Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кто не хочет советовать Путину


Одно из заседаний Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека

Одно из заседаний Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека

Еще cемь человек заявили о своем решении выйти из президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека в связи с возвращением на пост главы государства Владимира Путина.

Совет покинут член правления Института современного развития, президент Института национального проекта "Общественный договор" Александр Аузан, президент Фонда защиты гласности Алексей Симонов, журналист Леонид Радзиховский, руководитель Центра этнополитических и региональных исследований Эмиль Паин, директор Института гуманитарного развития мегаполиса Татьяна Малеева, руководитель Центра развития демократии и прав человека Юрий Джибладзе и глава правозащитной организации "Гражданское содействие" Светлана Ганнушкина.

В конце апреля о выходе из президентского Совета завили глава российского отделения Transparency International Елена Панфилова и политолог Дмитрий Орешкин. Таким образом, после президентских выборов Совет лишится уже 9 своих членов. Напомним, что ранее, в декабре 2011, Совет покинули журналист Светлана Сорокина и общественный деятель Ирина Ясина – по их объяснению, в знак протеста против фальсификации выборов в Госдуму.

Правозащитница Светлана Ганнушкина призналась Радио Свобода , что решение покинуть Совет далось ей нелегко: статус члена президентского Совета давал ей возможность помогать правозащитникам, работающим в Кавказских республиках, а также встречаться с региональными чиновниками и добываться решения различных проблем, опираясь на авторитет президента. В то же время, Светлана Ганнушкина убеждена, что вновь избранный президент Владимир Путин не будет прислушиваться к советам правозащитников и Совет – это лишь декоративный орган, именно поэтому она решила из него выйти.

Президент Фонда защиты гласности Алексей Симонов объясняет свой уход из Совета по развитию гражданского общества тем, что устал давать президентам советы, которыми они не пользуются. Кроме того, Алексей Симонов не считает возможным для себя работать с Владимиром Путиным, так как относит себя к оппозиции и бывает на всех антипутинских митингах. По его словам, каждый из ушедших из Совета девяти его членов принял это решение самостоятельно. Одним из немногих реальных успехов за время работы в президентском Совете Алексей Симонов назвал помилование актрисы Натальи Захаровой.

Таким образом, вакантными в совете окажутся сразу девять мест, поскольку ранее еще три члена совета отказались работать с Владимиром Путиным. Глава совета Михаил Федотов заявил, что, скорее всего, также покинет свой пост как "не справившийся со своими обязанностями".

Михаил Федотов ответил на вопросы Радио Свобода.

– Каким вы видите будущее Совета по развитию гражданского общества при президенте после того, как его покинули 9 человек? Что будет дальше с советом?

– Дальше – на место 9 человек, которые покинули совет, придут 9 человек, которые будут здесь новенькими. Я уверен, что это будут люди, абсолютно уважаемые, абсолютно профессиональные и очень полезные для нашей дальнейшей работы.

– Есть ли уже какие-то кандидаты?

– Нет, никаких кандидатов пока нет, есть предложения, поступившие от членов совета, кого бы они хотели пригласить в состав совета. Сейчас мы составляем список этих кандидатов, чтобы члены совета могли провести рейтинговое голосование. Мы решили, что формировать предложение будем таким наиболее демократичным способом. Я считаю, что это очень правильно, потому что совет продолжает свою работу. А то, что кто-то уходит, кто-то приходит, это нормальное явление. Тем более что это же не политический демарш. Не было такого, что кто-то сказал: "Мы, 9 человек, выходим из совета в знак протеста против того-то и того-то". Каждый выходит по своим собственным причинам и я надеюсь, что уже в самое ближайшее время мы получим разрешение от членов совета опубликовать их заявление.

– Была ли какая-то реакция со стороны администрации президента или, может быть, самого президента на то, что 9 человек вышли из совета по развитию гражданского общества и правам человека?

– Какая может быть реакция? Я считаю, что никакой реакции не может быть и не должно быть. Это нормальный процесс: кто-то уходит, кто-то приходит. Я здесь не вижу ничего такого сверхъестественного.

– Ранее в интервью газете "Коммерсант" вы не исключили, что возможна и ваша отставка – если не удастся набрать новых членов и если заявят об уходе из совета по развитию гражданского общества более половины его членов. Вы можете это подтвердить?

– Конечно. Совершенно точно, именно так я и решил по одной простой причине: если большинство членов совета выходит из совета, значит, совет уже работать не может, потому что кворума-то нет. В этой ситуации, конечно, я должен был бы прийти к президенту Путину и сказать: "Владимир Владимирович, извините, не справился с работой, совет развалился, работать не с кем, нет кворума". Но, слава богу, этого не произошло, потому что мы договорились: если кто-то хочет выйти, пусть до конца прошлой недели напишет заявление – и вот 9 человек написали такие заявления (последние два заявления я получил сегодня ночью). На этом этот процесс завершен, эта стадия ротации завершена. У нас есть возможность спокойно продолжать работать дальше, потому что 9 человек составляют одну четверть от состава совета, а вовсе не половину.

– Лично у вас есть уверенность в том, что вновь избранный президент Владимир Путин будет прислушиваться к представителям гражданского общества, к членам возглавляемого вами совета?

– Я думаю, если бы он не хотел этого, он бы сказал, что ему такой совет просто не нужен, тогда он бы меня не назначал своим советником. Мы бы с ним тогда не договаривались о том, что мы в ближайшее время встретимся и обсудим перспективы работы совета.

– Вам не кажется, что вы возглавляете какой-то декоративный орган, о чем говорят многие люди, которые покинули совет?

– Я отвечу вопросом на вопрос. Вы считаете, что работа совета с президентом Медведевым это была работа декоративного органа? Я не думаю. Я думаю, что нам удалось очень много сделать. Во всяком случае, за все, что мы сделали, мне совсем не стыдно. Мне стыдно за то, что мы не успели сделать, а это другое дело. А вот за то, что мы сделали, нет, мне не стыдно. Я думаю, что и членам совета, в том числе тем, которые вышли из совета, не стыдно. И как только вы сможете прочитать на сайте совета тексты их заявлений, вы поймете, как они сами относятся к совету, – сказал Михал федотов.

О происходящем в президентском Совете по правам человека в интервью РС рассуждает глава правозащитного центра "Мемориал" Олег Орлов:

– Мы с Сергеем Адамовичем Ковалевым не так давно нашим коллегам из совета направили письмо, в котором высказали мнение, что находиться в этом совете, при этом президенте, пришедшем к власти в условиях продолжающегося массового протеста против фальсификаций выборов, с нашей точки зрения, неправильно. Я не знаю, что именно подвигло наших коллег на выход из этого совета, но мне кажется, что они сделали верный выбор. Это не значит, что мы поссоримся или перестанем взаимодействовать с теми, кто останется в совете. Я буду также уважительно относиться к моим коллегам по правозащитной работе, но, на мой взгляд, правильный выбор сделали те, кто покинул совет.

– Возможно ли, в принципе, эффективное существование правозащитного органа в официально очерченных рамках? Есть ли примеры положительного сотрудничества власти и правозащитников?

– На мой взгляд, взаимодействие общественных правозащитников с властью в определенных, заранее очерченных рамках, возможно. Любой общественный совет при любом государственном органе всегда работает в определенно очерченных рамках, и те, кто туда идет, всегда отчетливо это понимает. На мой взгляд, было немало позитивных примеров подобного взаимодействия – в Государственной Думе была масса экспертных советов по разработке законодательных инициатив, в которых я и мои коллеги довольно тесно сотрудничали с властью. Можем вспомнить и совет Российской Федерации в первые годы новой демократической России, в котором комитет по правам человека возглавлял Сергей Адамович Ковалев. При этом комитете правозащитники сотрудничали с властью вполне эффективно, была разработана и внедрена в жизнь масса правовых норм, касающихся вопросов прав человека. Вопрос в том, готова ли власть действительно взаимодействовать с правозащитниками или это лишь очередные потемкинские деревни. Поэтому вопрос о возможности взаимодействия независимых общественных сил с властью в значительной мере зависит от поведения власти.

– То есть этой власти правозащитники не доверяют?

– Я не могу сказать за всех правозащитников, но я могу сказать четко, что этой власти мы – я и мои коллеги – действительно не доверяем, но вопрос о взаимодействии должен решаться в каждом конкретном случае. С данным президентом, в рамках данного совета, мне кажется, взаимодействие просто бессмысленно и неэффективно. Это не значит, что невозможны какие-то иные формы работы.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG