больше трех не собираться" - любая массовая прогулка может быть объявлена незаконным сборищем.

Критика скандального законопроекта привела к тому, что советник президента Михаил Федотов объявил, что Совет по правам человека попросит президента Путина наложить на закон вето. За это он поучил от босса высочайшее неудовольствие: мол, обращаетесь напрямую, а не через прессу, - сделал своему советнику выволочку Путин. Теперь Михаил Федотов умеренно и аккуратно призывает к диалогу:

Михаил Федотов: Работа над этим законопроектом, на мой взгляд, предполагает очень активное участие гражданского общества. Вся работа приведет к тому, что по сути дела мы будем иметь не тот законопроект, который был принят в первом чтении, а практически новый закон о митингах и демонстрациях.

Михаил Соколов: Заявив "мне все равно, но закон должен быть качественный", Владимир Путин предложил провести общественное обсуждение законопроекта, уже одобренного в первом чтении. Формально внесший в думу законопроект депутат "Единой России" Алексей Сидякин все понял правильно:

Алексей Сидякин: Посмотрел заявление Удальцова, который вышел из спецприемника и заявил, что он позитивно оценивает итоги прошедшего 6 мая мероприятия. Сразу же возникает вопрос: значит именно этого и хотели, хотели именно такую картинку, по результатам которой и появился этот законопроект.
Протест, который был 6 мая, он не был мирным. Законопроект мне кажется совершенно актуальным, своевременным.

Михаил Соколов: Лидер ЛДПР Владимир Жириновский покритиковал закон, умело превратив дискуссию в фарс.

Владимир Жириновский: Если есть желание улица, отдайте парк Сокольники. Прекрасно, прямо при входе и фонтан, и сцена, и скамеечки. Кто хочет там быть – пожалуйста. Но до сих пор страна закрыта для подобных мероприятий. И тогда это взрывается где-то, тогда экстремисты пользуются недовольством.

Людям нужно общение, людям негде общаться, Москва самый одинокий город. Главная беда России – однопартийный режим. Законодательно закрепить на все времена: ни одна партия не может получить больше 40% мандатов, 10 лет ни один руководитель не может занимать пост, от директора бани до президента.

Накормить не можете людей, и опять ВИП-буфеты, остальные стоят голодные. Там поставьте бутерброды с рыбой, с икрой, всего должно быть много, кофе, ликер. Ничего нет, жалкие сухие бутерброды. ВИП-зона здесь, коммунисты у власти. Пока от них не избавимся. Морозов и Зюганов в одном отделе пропаганды ЦК КПСС сидели.
Я предлагаю нам объединиться только под этим – покончить с однопартийным режимом. У оппозиции нет лозунга, у вас нет национальной идеи. Одна идея, один лозунг, одно движение вперед – покончить навсегда в России с однопартийным режимом, и не будет никаких проблем.
А пока предлагаю Удальцова снова посадить, Навального снова посадить, Яшина, добавить туда Митрохина, Пономарева и Гудкова, снять депутатские полномочия, чтобы они не устроили заварушку.

Михаил Соколов: Коммунисты выступили против. Геннадий Зюганов, как обычно, подверстал к политическому конфликту экономический базис:

Геннадий Зюганов: Главной причиной нарастающих протестов является углубляющийся кризис финансово-экономический, он перерастает в политический кризис. Когда мы изображаем, что у нас положение лучше, чем в Европе и в Америке – это совершенно не так. Мы полностью вмонтированы в их экономику и если там не будет потребности в нашем сырье, мы рухнем к осени, к зиме еще глубже.

В этой связи и власть, перепуганная результатами выборов в декабре, срочно вбрасывает тот закон, который надо было очень обстоятельно проработать со всеми партиями и движениями. Но важно накануне российских праздников заткнуть рот и прежде всего финансовым кляпом.

Кому будут затыкать рот? Недовольны те, кто работает, потому что работающий человек не может себя прокормить. 80 человек из 100 получают в среднем меньше 17 тысяч в месяц. Кто недоволен? Молодежь. Закончило за два года 1800 тысяч студентов вузов и техникумов, на одно рабочее место 17 заявлений, 16 недовольны тем, что они остаются без дела и без работы.
Кто недоволен? Малый и средний бизнес. Задавили тарифами и не в состоянии организовать свое производство. Так что недовольство будет нарастать.

Есть ли выход с помощью такого закона остановить это недовольство? Никакого абсолютно. Поэтому, я считаю, что администрация президента совершенно не учитывает реально обстановку. Тот закон, который вы внесли, носит сугубо провокационный характер. Вы там под диктовку Володина подготовили этот закон. Каким образом вы прописывали этот закон: там написано: любое нарушение – полтора миллиона. Заявил на час митинг, задержал на 20 минут – полтора миллиона. Определил порядок выступающих, нарушил этот порядок – еще полтора миллиона. Вместо часа проводишь митинг час двадцать – еще полтора миллиона. Это и есть провокация самая настоящая.

На наш взгляд, он не только неудачен, это закон, который по сути дела провоцирует граждан. Мы не поддерживали и не можем поддерживать этот закон. Если власть собирается решать проблемы, в том числе преодолевать кризис, организуйте нормальный диалог на стадии обсуждения любой идеи, а потом вносите свои проекты в думу, а не провоцируйте на массовые беспорядки.

Михаил Соколов: Представитель партии "Справедливая Россия" депутат Госдумы Илья Пономарев сослался в своей критике на международные нормы:

Илья Пономарев: Авторы закона постоянно ссылаются на международный опыт. Я принес с собой текст общего соглашения, которое действует для всех стран членов Совета Европы по свободе проведения собраний. Здесь, в частности, написано, что свобода мирных собраний относится к основным правам, и его реализацию следует по мере возможностей обеспечивать без какого-либо регулирования. От желающих собраться не следует требовать получения разрешения на то, чтобы проводить собрания. В законодательстве должна быть четко и недвусмысленно установлена презумпция свободы собраний. Любые ограничения в отношении свободы собраний должны быть пропорциональны. Принцип этой пропорциональности требует, чтобы органы власти не накладывали ограничения, которые существенным образом меняют характер мероприятия. Не следует переносить место собрания на удаленные от центра районы города.

Здесь очень много вещей, которые сказаны относительно защиты прав меньшинства, в том числе то, что проявление раздражения и ограниченного по времени нарушения работы инфраструктур города и других граждан, является сопутствующим фактором проведения массового мероприятия и должно впрямую защищаться законом. Это требование международного законодательства, которое, я напоминаю, превалирует над национальным, и которое мы должны выполнять, которое, безусловно, нарушается предложенными поправками господина Сидякина.

Мы говорим о том, что нынешних мер недостаточно для того, чтобы наказывать за те правонарушения, которые происходят в ходе митингов. Я могу сказать, что все необходимые составы преступления в нашем законодательстве уже есть, более того, они регулярно применяются. Возьмем пример хотя бы Манежной площади и выступления националистов, которые там были. В этой связи возникает серьезное подозрение, что данная конкретная инициатива носит сугубо конъюнктурный характер, а не преследует той задачи, которую ставят перед собой авторы закона.

Реакция должна быть пропорциональная. Мы понимаем сейчас, что, допустим, даже до Москвы санкция максимальная, которая предусмотрена административным кодексом 5 тысяч рублей, уже является существенным фактором семейного бюджета любого москвича, для регионов это уже является на грани запретительного. Как и в случае с повышением налогов, увеличение дальнейшее количества штрафов будет приводить только к тому, что люди не будут платить и вместо этого будут предпочитать несанкционированный характер проведения мероприятий.

Поэтому я полностью присоединяюсь к Геннадию Андреевичу Зюганову. "Справедливая Россия" считает этот закон провокационным по своей сути, дестабилизирующим общество и который приведет к строго обратным последствиям, чем закладывается автором этого закона.

Михаил Соколов: С одной из лучших в своей политической карьере – сатирической – речью выступил на обсуждении председатель партии "Яблоко" Сергей Митрохин:

Сергей Митрохин: Кто в состоянии заплатить из нормальных 95% жителей нашей страны штраф полтора миллиона? Им говорят: так, ты не пикай, ты сиди у своего маленького корыта и не посмей выходить никуда. Вот о чем этот закон. Предложение конструктивное, согласен, повышать штраф, давайте повышать до минимального размера оплаты труда – до четырех с половиной тысяч рублей. Сейчас полторы тысячи, мы в три раза повысим, удовлетворим ваше рвение охранительное. Только не выше, а иначе получается против тех самых 80% граждан России направлен этот закон.

На зарубежный опыт ссылаются. Слушайте, а может быть мы из зарубежного опыта что-нибудь другое сначала позаимствуем, а потом уже это. Например, невозможность в суде полицейскому называть белое черным, а черное белым.

На самом деле будет следующее: эти суммы астрономические такими и останутся, но их снизят, скорее всего снизит Путин, он не подпишет, скажет: нет, это вы завысили. Все будут кричать, какой он либерал, а под сурдинку примут чудовищные нормы, которые сейчас прописали ко второму чтению, включая, я цитирую: установление административной ответственности за организацию имеющего признаки публичного мероприятия массового одновременного пребывания граждан в общественных местах. То есть все гуляния, короче, "больше двух не собираться" здесь написано, иначе будете платить 30 тысяч рублей. Подойдут провокаторы, которые зеленые насаждения повредят, даже бить никого не будут, и вас за это к принудительным работам приговорят.

Кстати, принудительный труд нашей конституцией запрещен, статья 37. Вы запаиваете котел, который стоит на огне давно, а вы все время в нем гайки завинчиваете. Что будет с котлом – все понятно.

В связи с этим предлагаю: как можно скорее стройте новый парламентский центр, на новых территориях Москвы. Вы самое незащищенное здание из всех государственных! У Кремля есть стена, у Белого дома забор, у вас ничего нет. Штурмовать будут вас!

Михаил Соколов: Представители МВД, "Единой России" и штанные политтехнологи из кремлевского пула наперегонки призывали карать нарушителей якобы как на Западе, путая и передергивая факты.
Политолог Марк Урнов предупредил:

Марк Урнов: В том виде, в каком нынешний закон есть, самый чудовищный комплимент ему сказала Ольга Крыштановская – это закон запретительный. Вот в той ситуации, в которой сейчас наша страна находится, этот закон есть некая попытка лечения тошноты путем накладывания пластыря на рот. Что при этом происходит – всем известно.

Михаил Соколов: Проводивший круглый стол вице-спикер Государственной думы Олег Морозов стал раз за разом стал давать слово лишь своим сторонникам и сателлитам. Ушли Геннадий Зюганов и представители эсеров. Очевидная манипуляция вызвала бурный демарш представительниц протестного движения, которые решили, что их позвали для не диалога, а ради гламурной картинки. Политолог Валерия Касамара, телеведущая Ксения Собчак, лидер экологов Евгения Чирикова и блоггер Алена Попова шумно покинули зал, устроив нечто вроде митинга.
Евгения Чирикова заявила:

Евгения Чирикова: Никакого диалога по новому закону не происходит. Слова нам никто не давал. Касательно закона: люди выходят десятками тысяч на улицы – это не экстремисты, как говорит господин Жириновский, они выходят, потому что их что-то не устраивает в государственной системе.

Михаил Соколов: Солировала же телеведущая Ксения Собчак.

Ксения Собчак: В очередной раз всех в одну кучу, что вы все революционеры, вы хотите свергнуть власть. Во-первых, это не так, там действительно самые разные люди с самыми разными взглядами.
Но, к сожалению, люди, которые готовы придти на диалог, которые приходят сюда, которые готовы высказываться, готовы что-то обсуждать, мы встречаем ровно ту же ситуацию, что сидит стайка политологов, которые в одну дуду бу-бу-бу, жу-жу-жу, теория заговора, всегда виновата оппозиция. И при этом у нас диалог, посмотрите, кто с вами сидит.

Вы знаете, чем дальше я во всем этом участвую, это уже вторые подобные слушания, тем больше понимаю, что правы те люди, которые говорят, что даже участвовать в этом невозможно. И по федеральным каналам опять покажут двух политологов, но покажут лицо Чириковой, Собчак, Гудкова, еще кого-то – вот, пришли, посидели. И что? Вот у нас с ними есть диалог.

Что за бред? Это очередная подмена смыслов, которая не имеет ничего под собой. Вопрос об этих штрафах, вы знаете, здесь еще один момент мы забываем. Ведь нам так часто внушают, что все эти митинги – это вы в Москве зажрались, делать нечего и внутри Садового кольца у вас какая-то происходит активность. Но этот закон как раз направлен, на мой взгляд, прежде всего против регионов. Потому что такие суммы для регионов, для людей, которые присоединятся к этому движению, они неподъемны. И я считаю, что это как раз за вуалью того, что давайте здесь обсуждать в Москве, на самом деле направлено на снижение протестного уровня именно в регионах.

Потому что пример Астрахани показал, что несколько тысяч людей за несколько дней какой-то активности, каких-то диалогов с ними готовы выйти на улицы. Понятен уже вектор, вектор – диалога не будет. Меня в это время никто не слышит, а пока только лишают работы, фактически делают мне запрет на профессию.

Михаил Соколов: В результате демарша четырех красавиц Олег Морозов и его свита оказались в полупустом зале, который покинули все телеоператоры, и делали вид, что ведут дискуссию. Впрочем, скандалы карьере - не помеха: на следующий день Олег Морозов был назначен главой Управления внешней политики администрации президента.

Власти полны решимости провести законопроект через Государственную думу до 12 июня. В ответ "Справедливая Россия" собирается организовать длительное обсуждение проекта, предложив до тысячи вполне конструктивных поправок, - сообщил депутат Илья Пономарев:

Илья Пономарев: «Итальянская забастовка» – это наш текущий план, если, конечно, нам не удастся до чего-то конструктивного договориться. Просто этот закон не надо дальше двигать. Первое чтение прошло и все. Кладем его под сукно? и пусть лежит.

Михаил Соколов: Как поведут себя в Государственной думе коммунисты? Геннадий Зюганов ответил в свойственной ему манере.

Геннадий Зюганов: Мы будем категорически голосовать против и считаем, что это безобразие, что партия власти не желает вести нормальный диалог, не желает корректировать финансово-экономическую политику, не понимает происходящих процессов в Европе и Америке, не видит способа выхода из кризиса на пути экономических преобразований.

Михаил Соколов: Полицейские ухищрения вряд ли снизят накал протестного движения, но дальнейшая конфронтация может привести к негативным сценариям развития предполагает глава Центра стратегических разработок Михаил Дмитриев:

Михаил Дмитриев: Реально мы имеем довольно сильный разворот вектора экономического и политического развития страны в сторону модернизации, в том числе и внутри власти. Сторонники модернизации там усилились. Но если митинги перейдут в насильственную плоскость, мы ждем другого поворота событий и скорее сценария политической реакции. Эрозия поддержки властям сохраняется.

Михаил Соколов: Путинский режим лишает парламентского представительства средний класс, имитирует реформы, вводя губернаторские выборы с непреодолимыми фильтрами, игнорирует явный запрос горожан на движение по европейскому пути к правовому государству, в общем - игнорирует реальность. Но власть таким путем может получить новые проблемы. Б

ывший министр финансов Алексей Кудрин предупреждает: мировая рецессия никуда не делась.

Алексей Кудрин: В Европе началась рецессия. События последних нескольких дней по Греции говорят о том, что она будет глубже, что она затронет и другие страны более глубоко, к сожалению, может вылиться в реальный новый мировой кризис. Проблемы для России, в том числе снижение темпов роста, может быть отрицательный рост, они буквально возможны и очень вероятны. Мы получим тоже этот удар от мирового рынка. Это будет детонирующим фактором для развития политических проблем в России. К сожалению, это возможно.

Михаил Соколов: Протестные настроения среднего класса, по крайней мере, в Москве никуда не исчезнут. Их уровень покажет намеченная на 12 июня манифестация – предупреждает политик Борис Немцов.

Борис Немцов: С 6 мая мы живем в новой политической реальности. Происходит стремительная «лукашизация» режима. Никогда не было в нашей стране, чтобы за две недели после инаугурации было омоновцами задержано более двух тысяч человек.

Конечно, Путин сделал ставки на штыки, его главное оружие в борьбе с народом – это омоновские дубинки, судьи басманного правосудия, чекисты-пропагандисты. Народ он боится, считает, что все мы агенты ЦРУ, Моссада, МИ-6. Пусть дальше так считает, чем они глупее, тем быстрее мы победим.

Удивительным образом у нас есть программа, которая всех нас объединяет – это резолюция митингов проспекта Сахарова и Болотной: политических реформ в нашей стране, освобождения политзаключенных, проведения честных выборов парламентских и президентских, отмена политической цензуры в СМИ – в первую очередь, на телевидении, возвращение местного самоуправления, настоящих выборов губернаторов, мэров Москвы и Петербурга, независимый суд, реформа МВД.

Наши активисты, рабочая группа собирается подать заявку на марш 12 июня. Это День России, день свободной России.
"Долой самодержавие, да здравствует парламентская республика!" – вполне подходящий лозунг.

Михаил Соколов: Главной угрозой для Кремля является сегодня возможное соединение морально-политического протеста с потенциальным социально-экономическим, отметил политолог Андрей Пионтковский:

Андрей Пионтковский: В сентябре социальная составляющая протеста регионального станет определяющей. Причем ничего откладываться не будет. Не успел господин Ливанов стать министром нуки, он заявил о сокращении в два раза бюджетного высшего образования.

Михаил Соколов: Не приведет ли потенциальная конфронтация власти и общества это к репрессиям? Андрей Пионтковский дает такой прогноз:

Андрей Пионтковский: Путин человек прагматичный, его политика репрессий дозированная, селективная. То, что необходимо для индивидуальных расправ. Но сейчас наступает очень серьезное время. События 6 мая и после показали, что волна протеста не утихла. Она расширяется географически, социально. И в этой ситуации Путин будет готов прибегнуть к любым репрессиям.

Но массовых репрессий в нашей стране не будет, потому что для массовых репрессий нужно очень много исполнителей, а внутри силовых структур отношение к власти, к клептократии, к пахану довольно критическое, читайте доклад Филатова, бывшего замкомандира "Альфы". Поэтому умирать за Путина не будет никто, и убивать за него не очень много желающих найдется.

Михаил Соколов: Политолог Игорь Минченко видит угрозы, и потому дает полезные советы Кремлю.

Игорь Минченко: Главный риск в связи с закручиванием гаек связан с тем, что мы уже этой осенью рискуем столкнуться с протестом уже социальным, а не политическим. И этот протест будет локализован уже не в столице, а в провинции. Там уже всегда гораздо сложнее организовывать акции воздействия. Яркий пример – это, что происходило в Лермонтове, где местный ОМОН отказался разгонять протестующих, потому что они всех лично знают.
Разговоры о том, что будут использованы части и разных регионов – это может быть, но замучаются их перебрасывать. Если речь идет об использовании, как некоторые коллеги пугают, ОМОНа из Чечни, я думаю, к подобного рода риску никто прибегать не будет, потому что использование подобного рода методов, скорее всего, спровоцирует межнациональные столкновения.

Поэтому я думаю, что воли к закручиванию гаек нет. Будет модель заключения ситуативных сделок и заливания проблем деньгами.

Михаил Соколов: Идея Евгения Минченко как можно скорее инкорпорировать хотя бы часть политической оппозиции во власть, например, через свободные без фильтров выборы губернаторов и мэров, вполне актуальна для Кремля.

Европейский кризис может привести к падению цен на сырье, а, соответственно, падению доходов российского бюджета, сидящего на нефтяной игле, предупреждают эксперты. Невыполнение завышенных социальных предвыборных обещаний и уже взятых Путиным на себя обязательств может стать детонатором для акций протеста экономического характера.

Во внешней политике Владимиру Путину надо было бы сделать все, включая прямые кредиты Греции, чтобы эта страна не вышла из зоны Евро, спровоцировав новый виток мирового кризиса, а с ним и протестную волну в России.

Но как грустно резюмировал один вполне лояльный режиму эксперт, в Кремле не понимают собственных интересов, самоуверенность и надежда на то, что внутри странный опять кривая вывезет и закрепленные за нулевые годы антизападные инстинкты Путина и его окружения резко снижают шансы на спасительный для власти сценарий.

Перед выборами мэра Красноярска среди кандидатов от оппозиции разгорается скандал с взаимными обвинениями и судебными исками.

Рассказывает специальный корреспондент Радио Свобода Виталий Камышев.

Виталий Камышев: Бывший кандидат в президенты, миллиардер Михаил Прохоров обратился к претендентам на пост мэра Красноярска от оппозиции с предложением провести так называемые «народные праймериз», на которых выявить «сильнейшего», который станет единым кандидатом на выборах главы краевого центра (они состоятся 10 июня). Начались консультации кандидатов.

Почти одновременно с сенсационным заявлением о действиях кандидата на пост мэра Красноярска Александра Коропачинского от «Справедливой Росси» выступил на специально созванной пресс-конференции выдвинутый в мэры Красноярской городской организацией КПРФ Михаил Осколков

Михаил Осколков: Некто Коропачинский договорился с крайкомом Коммунистической партии о том, что он платит миллион долларов за снятие меня с выборов. За что снимают и почему – никто мне не мог объяснить.
Когда я был в Москве у Зюганова Геннадия Андреевича, Геннадий Андреевич был очень рад, что Коммунистическая партия нашла достойного кандидата. По нашей социологии я занимаю второе место.
Я иду на должность главы города для того, чтобы навести порядок. Мне приходится наводить порядок сперва в Коммунистической партии, и с этим я тоже справлюсь.

Виталий Камышев: Всего за день до этого Михаил Осколков сидел рядом с выдвиженцем партии "Справедливая Россия" бизнесменом Александром Коропачинским на совместной пресс-конференции - они оба критиковали основного конкурента, исполняющего обязанности мэра Красноярска единоросса Эдхама Акбулатова за использование административного ресурса.

Первый секретарь Красноярского крайкома КПРФ Петр Медведев объясняет:

Петр Медведев: Есть устав, есть программа каждой партии. Мы никогда не позволим себе, чтобы даже выдвинувшегося кандидата, если он будет игнорировать позицию КПРФ и привлекать людей, которые компрометируют, типа Собчак и прочих, мы с таким кандидатом, даже не задумываясь, расстанемся.
У нас в уставе есть четкий параграф: если мы выдвинули, мы имеем полное право и отозвать кандидата.

Виталий Камышев: Незадолго до скандала директор красноярского «Центра гражданских практик» беспартийный Михаил Осколков побывал в Москве – там он посетил лагерь оппозиции на Чистых прудах и пообщался с Ильей Яшиным и Ксенией Собчак.

В субботу 26 мая пленум Красноярского горкома КПРФ принял решение об отзыве кандидатуры Михаила Осколкова.

Александр Коропачинский все обвинения в свой адрес отвергает. И он, и лидер красноярских коммунистов Петр Медведев заявили о том, что подадут на Осколкова в суд.

В свою очередь, Михаил Осколков сдаваться не собирается - готовит заявление в прокуратуру и обращение, адресованное Геннадию Зюганову.

Тем временем в минувшие выходные в Красноярск действительно приехала Ксения Собчак, которая, однако, заявила, что ее визит «носит исключительно деловой характер, связанный с проведением авторского мастер-класса «Ксения Собчак — это бренд» и никак не связан с предвыборной кампанией, которая сейчас проходит в городе».

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG