Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ирина Лагунина: В эфире - наша постоянная рубрика «Шпионские страсти», которую ведет Владимир Абаринов, а его постоянный собеседник – журналист, историк разведки и писатель из Лондона Александр Васильев. Тема сегодняшнего выпуска – Эрнест Хемингуэй и Лубянка.

Владимир Абаринов: В понедельник 28 мая американская телекомпания HBO показала игровой фильм «Хемингуэй и Джеллхорн». Это рассказ об отношениях писателя Эрнеста Хемингуэя и его третьей жены Марты Джеллхорн, которая была известным военным корреспондентом. Они познакомились в 1936 году и вместе отправились в самую горячую тогда точку – Испанию, где шла гражданская война. Так что их роман развивался на фоне боевых действий. Расстались они в 1945 году. Как и Хемингуэй Марта Джеллхорн покончила самоубийством в 1998 году, в возрасте 89 лет. Ее именем названа одна из журналистских премий США.

Режиссер фильма – Филип Кауфман, снявший такие выдающиеся ленты, как «Невыносимая легкость бытия» и «Генри и Джун». Главные роли играют Клив Оуэн и Николь Кидман. Несмотря на такие имена, рецензентам картина не понравилась, они раскритиковали ее, назвали неряшливой и банальной, ничего не добавляющей к образам героев, не высвечивающей никакие новые грани.

Мы с моим другом и коллегой Александром Васильевым решили воспользоваться выходом фильма и кое-что добавить к портрету Хемингуэя. Речь идет о его контактах с советской разведкой. В отличие от полностью вымышленной истории о Мэрилин Монро, о которой мы говорили в прошлый раз, в данном случае существуют документальные подтверждения этих контактов. Александр Васильев как раз и опубликовал документы на эту тему в книге «Шпионы: Взлет и падение КГБ в Америке», которую он написал в соавторстве с двумя американскими историками разведки – Джоном Эрлом Хайнсом и Харви Клэром. Александр, расскажите, что это за история.

Александр Васильев: Да, действительно, в архивах Службы внешней разведки есть материалы на Эрнеста Хемингуэя. В этих материалах он значится под своим именем, а также под псевдонимом "Арго". Я думаю, здесь имеется в виду корабль из древнегреческой мифологии, на котором плавали аргонавты. Дело в том, что в те годы среди советских разведчиков тема древних миров была очень популярна. Это видно по тому, что города в их секретной переписке имели названия древних городов, например, Вашингтон был Карфагеном, Нью-Йорк – это финикийский город Тир, Лондон – финикийский город Сидон, Москва – древнегреческий город Смирна. В общем, на Лубянке были любители древней истории.

Но вернемся к Эрнесту Хемингуэю. Я наткнулся на эти документы, когда в середине 90-х годов изучал архивы КГБ в рамках российско-американского книжного проекта, в результате которого было выпущено несколько книг об истории советской разведки. Причем о существовании этих документов о Хемингуэе сами сотрудники российской разведки тоже не знали, поэтому для всех это стало большим сюрпризом, и для россиян, и для американцев.

Первые упоминания о Хемингуэе, которые я нашел, относятся к началу 1941 года. 8 января 1941 года резидентура НКВД в Нью-Йорке отправила в Москву книгу "По ком звонит колокол", которая вышла в октябре 1940 года. Я не думаю, что резидентура отправила эту книгу оперативной почтой только потому, что коллеги на Лубянке следили за новинками американской литературы. Здесь скорее всего был оперативный интерес. Не будем забывать, что когда Хемингуэй был в Испании во время гражданской войны в качестве журналиста, он вступал в контакт с советскими представителями. Это видно и по роману "По ком звонит колокол". Вполне возможно, что он уже тогда обратил на себя внимание советской разведки. В Испании советские оперработники действовали очень активно. Правда, никаких документов на этот счет я не видел – это просто моя гипотеза.

Но вот в документе от 2 октября 1941 года говорится о том, что Хемингуэй едет в Китай через Советский Союз и что с ним можно будет установить личный контакт либо на территории СССР, либо в Китае. Это сообщение написано очень ценным для советской разведки человеком, которого звали Яков Голос. Голос был эмигрантом из России, он входил в руководство коммунистической партии США и с его помощью советская разведка приобрела десятки агентов-коммунистов, которые поставляли ценную информацию. Яков Голос был уверен в том, что Эрнест Хемингуэй пойдет на сотрудничество с советскими разведчиками.

Владимир Абаринов: Но, может быть, Хемингуэй не знал, с кем имеет дело? Ведь многие агенты советской разведки были завербованы через компартию США и даже не подозревали, что работают на Лубянку.

Александр Васильев: Это верно. Именно благодаря Якову Голосу сложилась такая схема. Многие агенты-коммунисты думали, что передают информацию для руководства коммунистической партии США, а на самом деле она поступала в резидентуру советской разведки. Но с Эрнестом Хемингуэем все было по-честному. С ним был обусловлен вещественный пароль: Хемингуэй передал несколько почтовых марок, которые резидентура отправила в Москву. Оперработник, который позднее вышел бы на Хемингуэя, должен был предъявить эти почтовые марки, и писатель бы понял, что это "наш" человек. То есть тут чисто шпионские дела, все без обмана. Понятно, что для советской разведки Эрнест Хемингуэй представлял большой интерес, он находился в зените своей литературной славы. За несколько месяцев разошлось полмиллиона экземпляров романа "По ком звонит колокол", Хемингуэй был номинирован на Пулитцеровскую премию.

С другой стороны, он на несколько лет прекратил писательскую деятельность и работал в качестве журналиста. У него были хорошие контакты среди высокопоставленных американских чиновников и военных. Вряд ли бы они стали ему давать секретные документы, но поделиться с таким известным человеком какой-нибудь важной информацией, чтобы произвести на него впечатление, так сказать, информацией не для печати, они вполне могли. Особенно военные любят это делать.

Когда Хемингуэй был в Китае, он встречался там с Чан Кайши и Джоу Эньлаем. Потом он отправился в Европу, и он мог бы там собирать важную информацию политического и военного характера, которая могла представить большой интерес для советского руководства.

Эрнест Хемингуэй не был коммунистом, у него были друзья, члены Коммунистической партии США, но сам он в партии не состоял. Он был антифашистом, и он был авантюристом – вот это очень важный фактор, который повлиял на его решение сотрудничать с советской военной разведкой – авантюризм. Он предлагал свои услуги и американской разведке. Когда во время Второй мировой войны Хемингуэй жил на Кубе, он вместе со своими собутыльниками плавал по морю, ловил рыбу и пытался обнаружить немецкие подводные лодки. Это было очень веселое, очень опасное и абсолютно бесполезное занятие. Ни одной немецкой подлодки они не нашли. Американские спецслужбы относились к нему с недоверием именно в силу его авантюризма и индивидуализма. Очень трудно руководить человеком с таким характером, как у Хемингуэя. Но вот советские разведчики считали, что смогут это сделать.

Владимир Абаринов: Здесь еще надо заметить, что в 40-е годы в государственном аппарате США было столько советских агентов, что Хемингуэй, когда исполнял конфиденциальные поручения американских должностных лиц, вполне мог через них, не подозревая об этом, снабжать информацией советскую разведку. Например, перед поездкой в Китай он встречался с Гарри Декстером Уайтом, одним из руководителей министерства финансов США, который попросил его собрать сведения разведывательного характера. Уайт подозревался в шпионаже и, по всей видимости, действительно был шпионом Москвы.

Александр, так чем же закончились отношения Хемингуэя с советской разведкой?

Александр Васильев: Как это часто бывает в разведке, надежды на сотрудничество не оправдались. В Китае установить с ним контакт не удалось. В 1943 году советский разведчик встречался с Хемингуэем дважды на Кубе, потом была еще одна встреча в Лондоне накануне открытия Второго фронта. В апреле 1945 года советский оперработник на Кубе восстановил контакт с писателем, состоялась еще одна встреча, но разведчика вскоре отозвали в Москву, и на этом все контакты с Хемингуэем прекратились.

В справке, составленной в июне 1948 года, говорится: "Наши встречи с Арго в Лондоне и в Гаване проводились с целью изучения его возможностей для нашей работы. За время связи с нами Арго не передал нам никакой политической информации, но неоднократно выражал желание и готовность помогать нам. Арго мало изучен и не проверен. Для восстановления связи с Арго у нас имеется вещественный пароль". В последней фразе идет речь о почтовых марках Хемингуэя.

В июле 1950 года про него опять вспомнили. Центр дал задание вашингтонской резидентуре выяснить, где в данный момент находится Хемингуэй и каковы его политические взгляды. В октябре того же года резидентура ответила: "Арго живет где-то в Калифорнии. Недавно здесь была опубликована его новая книга. Отзывы прессы об этой книге направляю вам приложением № 18". Речь идет, видимо, о романе Хемингуэя "За рекой, в тени деревьев". И последняя фраза в сообщении вашингтонской резидентуры: "Говорят, что он якобы поддерживает троцкистов и в своих статьях и брошюрах допускал нападки на Советский Союз".

Вот так и закончилась эта вся интересная история, которая могла бы быть еще интереснее.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG