Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политолог Игорь Клямкин - о новой конституции РФ


Игорь Клямкин

Игорь Клямкин

Вице-президент фонда "Либеральная миссия", доктор философских наук Игорь Клямкин считает вопрос пересмотра конституции 1993 года ключевым для проведения политики реформ. Какой должна быть новая Конституция России?

- Специалисты спорят о том, нужно ли менять всю конституцию России целиком, что предполагает определенную процедуру - созыв Конституционного собрания, или менять лишь отдельные части, а именно, ту часть, которая касается распределения полномочий между различным ветвями власти. Если будет изменена та часть, которая касается распределения властных полномочий, этого было бы, в общем-то, достаточно. Сейчас все эти полномочия замкнуты на президента, фактически он контролирует все ветви власти.

- Как же быть с утверждением о том, что сильная президентская власть - стержень, основа государственного развития России, и это обусловлено тысячелетней традицией?

- Президентская модель, которая у нас сложилась, в отличие от того, что делали некоторые монархи и некоторые генсеки, не способна обеспечить развитие и модернизацию. Это ведет к тому, что бюрократическая вертикаль власти обслуживает собственные, частные, корпоративные интересы, а развитие страны обеспечить не в состоянии. От этой традиции придется отказываться. В этом отношении действительно предстоит осуществить революционный поворот. Те вызовы, которые перед Россией сегодня стоят, такого изменения требуют, потому что, сохраняя самодержавные традиции, двигаться вперед нельзя.

- Утверждают, что вертикаль власти обеспечивает прежде всего единство России. Владимир Путин многократно ставил себе в заслугу то обстоятельство, что исчезла угроза распада России. Даже либерально настроенные эксперты говорят, что изменение конституции чревато тем, что распадется Россия. Вы видите такую опасность?

- Риски существуют и при сохранении нынешней системы. Уже сейчас мы видим, каким образом обеспечивается это единство, - за счет того, что некоторые северокавказские республики, прежде всего Чечня, существуют в составе России за счет дотаций, которые Москва платит за их пребывание в составе России. Это своего рода "отложенный распад". Уменьшатся доходы центра от продажи ресурсов, меньше будет денег у Москвы, меньше будет возможностей оплачивать эти режимы - и сепаратизм снова даст о себе знать.

Так что нынешняя конструкция в стратегическом смысле не способствует сохранению единства. Сохранится ли это единство после изменения властной конструкции - не гарантировано. Но это не гарантировано и при нынешней системе, которая не обеспечивает развитие и не способна его обеспечить, потому что при той властной конструкции, которая замкнута на одного человека и предполагает опору этого человека на бюрократическую коррумпированную вертикаль, а другой опоры у него нет, в конечном счете ведет к разложению государственного организма. Выбор не между распадом и не распадом, выбор между развитием и деградацией.

Дело еще и в том, как мы хотим менять эту конституцию. Очень важно, какую конструкцию предлагать взамен той, что есть. Наиболее распространенный вариант, наиболее модный, я бы сказал, - переход от президентской формы правления к парламентской. Если при президентской форме воспроизводится самодержавный способ правления, то надо отказаться от президента вообще и перейти к парламентскому способу правления. Эта модель для России не годится. Она модная, есть соблазн сделать все наоборот, и тогда все пороки нынешней системы якобы исчезнут. Я думаю, что это не так. Есть исторический опыт, который свидетельствует: и при парламентской республике, когда ключевой фигурой является премьер-министр, вполне возможно возрождение самодержавных тенденций. У нас слабые партии, с полярными идеологическими ориентациями. Возникает перспектива, что они просто не смогут сформировать правительство. При отсутствии баланса в виде президентской власти не исключено, что Россия будет обречена на бесконечно повторяющиеся парламентские выборы.

- Тогда какая модель вам представляется наиболее удачной для страны?

- Смешанная модель, в которой существует и президент, и премьер-министр, но при этом из полномочий президента должна быть изъята функция определения основных направлений внутренней и внешней политики, немотивированного роспуска Госдумы, ему должна быть отведена функция гаранта конституционного строя. Практически - ответственность за правопорядок. А правительство формируется по итогам парламентских выборов. И ответственно оно перед парламентом.

- Известно, что федеративная модель государственного устройства с национальными автономиями в современном мире переживает кризис. Россия отчасти устроена именно так, хотя это, по сути, не федерация, поскольку многие полномочия территорий переданы центру. Нет ли опасности, эта пусть и неэффективно устроенная государственная модель просто-напросто рухнет в том случае, если будут пересматриваться законы?

- Я не знаю, почему она должна рухнуть. Те страны сильны и жизнеспособны, которые способны обеспечивать развитие, а не гарантированный застой.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте нак странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG