Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
С 1 июня две крупнейших экономики – Японии и Китая – переходят на прямой обмен своих валют без пересчета в доллары. На валютных рынках Шанхая и Токио будет производиться непосредственный обмен китайских юаней на японские иены и обратно.

Что бы это значило? На этот вопрос Радио Свобода отвечает директор Центра стратегических исследований Китая Алексей Маслов:

– В целом Китай переходит на политику постепенного отказа от доллара. Эта тенденция была объявлена еще в 2009 году. Первый раз в крупном масштабе это все было реализовано на примере торговли между Россией и Китаем, когда торги идут напрямую между рублем и юанем без посредства доллара. Сейчас Китай распространяет эту практику. В чем суть проблемы? Дело в том, что Китай еще несколько лет назад объявил, что к 2011 году, то есть, грубо говоря, год назад, юань должен был стать свободно конвертируемой валютой. Но потом этот лозунг был снят, потому что все оказалось не так просто. Китай пошел другим, нестандартным, но очень грамотным путем. Он постепенно так укрепляет юань в качестве единой азиатской валюты, что даже без формального объявления его свободно конвертируемой валютой, юань по сути начинает являться тем средством расчета, который признает вся Азия.

– Он заменяет доллар сейчас в Азии?

– Да, прежде всего, в Азии. Здесь самая главная проблема была в отношениях с Японией. Потому что азиатской валютой долгое время являлась иена. Сейчас японская экономика во многом зависит от китайской. Например, многие компоненты и, более того, полное производство многих японских фирм находится именно на территории Китая. За счет поддержания относительно низкой цены японские товары остаются конкурентоспособными, несмотря на огромные зарплаты внутри самой Японии. А Китай получил очень мощные средства для переговоров с японцами, чтобы вынуть доллар из взаиморасчетов. Это, на мой взгляд, самый серьезный шаг по превращению юаня в свободно конвертируемую валюту. Юань является устойчивой валютой, безусловно. Иена во многом привязана к доллару. И вот, вынимая из взаиморасчетов долларов, иена оказывается больше привязана к юаню, нежели к доллару, и тем самым идет укрепление иены. Так что это выгодно обеим странам. Вопрос в другом. В том, что это очень серьезный удар в целом по США, потому что именно через долларовый контроль США во многом может контролировать и восточноазиатские рынки. Мы, конечно, должны ожидать резкого ответа США. В целом надо понимать, что если брать в глобальном плане, речь идет о том, что Китай сделал еще один шаг в переподчинении себе не только азиатских финансовых рынков, но и мировых. Во-вторых, то, что Китай в скором времени действительно выведет юань на уровень свободно конвертируемой валюты.

– Эксперты называют разные сроки. Кто-то говорит о 5 годах, кто-то – о 10. Какие у вас ощущения?

– Есть заявления китайского руководства, которые, так или иначе, повторяются. Китай сейчас говорит о 2020 в качестве потенциального года. Но мы должны понимать, что все это может произойти и раньше или не произойти вовсе, потому что Китай во многих вещах идет абсолютно нестандартным путем. Мы ожидаем обычно формального объявления юаня свободной конвертируемой валютой, но Китай может сделать так, что привяжет рынки настолько, что это может случиться без всякого объявления.

– А Китай до сих пор остается самой быстро развивающейся экономикой в мире?

– Да, если брать по совокупности факторов. Если брать ВВП в абсолютных цифрах, то есть в деньгах, то Китай – самая быстро растущая экономика мира.

– Некоторые экономисты предсказывают, что к 2030 году Китай будет доминировать на мировой арене, напоминая США 70-х годов ХХ века. Согласны с такими предсказаниями?

– Не совсем, потому что ситуация заключается в том, что нельзя исходить из тезиса о доминировании Китая, только исходя из того, что Китай растет. Ситуация в мире изменяется, потому что, учитывая ввод в действие новых форм энергоносителей, будет заметно изменяться мировой рынок. Это повлияет и на Китай. Если же брать чисто линейное ускорение, и если темпы сохранятся такие же, как сегодня, то Китай будет доминировать, может быть, и раньше, чем к 2030 году.

– Когда начнут сбережения накапливать в юанях?

– Так уже начали. Многие жители российского Дальнего Востока держат свои накопления в юанях, в китайских банках. Это облегчается тем, что из любого установленного банкомата можно получить свои накопления. Я знаю целые города, например, Торонто, граждане которых переводят свои сбережения в юани. Процесс уже начался. Пока он необширен, потому что доллар и евро – это, помимо всего прочего, разрекламированные валюты. Я полагаю, что сложно назвать общие цифры, потому что в России, например, это все серьезно скрывается – граждане не любят публиковать свои доходы. В целом же, полагаю, что буквально через 5-6 лет перевод своих сбережений в юани резко усилится, причем не в странах с развитыми экономиками, например, в США, в Канаде или в Европе, а в странах с переходными экономиками. Могу предположить, что это будет происходить в Белоруссии, на Украине, части России, в странах Восточной Европы и т. д.

– Люди в Юго-Восточной Азии уже давно пользуются юанем как валютой, в которую можно вкладывать?

– Не только вкладывать. И в Корее, и даже частично в Японии вы на рынках можете расплатиться юанем. Это, конечно, не совсем законно, но это реальный оборот. Потому что те же самые юани можно свободно поменять в любом обменном пункте. Для этих стран юань давным-давно уже превратился в свободно конвертируемую валюту.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG