Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
50 лет назад, 1 и 2 июня 1962 года, в Новочеркасске были жестоко подавлены протестные выступления против резкого повышения цен на продукты. 2 июня активисты партии "Яблоко" почтили память жертв Новочеркасского расстрела. Они возложили цветы к Соловецкому камню на Лубянской площади в Москве.

Волнения в Новочеркасске были из ряда вон выходящим событием в привыкшей к покорности стране. Все началось с забастовки на Электровозостроительном заводе, где понизили зарплату, – на фоне увеличения цен на продукты питания на 25%. Рабочие и горожане вышли на улицы с лозунгами "Мяса! Хлеба! Молока!" По толпе был открыт огонь. Тела погибших родственникам не выдавали, их тайно хоронили в других городах. Позже семеро были приговорены к расстрелу. Более сотни получили сроки заключения до 15 лет.

Среди пришедших к Соловецкому камню – зампред московского "Яблока" Галина Михалева. По ее мнению нынешняя власть не извлекла уроков из новочеркасской трагедии:

– Когда наш президент с гордостью заявляет, что он чекист, это свидетельствует, что он, видимо, восхищается этими временами. Обратите внимание на последние шаги по закручиванию гаек, которые делает наше государство. В первую очередь я имею в виду всю так называемую политическую реформу, от которой все ждали либерализации, а обернулась она совершенно другим. Вот 5 июня будет уже второе чтение Закона о митингах, который делает совершенно невозможным любые выступления граждан и агитацию за эти выступления. Это показывает, что власть взяла курс на усиление давления на общество. Такое поведение очень опасно. Это все равно, что закрывать крышкой кастрюлю с кипящей водой, – уверена Галина Михалева.

В Советском Союзе информацию о новочеркасских событиях замалчивали, и все же она просачивалась. Но не все хотели обладать этим знанием. Член партии "Яблоко" Галина Егорова признается:

– Когда ко мне приехали и сообщили о случившемся, я не поверила и даже попросила не вдаваться в подробности, прервала этот разговор. Ведь до того я жила в этом городе и училась в Новочеркасском политехническом институте. Я подумала, не может быть в таком городе расстрел. Там патриархальные нравы, там доброжелательные люди, там даже дворянство уцелело. Там жила моя тетя – дочка царского генерала. Поэтому я подумала, что произошли какие-то незначительные вылазки. Разумеется, сейчас я оцениваю все иначе, – сказала Галина Егорова.

А теперь слово соратнице Галины Егоровой Людмиле Писаревой:

– В 1962 году я была еще совсем юной, но хорошо помню то время. Официальная пропаганда старалась исказить правду, но она стала известна благодаря так называемому "кухонному радио". Это событие всех потрясло, во всяком случае, в Москве и в других больших городах. Быть может, в отдаленные места доходили только глухие и искаженные отголоски. Мы же знали обо всем более или менее достоверно. Люди, причастные к подавлению восстания, не держали все это в себе, доносили правду до близких и знакомых. И общее напряжение в стране тогда довольно сильно возросло. С продуктами питания возникли проблемы, стало не хватать даже хлеба. То, что демонстрацию разогнали, такая реакция партии и правительства никого не удивила и даже не очень возмутила. Потрясло, что столько людей погибло, и потом еще эти приговоры к смертной казни. Вот это самое ужасное было. Ну ладно бы, их просто посадили… – говорит Людмила Писарева.

Про приговор сообщения в газетах были одной строкой, но все же они были. Объяснение следующее – за то, что они создали противозаконную ситуацию, что они провокаторы. Сейчас мы сталкиваемся с чем-то очень похожим.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG