Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Спортивный журналист Юлий Семенов - о матче за звание чемпиона мира по шахматам


Вишванатан Ананд (справа) и Борис Гельфанд

Вишванатан Ананд (справа) и Борис Гельфанд

В Москве 30 мая определится победитель матча за звание чемпиона мира по шахматам. Отобрать этот титул у действующего чемпиона, индийца Вишванатана Ананда попытается Борис Гельфанд из Израиля. По итогам 12-ти классических партий в матче была зафиксирована ничья. 30 мая Ананду и Гельфанду предстоит сыграть тай-брейк – четыре партии в быстрые шахматы. Если и они не выявят победителя, будут сыграны пять блиц-матчей (с пятиминутным контролем времени). И, наконец, если и здесь счет будет ничейным, гроссмейстеры сыграют решающую партию, в которой белым дается пять минут на обдумывание ходов, а черным – четыре. При этом белым требуется победа, а черных устроит ничья. Матч за звание чемпиона мира по шахматам впервые проходит в Третьяковской галерее.

О шансах претендентов на шахматную корону и о перспективах роста популярности шахмат в мире говорит ветеран российской журналистики, шахматный обозреватель Юлий Семенов.

– Кто перед началом этого матча считался его фаворитом? Изменились ли ставки после 12 основных партий?

– Понятие "фаворит" предполагает серьезные преимущества одного из участников матча, и я бы не стал называть кого-либо из них фаворитом. Большинство специалистов считали, что больше шансов у Ананда – он имеет большой опыт матчей, Гельфанд же впервые возвысился до такого уровня. Но, на мой взгляд, матч показал равенство сил. Больше того, мне кажется (я основываюсь здесь на мнении специалистов), что с точки зрения энергетики, творчества, поиска Гельфанд был интересней. Ананд был какой-то не слишком яркий. Может быть, его разбудят быстрые шахматы.

– В последние годы среди обывателей бытует мнение, что матч за звание чемпиона мира по шахматам – довольно скучное зрелище, в первую очередь, из-за того, что большинство партий заканчиваются вничью. Можно ли сказать, что в последнее время интерес к чемпионским матчам упал?

– Можно, но для этого надо понять, в чем дело. Вы знаете, кто виноват в этом? Компьютер! Сейчас шахматистам высокого уровня нужны не столько творчество, фантазия, сколько нужна память. Потому что с помощью компьютера проанализированы не только дебютные варианты до конца 20-х ходов, но и многие миттельшпильные схемы. А раз так, то у партнеров всегда есть ресурсы для того, чтобы балансируя, добиться, по крайней мере, ничьей. И вы правы, в этом отношении интерес к шахматам снижается. Правда, прослеживаются попытки сделать их более интересными – усилить спортивный момент, отсюда и принцип плей-офф при отборе претендентов, отсюда быстрые шахматы и, в конце концов, блиц. Я не припомню прежде случаев, когда бы судьба звания чемпиона мира решалась в партии с укороченным контролем или блиц-партиях! Я помню матчи Каспарова, я помню даже матчи Ботвинника. Они были длинными, серьезными. И, во всяком случае, если ничья была результатом матча, чемпион просто оставался чемпионом. Но шахматисты и организаторы сейчас зашевелились, потому что нужны спонсоры, нужно внимание аудитории. Я обратил внимание, что пресса очень вяло освещает этот матч. Такие вещи как проведение матча в картинных галереях, музеях – это правильный ход. Следующий турнир претендентов за звание чемпиона мира будет идти уже по круговой системе, и в нем будут участвовать сильнейшие из талантов следующего поколения. Смена поколений, грядущая в шахматах, на мой взгляд, должна поднять интерес к ним.

– Где в этом процессе смены поколений находятся российские шахматисты? Почему их нет в финале?

– Во-первых, Гельфанд – это все-таки представитель российской шахматной школы. В финале отбора он бился с Грищуком – другим российским шахматистом. Я могу назвать шахматистов, которые, на мой взгляд, в ближайшие годы будут претендовать на звание чемпионов мира – это Аронян, Грищук, Корякин, голландец, можно сказать, индийского, а как шахматист российского происхождения – Аниш Гири, не говоря уже о Крамнике и других шахматистов. Пока нам рано посыпать голову пеплом, но, конечно, работать с детьми, с молодежью в стране надо более усердно.

– Ваша ставка в финальном противостоянии – Ананд или Гельфанд?

– Я не буду называть фамилий. Может быть, небольшой перевес по опыт у Ананда, который, конечно, никогда не допустил бы такого ляпа, как Гельфанд в 8-й партии, когда он проиграл 17 ходов. Но могу сказать по-другому: кто бы ни победил в этом матче, царствовать он будет недолго. Смена поколений и смена чемпионов грядет совсем скоро.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG