Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владислав Наганов – о Доброй Машине Правды


Председатель правления Фонда поддержки развития институтов гражданского общества "Конструктивный проект" Владислав Наганов

Председатель правления Фонда поддержки развития институтов гражданского общества "Конструктивный проект" Владислав Наганов

29 мая Алексей Навальный объявил в своем блоге о том, что "поехала Добрая Машина Правды". О том, что это за Машина и как она будет работать, РС рассказал один из её "водителей", председатель правления Фонда поддержки развития институтов гражданского общества "Конструктивный проект" Владислав Наганов.

– Кто придумал концепцию соревнования двух машин: Добрая Машина Правды противостоит Злой Машине Пропаганды? И как будут бороться эти машины?

– Это идея Алексея Навального: Машина Правды противостоит государственной машине пропаганды. Проект поэтапный. В первую очередь, был открыт инвентаризационный сайт, на котором аккумулируются анкетные данные и предпочтения по видам активности людей, которые желали бы внести свой вклад в то, чтобы донести правду до той части общества, которая не пользуется интернетом. Прежде всего, речь идет о борьбе с влиянием телевизионных каналов, с потоками лжи, которые льются с телеэкранов, с грязью, которая ежедневно появляется в печатных СМИ. На этом сайте существует возможность выбрать виды активности, связанные с ведением агитации в оффлайне или онлайне. Они распределены по рубрикам. Каждый желающий может зарегистрироваться на сайте, используя свой аккаунт в любой из социальных сетей, после чего выбрать те виды активности, которыми он хотел бы заниматься. Мы увидим, какое количество людей чем готово заниматься и обдумываем конфигурацию и дальнейший механизм наших действий.

– Получается что-то типа социологического опроса?

– Это, скажем так, база данных, которая в дальнейшем позволит понять, какие виды активности наиболее популярны. Кто-нибудь больше хочет распространять листовки, кто-то хочет просто пожертвовать деньги. Третий хочет придумать какие-то ролики, записывать их или просто агитировать на улице. Там 126 видов активности, соответственно, каждый может выбрать то, что ему по вкусу, и мы потом увидим, какие виды наиболее популярны. Исходя из этого, будем определять дальнейшую стратегию.

– Сайт существует уже несколько дней, сколько человек зарегистрировались, если не секрет?

– Не секрет – 30 тысяч.

– Была такого же рода инициатива – сбор подписей под письмом "Путин должен уйти", которое появилось в интернете в марте 2010 года. С 10 марта 2010 года по сегодняшний день собрано 135 тысяч подписей. Может быть, это и есть реальная цифра сочувствующих протестам, и на вашем сайте, в конечном счете, будет примерно столько же?

– Я уверен, что гораздо больше. Речь идет о сотнях тысяч человек. Когда мы ввели сайт в строй, на него обрушалась мощная DDoS-атака, которая парализовала работу больше, чем на сутки, и когда мы ее отбили, темп регистрации составлял примерно тысячу человек в час. Этот темп сейчас примерно выдерживается. Естественно, он будет снижаться, но в целом рассчитываем, что процесс регистрации будет постоянным.

DDoS-атаки прекратились?

– Не прекращаются, просто мы смогли наладить эффективный механизм по борьбе с ними, и теперь их влияние не оказывает серьезного эффекта на работоспособность сайта.

– Алексей Навальный говорил, что хотел бы 50 миллионов человек охватить агитацией Доброй Машины. Честно говоря, не верится, что такое возможно.

– Это вполне реально, учитывая, что уровень общественного протеста повышается с каждым днем. Проект изначально развертывается в интернете, но цель его выйти в оффлайн, и там предусмотрены виды активности, которые обеспечивают агитацию среди той аудитории, которая не пользуется интернетом. Поэтому, когда агитационная деятельность достигнет своей цели, допустим, через полгода-год, я уверен, что 50 миллионов человек окажется достаточно реалистичной цифрой: они будут точно знать ситуацию в стране. По крайней мере, попробуем донести информацию до них.

– По последним данным Левада-центра, Путину сейчас доверяют 37%, а Медведеву 25%.

– Это 37% людей, с которыми мы еще не поработали. Как только они узнают правду о том, что происходит в стране, естественно, они перестанут доверять и Путину, и Медведеву. Наша задача обеспечить, чтобы это получилось как можно быстрее.

– Путин у власти уже 12 лет, и трудно поверить, что эти люди не знают правды. Может быть, просто их всё устраивает?

– Среди сторонников Путина, когда они голосовали за него на последних выборах, в основном превалировали негативные настроения. Когда их просили пояснить мотивы своего голосования за Путина, они говорили, что просто не видят ему альтернативы, не знают, кто мог бы быть лучше. Да, все плохо, но, по крайней мере, при нем стабильно. А кто может ему противостоять, кто может быть лучше? Вот в это искусственно суженное поле нужно вторгнуться и как следует его разворошить, потеснить правдой. И когда мы это сделаем, они поймут, что да, Путину есть альтернатива. Есть люди, которые могут предложить что-то реальное, что-то, что будет эффективнее бездарной экономической и внутренней политики действующей власти. Мы должны донести правду до людей, объяснить, что их жизнь была бы действительно лучше, если бы из двух триллионов долларов нефтегазовых доходов, что поступили в страну за 12 лет, не четверть, а все бы поступили в экономику, мы бы сейчас жили в абсолютно другой стране, с другим уровнем экономического развития, а также с реально правовым государством, цивилизованной судебной системой, эффективными правоохранительными органами и без такой чудовищной коррупции. Соответственно, мы должны объяснить людям, кто виновен в том, что ситуация обстоит именно так. Когда они поймут и свяжут свои надежды с перспективными политическими фигурами, тогда-то и изменятся общественные настроения.

– Власть, между тем, не дремлет. Закон о митингах, возможно, затронет и активность в интернете. Николай Патрушев говорил в интервью "Коммерсанту" о том, что темные силы действуют из-за рубежа на россиян через социальные сети. Эксперты предсказывают, что в интернете попытаются ввести цензуру. Думаете, эта опасность серьезна?

– Опасность, конечно, есть, и есть желающие завернуть гайки потуже. Но, естественно, это им не удастся. Интернет – это международная сеть. Если Россия попытается применить ограничения по тому типу, что существуют в Иране, то возникнет международный скандал, который потрясет сами основы существования нынешней власти. Китай может себе это позволить, поскольку у них руководители не хранят миллиарды долларов на счетах в оффшорах, а у нас хранят, у нас дети элиты учатся в Лондоне и в Швейцарии. Соответственно, есть существенные рычаги давления, в частности, объявление их персонами нон грата и тому подобное. Поэтому не думаю, что какие-то реальные ограничения в интернете мы увидим в ближайшее время.

Хотя, конечно, опасность в том, что будут приняты намного более высокие штрафы за организацию так называемых несанкционированных публичных мероприятий. Но тем самым власть наносит удар прежде всего по себе. Это ведь наиболее цивилизованная форма протеста, когда люди выходят митинговать; если их лишают такой возможности, то тем самым власти наносят удар по наиболее цивилизованной части протеста, и это кончится тем, что они столкнутся с радикальными элементами, которые не будут беспокоиться по поводу штрафов и возможной ответственности, которую к ним могут применить. Именно с такой ситуацией столкнулись в Египте, когда долгое время Мубарак зачищал политическое пространство от каких-либо цивилизованных политических соперников, и когда запахло жареным, выяснилось, что он столкнулся с радикальными исламистами, которые сейчас рвутся к власти. Он был вынужден уйти в отставку, и мы видим, что сейчас на власть не претендуют цивилизованные политические игроки. Это наиболее опасный вариант. Поэтому, естественно, в интересах нынешней власти отклонить поправки в этот закон. Но, как мы видим, сейчас они не руководствуются логикой и здравым смыслом. Возможно, речь идет об утрате чувства реальности со стороны лично Путина.

– Расследование обстоятельств столкновений 6 мая и задержание рядовых участников митинга тоже свидетельствует о том, что выбран курс на подавление оппозиции полицейскими методами.

– Да, это курс на лобовое столкновение. Политическое решение было спущено с самого верха, я в этом нисколько не сомневаюсь. Вредность этого решения понимают широкие круги в нынешней элите, но просто они не в состоянии как-либо воспрепятствовать принятию этого решения, поскольку, видимо, оно идет лично от Путина. И это в очередной раз свидетельствует о том, что он не отдает себе отчета, что реально происходит в стране. Не отдает себе отчета в том, что уровень общественной поддержки его снижается и будет снижаться и дальше. Он пытается исключительно примитивными методами просто законсервировать нынешнюю ситуацию, не понимая, что он фактически бессилен изменить тенденцию по дальнейшему снижению своего рейтинга и утраты доверия к нему не только среди оппозиции, но и среди нынешней элиты. Этот раскол будет углубляться и дальше и очень серьезно сыграет против самого Путина.

– Вы разбирали в своем блоге обстоятельства столкновений 6 мая. К каким выводам вы пришли?

– Вывод простой: это была целенаправленно организованная провокация, но рассчитана она была на намного меньшее число участников, потому что никто не предполагал, что на площадь выйдет более 60 тысяч человек. Число ОМОНа и внутренних войск было рассчитано примерно на 5-10 тысяч протестующих. Решение было принято разбираться с ними максимально жестким образом. Если бы численность митингующих была бы 10 тысяч человек, то при таком численном превосходстве ОМОНа удалось бы очень быстро подавить митинг. И поэтому когда те, кто командовал спецоперацией, увидели, что численность протестующих как минимум пятикратно превышает обозначенное число, они, тем не менее, не смогли сориентироваться и приняли решение доиграть эту партию до конца, разрешенный митинг разогнать. Мы видели, что цепь ОМОНа на повороте с Малого Каменного моста непосредственно на Болотную площадь была выстроена изначально так, чтобы организовать давку. Кроме того, в нарушение с согласованной с ГУВД Москвы схемы, они закрыли сквер, прилегающий к Болотной площади, металлическими ограждениями. Когда от них потребовали ограждения убрать и запустить людей в сквер, как это было в декабре прошлого года, этого не сделали, то есть все было сделано специально, чтобы организовать давку. И именно в этот момент стали действовать специально подготовленные провокаторы, которые каким-то образом смогли пронести через рамки металлоискателей газовые баллоны и ножи. Когда ОМОН набрасывался на толпу, рассекая ее на части при разгоне митинга, практически ни один из провокаторов не был задержан, ОМОН просто хаотически хватал людей, выдергивая их из толпы наугад. Практически ни один из тех, кто реально кидал асфальт или файеры, не был задержан, что опять-таки наводит на подозрения, что делалось это исключительно с целью разогреть толпу. Эта операция была разыграна по нотам, учитывая, что без каких-либо законных оснований были задержаны организаторы митинга, включая Алексея Навального. Просто совершенно ни за что, без каких-либо объяснений, по совершенно поддельным рапортам было оформлено административное правонарушение. Это была целенаправленная задача, чтобы обезглавить толпу, а дальше уже эту массу рассечь, как будто разрезают торт, и рассеять по частям. Это и было сделано. Но они не рассчитали с численностью мероприятия. Естественно, эти жестокие кадры облетели мир и только дополнительно ударили по репутации Путина. Особенно в день его инаугурации.

– Надо добавить, что Алексея Навального задерживали крайне жестким способом. Кадры из документального фильма "Срок", как Навальному чуть не сломали руки – довольно жуткое зрелище.

– Да, безусловно. Это сигнал: если так поступают с Алексеем Навальным, то, ребята, как мы с вами поступим, если вы придете на митинг? Естественно, они хотят устрашить людей. Но на самом деле они добились только обратной реакции. Общественные настроения показывают, что жестокий разгон мотивировал людей показать, что они не боятся. После разгона начались народные гуляния по Москве. Народ в течение как минимум двух недель не уходил с улиц, скверов, площадей, показывая, что не намерен мириться с тем, что о его выбор вытирают ноги.

– Сейчас оппозиция готовится к новому "Маршу миллионов" 12 июня. Пока маршрут не согласован – и непонятно, будет ли. Ваш прогноз?

– Думаю, что численность митинга будет такой же, как и 6 мая, если не больше. И настроения, которые мы наблюдаем, подтверждают, что люди готовы выйти, даже несмотря на то, что они предполагают, что могут быть приняты жесткие меры. Происходит то, чего мы опасаемся – радикализация протеста. В ответ на радикализацию власти мы получаем более решительный настрой со стороны участников мирных акций. Чем быстрее власть поймет, что не стоит идти в лобовое столкновение, а стоит просто элементарно исполнять законодательство России, в частности, в отношении публичных манифестаций, тем будет лучше для всех сторон. Но, к сожалению, мы видим, что логика и здравый смысл не присутствуют в решениях действующих властей.

– Наверное, ближайшая аналогия Доброй Машины Правды – это та предвыборная агитационная кампания, которую в 1989-90 году провела демократическая оппозиция в Чили. Тогда, неожиданно даже для самой оппозиции, которая была разобщена, удалось благодаря этой кампании завершить диктатуру Пиночета. Думали вы о такой аналогии?

– Безусловно, думали. Вы привели великолепный пример того, как должно все это сработать. В Чили оппозиции удалось доказать населению, что с уходом Пиночета не только не ухудшится ничего в стране, но и наоборот улучшится. Они смогли показать населению конкретно, как именно будет происходить улучшение, в каких сферах – в экономике, в политике и так далее. И когда население смогло осознать, что есть альтернатива Пиночету, тогда он и проиграл. Соответственно, как только мы докажем это населению России, тогда проиграет Путин.

(Фрагмент программы "Итоги недели")

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG