Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему Испания не спешит обратиться за помощью в ЕС


Ирина Лагунина: В эфире - наша постоянная рубрика «Шпионские страсти», которую ведет Владимир Абаринов, а его постоянный собеседник – журналист, историк разведки и писатель из Лондона Александр Васильев. Тема сегодняшнего выпуска – Эрнест Хемингуэй и Лубянка.

Владимир Абаринов: В понедельник 28 мая американская телекомпания HBO показала игровой фильм «Хемингуэй и Джеллхорн». Это рассказ об отношениях писателя Эрнеста Хемингуэя и его третьей жены Марты Джеллхорн, которая была известным военным корреспондентом. Они познакомились в 1936 году и вместе отправились в самую горячую тогда точку – Испанию, где шла гражданская война. Так что их роман развивался на фоне боевых действий. Расстались они в 1945 году. Как и Хемингуэй Марта Джеллхорн покончила самоубийством в 1998 году, в возрасте 89 лет. Ее именем названа одна из журналистских премий США.

Режиссер фильма – Филип Кауфман, снявший такие выдающиеся ленты, как «Невыносимая легкость бытия» и «Генри и Джун». Главные роли играют Клив Оуэн и Николь Кидман. Несмотря на такие имена, рецензентам картина не понравилась, они раскритиковали ее, назвали неряшливой и банальной, ничего не добавляющей к образам героев, не высвечивающей никакие новые грани.

Мы с моим другом и коллегой Александром Васильевым решили воспользоваться выходом фильма и кое-что добавить к портрету Хемингуэя. Речь идет о его контактах с советской разведкой. В отличие от полностью вымышленной истории о Мэрилин Монро, о которой мы говорили в прошлый раз, в данном случае существуют документальные подтверждения этих контактов. Александр Васильев как раз и опубликовал документы на эту тему в книге «Шпионы: Взлет и падение КГБ в Америке», которую он написал в соавторстве с двумя американскими историками разведки – Джоном Эрлом Хайнсом и Харви Клэром. Александр, расскажите, что это за история.

Александр Васильев: Да, действительно, в архивах Службы внешней разведки есть материалы на Эрнеста Хемингуэя. В этих материалах он значится под своим именем, а также под псевдонимом "Арго". Я думаю, здесь имеется в виду корабль из древнегреческой мифологии, на котором плавали аргонавты. Дело в том, что в те годы среди советских разведчиков тема древних миров была очень популярна. Это видно по тому, что города в их секретной переписке имели названия древних городов, например, Вашингтон был Карфагеном, Нью-Йорк – это финикийский город Тир, Лондон – финикийский город Сидон, Москва – древнегреческий город Смирна. В общем, на Лубянке были любители древней истории.
Но вернемся к Эрнесту Хемингуэю. Я наткнулся на эти документы, когда в середине 90 годов изучал архивы КГБ в рамках российско-американского книжного проекта, в результате которого было выпущено несколько книг об истории советской разведки. Причем о существовании этих документов о Хемингуэе сами сотрудники российской разведки тоже не знали, поэтому для всех это стало большим сюрпризом, и для россиян, и для американцев.
Первые упоминания о Хемингуэе, которые я нашел, относятся к началу 1941 года. 8 января 1941 года резидентура НКВД в Нью-Йорке отправила в Москву книгу "По ком звонит колокол", которая вышла в октябре 1940 года. Я не думаю, что резидентура отправила эту книгу оперативной почтой только потому, что коллеги на Лубянке следили за новинками американской литературы. Здесь скорее всего был оперативный интерес. Не будем забывать, что когда Хемингуэй был в Испании во время гражданской войны в качестве журналиста, он вступал в контакт с советскими представителями. Это видно и по роману "По ком звонит колокол". Вполне возможно, что он уже тогда обратил на себя внимание советской разведки. В Испании советские оперработники действовали очень активно. Правда, никаких документов на этот счет я не видел – это просто моя гипотеза.
Но вот в документе от 2 октября 1941 года говорится о том, что Хемингуэй едет в Китай через Советский Союз и что с ним можно будет установить личный контакт либо на территории СССР, либо в Китае. Это сообщение написано очень ценным для советской разведки человеком, которого звали Яков Голос. Голос был эмигрантом из России, он входил в руководство коммунистической партии США и с его помощью советская разведка приобрела десятки агентов-коммунистов, которые поставляли ценную информацию. Яков Голос был уверен в том, что Эрнест Хемингуэй пойдет на сотрудничество с советскими разведчиками.

Владимир Абаринов: Но, может быть, Хемингуэй не знал, с кем имеет дело? Ведь многие агенты советской разведки были завербованы через компартию США и даже не подозревали, что работают на Лубянку.

Александр Васильев: Это верно. Именно благодаря Якову Голосу сложилась такая схема. Многие агенты-коммунисты думали, что передают информацию для руководства коммунистической партии США, а на самом деле она поступала в резидентуру советской разведки. Но с Эрнестом Хемингуэем все было по-честному. С ним обусловлен вещественный пароль: Хемингуэй передал несколько почтовых марок, которые резидентура отправила в Москву. Оперработник, который позднее вышел бы на Хемингуэя, должен был предъявить эти почтовые марки, и писатель бы понял, что это "наш" человек. То есть тут чисто шпионские дела, все без обмана. Понятно, что для советской разведк4и Эрнест Хемингуэй представлял большой интерес, он находился в зените своей литературной славы. За несколько месяцев разошлось полмиллиона экземпляров романа "По ком звонит колокол", Хемингуэй был номинирован на Пулитцеровскую премию.
С другой стороны, он на несколько лет прекратил писательскую деятельность и работал в качестве журналиста. У него были хорошие контакты среди высокопоставленных американских чиновников и военных. Но вряд ли бы они стали ему давать секретные документы, но поделиться с таким известным человеком какой-нибудь важной информацией, чтобы произвести на него впечатление, так сказать, информацией не для печати, они вполне могли. Особенно военные любят это делать.
Когда Хемингуэй был в Китае, он встречался там с Чан Кайши и Джоном Лайлом. Потом он отправился в Европу, и он мог бы там собирать важную информацию политического и военного характера, которая могла представить большой интерес для советского руководства.
Эрнест Хемингуэй не был коммунистом, у него были друзья, члены Коммунистической партии США, но сам он в партии не состоял. Он был антифашистом, и он был авантюристом – вот это очень важный фактор, который повлиял на его решение сотрудничать с советской военной разведкой – авантюризм. Он предлагал свои услуги и американской разведке. Когда во время Второй мировой войны Хемингуэй жил на Кубе, он вместе со своими собутыльниками плавал по морю, ловил рыбу и пытался обнаружить немецкие подводные лодки. Это было очень веселое, очень опасное и абсолютно бесполезное занятие. Ни одной немецкой подлодки они не нашли. Американские спецслужбы относились к нему с недоверием именно в силу его авантюризма и индивидуализма. Очень трудно руководить человеком с таким характером, как у Хемингуэя. Но вот советские разведчики считали, что смогут это сделать.

Владимир Абаринов: Здесь еще надо заметить, что в 40-е годы в государственном аппарате США было столько советских агентов, что Хемингуэй, когда исполнял конфиденциальные поручения американских должностных лиц, вполне мог через них, не подозревая об этом, снабжать информацией советскую разведку. Например, перед поездкой в Китай он встречался Гарри Декстером Уайтом, одним из руководителей министерства финансов США, который попросил его собрать сведения разведывательного характера. Уайт подозревался в шпионаже и, по всей видимости, действительно был шпионом Москвы.

Александр, так чем же закончились отношения Хемингуэя с советской разведкой?

Александр Васильев: Как это часто бывает в разведке, надежды на сотрудничество не оправдались. В Китае установить с ним контакт не удалось. В 1943 году советский разведчик встречался с Хемингуэем дважды на Кубе, потом была еще одна встреча в Лондоне накануне открытия Второго фронта. В апреле 1945 года советский оперработник на Кубе восстановил контакт с писателем, состоялась еще одна встреча, но разведчика вскоре отозвали в Москву, и на этом все контакты с Хемингуэем прекратились.
В справке, составленной в июне 1948 года, говорится: "Наши встречи с Арго в Лондоне и в Гаване проводились с целью изучения его возможностей для нашей работы. Зав время связи с нами Арго не передал нам никакой политической информации, но неоднократно выражал желание и готовность помогать нам. Арго мало изучен и не проверен. Для восстановления связи с Арго у нас имеется вещественный пароль". В последней фразе идет речь о почтовых марках Хемингуэя.
В июле 1950 года про него опять вспомнили. Центр дал задание вашингтонской резидентуре выяснить, где в данный момент находится Хемингуэй и каковы его политические взгляды. В октябре того же года резидентура ответила: "Арго живет где-то в Калифорнии. Недавно здесь была опубликована его новая книга. Отзывы прессы об этой книге направляю вам приложением № 18". Речь идет, видимо, о романе Хемингуэя "За рекой, в тени деревьев". И последняя фраза в сообщении вашингтонской резидентуры: "Говорят, что он якобы поддерживает троцкистов и в своих статьях и брошюрах допускал нападки на Советский Союз". Вот так и закончилась эта вся интересная история, которая могла бы быть еще интереснее.

ВАСИЛЬЕВ
.....

Говорит Радио Свобода. Вы слушаете аналитический журнал Время и мир. У микрофона Ирина Лагунина.

Ирина Лагунина: Правящая в Испании либеральная Народная партия подвела итоги первых пяти месяцев своего пребывания у власти. Вывод – начатые реформы, хотя и вызывают социальный протест, должны быть продолжены. Иного пути у страны нет. Из Мадрида – Виктор Черецкий.

Виктор Черецкий: Председатель правительства и лидер Народной партии Мариано Рахой выступил в минувший понедельник, после подведения итогов, на пресс-конференции в Мадриде. Пресса выделяет в его выступлении утверждение, что состояние экономики и финансов Испании не требуют экстренного вмешательства со стороны Евросоюза, как в случае с Грецией. Испания сама справится с трудностями – для этого у нее имеются соответствующие ресурсы. Мариано Рахой:

Мариано Рахой: Испанию никому не придется спасать. Сейчас нам предстоит решить две главные задачи: оздоровить нашу экономику и вернуть доверие инвесторов – доверие финансовых рынков. Мы по-прежнему остаемся последовательными сторонниками единой валюты – евро и не собираемся от нее отказываться.

Виктор Черецкий: Один из последних шагов правительства, направленных на стабилизацию финансово-экономической обстановки в стране - национализация четвертого по значения банка Испании – «Банкиа». Он был создан всего несколько лет назад путем слияния нескольких кредитно-финансовых учреждений. Однако их активы оказались «токсичными», то есть вместо денег эти учреждения располагают недвижимостью, отторгнутой у неплательщиков – в основном разорившихся строительных компаний, а также частных лиц, неспособных выплачивать ипотечные кредиты. Для восстановления нормальной деятельности, по подсчетам специалистов, «Банкии» требуются 23 миллиарда евро. Государство разработало план спасения этого банка. Мариано Рахой:

Мариано Рахой: «Банкиа» подверглась национализации для того, чтобы гарантировать вкладчикам их сбережения. Теперь в качестве гаранта выступает государство. Мы займемся санацией этой финансовой организации - восстановлением ее капитала. «Банкиа» получит от государства фонды. Затем, когда банк восстановит свое положение на финансовом рынке, он будет продан, и государство получит назад свои вложения.

Виктор Черецкий: Национализация «Банкии» была проведена в рамках финансовой реформы. Она предусматривает укрупнение банков путем их слияния, очищение от уже упомянутых «токсичных активов», больший контроль за их деятельностью со стороны испанского Центробанка и так далее. Министр экономики Испании Луис де Гиндос:

Луис де Гиндос: Реформа имеет целью изменить ситуацию к лучшему. Объединение банков должно привести к созданию мощных кредитных учреждений. Реформа будет проводиться ускоренными темпами, чтобы как можно скорее навести порядок в наших финансах. Мы думаем, что все преобразования должны быть проведены в течение года. В первую очередь, следует разобраться с недвижимостью, определиться, как и по каким ценам она может быть реализована, – для очищения банков от «токсичных активов». Затем следует поставить всю банковскую деятельностью под больший контроль государства – с целью более эффективного руководства этой деятельностью.

Виктор Черецкий: Антикризисные меры заложены и в бюджете Испании на текущий год, который был принят со значительным опозданием – лишь в мае. Причина – трудности в связи с необходимостью резко сократить расходы министерств и ведомств, а также регионов, в попытках свести до минимума огромный бюджетных дефицит. Расходы урезаны всем – и армии, и науке, и культуре. Меньше всего пострадали здравоохранение и образование. К примеру, чтобы сократить расходы на оплату школьных учителей-почасовиков, штатным преподавателям увеличена недельная нагрузка с 18 до 20 часов. Тем не менее, именно эта мера послужила поводом для левой оппозиции и профсоюзов для нападок на правительственные меры экономии. Последние были охарактеризованы как «попытка бороться с кризисом за счет основных прав населения». Кандидо Мендес, лидер Всеобщего союза трудящихся, контролируемого соцпартией, заявил на недавнем митинге в Мадриде:

Кандидо Мендес: Мы будем продолжать борьбу – пусть никто в этом не сомневается – потому что ставятся под сомнения основные права, которые предоставляет нам конституция, основные завоевания трудящихся нашей страны! Подрываются основы нашей демократии! Сокращения расходов на образование – это смертельный удар по интересам народа. Мы не прекратим борьбу, пока власти не пересмотрят свою политику!

Виктор Черецкий: Но основным объектом нападок социалистов, коммунистов, анархистов и их профсоюзов является главное деяние правительства последних месяцев – так называемая «трудовая реформа». Она была предпринята с целью активизировать предпринимательскую деятельность и, соответственно, способствовать созданию рабочих мест. Безработица в Испании достигла уже четверти трудоспособного населения. Существовавшее до сих пор трудовое законодательство связывало предпринимателей по рукам и ногам. Оно не допускало ни изменения графика работы, ни переквалификации работника, к примеру, из фрезеровщика в токари или наоборот. Кроме того, закон обязывал выплачивать увольняемым крупные пособия. По новому законодательству эти пособия сокращаются на треть. О реформе рассказывает заместитель председателя правительства Испании Сорайа Саенс де Сантамария.

С.Саенс де Сантамария: Первая цель реформы – способствовать созданию рабочих мест, особенно для молодежи. Вторая – поощрять долгосрочные трудовые контракты вместо временных. Третья - разрешить переквалификацию работников внутри предприятия и, таким образом, уменьшить число увольнений. Реформа включает также механизмы борьбы с теневой экономикой и, соответственно, с бесправием трудящихся, вынужденных работать на нелегальных предприятиях. Она поддерживает мелких и средних предпринимателей, основных работодателей в нашей стране. Те, кто принимает на работу молодых людей до 30 лет, сможет пользоваться налоговыми льготами.

Виктор Черецкий: Если для правительства основное – это создание рабочих мест, то для парламентской оппозиции и профсоюзов, как оказалось – выплата выходных пособий. Хотя сокращение пособий - лишь одна из составляющих реформы, именно это сокращение послужило поводом для неприятия правительственных мер в целом. В знак протеста оппозиция даже попыталась провести всеобщую забастовку. Забастовка собрала около 7 процентов трудящихся. Это убедило правительство в том, что большинство населения все же поддерживает его политику. Премьер Мариано Рахой:

Мариано Рахой: Наша реформа направлена на создание рабочих мест, на поддержку мелкого и среднего предпринимательства. Она была необходима и мне очень жаль, что профсоюзы ее не поддержали. Я уважаю их позицию, но им следовало бы давно понять, что только развитие производства может обеспечить занятость и все социальные права трудящихся. Без стимулов производства, без возрождения пораженной кризисом экономики не будет денег и на социальные нужды. Думается, что наша реформа крайне нужна обществу.

Виктор Черецкий: Тем временем, Евросоюз ждет от правительства Испании новых реформ. По нормам ЕС, годовой дефицит государственного бюджета государств-членов не должен превышать 3 процентов. В Испании он в три раза больше. Причина – непомерные государственные расходы. Правительство согласно с требованием сократить эти расходы. Оно уже, к примеру, приняло меры к ужесточению бюджетной дисциплины регионов, но этого недостаточно. Требуется навести порядок в государственной администрации и в государственном секторе экономики. В Испании крайне раздутый административный аппарат. Это касается всех уровней управления – от центрального правительства до поселковых муниципалитетов. За последние 30 лет армия чиновников здесь выросла с 700 тысяч до 3,2 миллиона человек. Кармен Томас, комментатор популярного мадридского телеканала «Интерэкономия».

Кармен Томас: У нас 8 с лишним тысяч муниципальных округов с соответствующей бюрократической структурой. Это немыслимо! В Германии, где население в два раза больше, округов на треть меньше. Есть мнение, что в Испании можно безболезненно ликвидировать, по меньшей мере, три тысячи округов и сэкономить на этом 15 миллиардов евро. Следующий вопрос – для чего существуют в регионах так называемые Представительства центрального правительства? Они занимаются лишь тем, что дублируют функции региональной администрации. Представительства унаследованы со времен авторитарного режима генерала Франко, который любил дублировать все административные структуры, чтобы они следили друг за другом. А ведь это масса чиновников – руководители, их заместители, советники, водители персональных автомобилей и так далее. Так что у нас есть резервы для существенного сокращения административного аппарата.

Виктор Черецкий: Громоздкие административные структуры, по мнению другого эксперта – экономиста Хосе Луиса Бальбаса, следует ликвидировать не только из-за кризиса. Они превратились в ненасытное чудовище, которое пожирает огромную часть государственных ассигнований. Только лишь в области образовании на содержание всяческих управлений, руководящих и контрольных органов всех уровней уходит чуть ли не больше средств, чем на само образование – то есть содержание школ и учителей. Аналогичная ситуация в здравоохранении, социальном страховании и охране общественного порядка. Полицейских-управленцев в Испании больше, чем тех, кто выходит на улицы городов и воюет с преступностью. Хосе Луис Бальбас:

Хосе Луис Бальбас: Административные структуры приносят нам лишь вред - особенно в кризисные времена. Чтобы поддерживать их в целостности, к примеру, в системе образования, приходится снижать ассигнования на зарплату учителям или завтраки школьникам из малообеспеченных семей. То есть из-за управленческого аппарата та или иная сфера не только ничего не выигрывает, но и несет прямые убытки.

Виктор Черецкий: Помимо сокращения армии чиновников испанские власти планируют также провести частичную или полную приватизацию государственных предприятий. Приватизация, которая должна принести бюджету десятки миллиардов евро, коснется государственных железных дорог, электросети, аэропортов, морских портов, сети государственных гостиниц и национальной лотереи. Приватизации подлежат и предприятия, принадлежащие регионам и муниципалитетам, например, системы водоснабжения. О необходимости приватизировать государственное предприятие АЭНА, которому принадлежат все аэропорты страны, рассказывает экономический эксперт компании Тереса Фернандес:

Тереса Фернандес: Компания обладает собственностью на сумму в 30 миллиардов евро. А ее долги составляют 14 миллиардов. Так что приватизация нужна для оздоровления компании. Из 42 аэропортов, принадлежащих компании, только 9 являются рентабельными, еще 10 едва сводят концы с концами, а остальные – в постоянном убытке.

Виктор Черецкий: Как могут быть долги у аэропортов в стране, занимающей третье место в мире по количеству иностранных туристов? В год через них проходят до 60 миллионов иностранцев, не считая собственных граждан. К тому же налоги, взимаемые с пассажиров, здесь выше, чем в других европейских странах. Оказывается, как поясняет Тереса Фернандес, все дело в коррупции чиновников. Так что одна из задач приватизации – покончить с этим злом.

Тереса Фернандес: С чего это вдруг компания, владеющая аэропортами, имеет такой огромный долг? Оказывается, в последние годы в стране были построены аэропорты, оказавшиеся никому не нужными и приносящие одни убытки. Например, аэропортом в городе Леон пользуются в месяц от силы 600 пассажиров. Разумеется, затраты на строительство и на содержание не оправдываются. Еще хуже дела обстоят в аэропортах городов Сьюдад-Реаль, Саламанка и Кастельон, которые пришлось закрыть из-за отсутствия пассажиров. Строительство новых аэропортов обошлось в десятки миллиардов. Как выясняется, чиновники принимали решение о строительстве лишь для того, чтобы дать заработать строительным компаниям, принадлежавшим им самим, их родственникам или друзьям. Поэтому не удивительно, что АЭНА теперь убыточна.

Виктор Черецкий: Отметим также, что против приватизации не возражает левая оппозиция. Социалисты, находившиеся у власти в Испании до конца прошлого года, также проводили приватизацию. Однако в этом вопросе есть и объективные трудности. В стране, пораженной кризисом, непросто найти инвесторов. Так что для выполнения планов приватизации, Испании, видимо, придется привлечь иностранный капитал.
XS
SM
MD
LG