Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Генис: Приехав в Лондон накануне бриллиантового юбилея, отмечающего шестидесятилетия правления Елизаветы Второй, я обнаружил город, захваченный монархическим ражем. Флаги, портреты, юбилейные сувениры, включающие специальный чай четырехвековой фирмы “Твининг”. Даже телефонные будки заново подкрасили королевским красным цветом. Будки выходили нарядными и старомодными, как елочные игрушки. Она напоминали все, что я люблю в Англии – Диккенса, Холмса, тот же чай.
Английская монархия приносит прибыль, ибо она стала, возможно, главной достопримечательностью Европы. Британцы сумели сохранить свою аристократию и найти ей дело. Раньше они делали историю, теперь ее хранят – на зависть тем, кто не сумел распорядиться прошлым с умом и выгодой.
С тех пор, как Великобритания перестала быть такой уж великой, она сосредоточилась на экспорте наиболее привлекательных ценностей – традиций и футбола. Болельщиков английских клубов примерно в десять раз больше, чем самих англичан. Остальной мир следит за королевскими свадьбами, не говоря уже о разводах и, как сейчас, юбилеях. Расшитая золотом и украшенная мундирами Англия сдает напрокат средневековую легенду Старого Света, ставшую в Новом сказкой и Диснейлендом. В Тауэре, однако, играют всерьез, и никто не видит в церемонии маскарада. Рассматривая священные атрибуты коронации – от 1000-летней ложки для помазания до потертой мантии – я заметил, что корона почти новая, 1937 года.
- А что случилось со старой? – спросил я у охранника.
- Сносилась, - ответил он с таким лаконичным высокомерием, что я сразу понял: революции не предвидится.
Даже с учетом британской нефти монархия остается самым полезным ископаемым. К тому же содержать Букингемский дворец несравненно дешевле, чем Белый Дом.
Об отношениях Америки с британской монархией рассказывает Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: 19 октября 1781 года заместитель главнокомандующего английскими войсками в Северной Америке генерал Корнуоллис проиграл объединенной франко-американской армии под командованием генерала Вашингтона битву при Йорктауне, капитулировал и сдался в плен. Война за независимость закончилась. Весной следующего года в Париже начались мирные переговоры. Спустя еще два года в Лондон прибыл первый американский посланник – Джон Адамс, один из отцов-основателей и будущий президент США, человек, подписавший Декларацию независимости, где есть и такие строки:

“История правления ныне царствующего короля Великобритании – это история беспрестанных злоупотреблений и насилий, непосредственная цель которых заключается в установлении в наших штатах абсолютного деспотизма”.

И вот теперь Адамс должен был представляться этому “абсолютному деспоту”. Момент был волнующий. В письме госсекретарю Джону Грею, Адамс стенографически точно записал свой диалог с королем Георгом III, а создатели биографического телесериала “Джон Адамс” слово в слово воспроизвели его.

Джон Адамс: Соединенные Штаты Америки назначили меня чрезвычайным послом при дворе Вашего величества и поручили мне вручить Вашему Величеству письмо, подтверждающее это назначение. Исполняя данные мне указания, я имею честь заверить Ваше Величество в единодушном стремлении Соединенных Штатов развивать самые дружественные и не обремененные предрассудками отношения между подданными Вашего Величества и американскими гражданами и передать наилучшие пожелания здоровья и благополучия вашему величеству и королевскому семейству. Я сочту себя счастливейшим из людей, если мне удастся способствовать установлению взаимной симпатии и доверия между народами, которые разделены океаном и управляются по-разному, но связаны одним языком, одной религией и кровным родством.

Владимир Абаринов: Ответ Георга III был достоин монарха.

Георг III: Буду с вами совершенно откровенен. Я был последним, кто согласился с отделением колоний. Однако отделение совершилось, и когда оно стало неизбежным, я сказал и повторяю: я буду первым, кто примет дружбу Соединенных Штатов как независимой державы. Предоставим же языку, религии и крови принести свои естественные и полновесные плоды.

Владимир Абаринов: Америка в то время была второстепенной державой, делающей свои первые шаги на международном поприще. Однако она уже тогда сознавала свой экономический потенциал и сделала свободу торговли главным инструментом свой внешней политики. Именно препоны, которые английский флот чинил американскому судоходству, стали причиной новой войны между Англией и Америкой через 17 лет после установления дипломатических отношений. В ходе этой войны столица США единственный раз в истории подверглась вторжению неприятельских войск, которые подожгли Капитолий и Белый Дом. Оккупация, впрочем, продолжалась менее суток. С тех пор США и Великобритания больше не воевали друг с другом. Культурное родство и впрямь принесло свои плоды.

Елизавета II правит так долго, что знала лично всех американских президентов начиная с Гарри Трумана, с которым она впервые встретилась в 1951 году. В июле
1976 года королева приехала в США на празднование 200-летия независимости. В Розовом саду Белого Дома ее приветствовал президент Джеральд Форд.


Джеральд Форд: Ваш первый визит в Америку в 1957 году состоялся по случаю 350-й годовщины основания Джеймстауна – первого постоянного британского поселения на этом новом континенте. Вы снова оказали нам честь, прибыв сюда, чтобы вместе с нами отметить 200-летие нового духа оптимизма и сотрудничества. За те 169 лет, которые прошли между основанием Джеймстауна и провозглашением независимости, 13 колоний расцвели под защитой британского флота, пользуясь преимуществами торговли с Британией и приняв британскую модель представительного самоуправления. Объявив себя независимыми в 1776 году, мы видели указующий перст в британском наследии управления и власти
закона. В качестве суверенного государства мы сохранили и приумножили наше самое ценное достояние – идеализм, благодаря которому родилась наша новая нация.

Владимир Абаринов: Ответ королевы.

Елизавета II: У наших стран много общего. Первые британские колонисты создали общество, во многом повторяющее то, которое они покинули на другом берегу океана. Между нами существовала формальная конституционная связь. Ваша Декларация независимости оборвала эту связь, но наша дружба прервалась ненадолго. Ваш первый посол Джон Адамс сказал моему предку королю Георгу III, что он всем сердцем желает способствовать восстановлению прежних добрых отношений и старого доброго юмора между нашими народами. Это восстановление давно произошло. Отношения поддерживались общим языком, традицией и личными контактами.

Владимир Абаринов: В мае 1991 года Елизавету принимал в Белом Доме Буш-старший. В своем ответном тосте на торжественном обеде королева вспомнила эпизод сравнительно недавней истории. В отрывке, который мы сейчас услышим, упоминается Блэр-хаус – дом для почетных гостей президента, расположенный
через дорогу от Белого Дома.

Елизавета II: Я была рада принять ваше приглашение нанести визит в Вашингтон и возобновить мое знакомство с великолепно отреставрированным Блэр-хаусом. По слухам, превращению Блэр-хауса в гостевой дом способствовал другой британский визитер. В канун Рождества 1941 года Уинстон Черчилль
провел три недели в Белом Доме. Черчилль работал по ночам. Говорят, однажды поздно ночью или, точнее, рано утром он пытался убедить госпожу Рузвельт позволить ему поговорить с президентом. И госпожа Рузвельт решила, что
президентских гостей следует селить где-нибудь в другом месте.

Владимир Абаринов: В июле 2003 года британский премьер-министр Тони Блэр выступил на совместном заседании палат Конгресса США по случаю вручения ему Золотой медали Конгресса. Естественно, и в этой речи нельзя было не вспомнить историю.

Тони Блэр: Господин спикер, сэр, мое волнение по поводу присуждения мне этой награды лишь отчасти улеглось, когда мне сказали, что первую Золотую медаль Конгресса получил Джордж Вашингтон за, как выразился Конгресс, “мудрые и ободряющие действия” при освобождении Бостона от британских войск. По пути в этот зал сенатор Фрист любезно показал мне камин, в котором британцы в 1814 году сожгли библиотеку Конгресса. Я знаю, извинения несколько запоздали, и все же я сожалею.

Владимир Абаринов: В мае 2007 года королева Елизавета была почетным гостем на 400-летнем юбилее Джеймстауна. Приветствуя ее, президент Буш допустил характерную оговорку.

Джордж Буш: Американский народ с гордостью приветствует вас, ваше величество, в Соединенных Штатах – стране, которую вы знаете очень хорошо. В конце концов, вы сидели за столом с 10-ю президентами США. Вы помогли нашей стране отпраздновать ее 200-летний юбилей в 1776-м... 1976 году.

Владимир Абаринов: Подождав, пока присутствующие кончат смеяться добавил не из бумажки.

Джордж Буш: Она взглянула на меня так, как только мать может смотреть на свое дитя.

Владимир Абаринов: В мае прошлого года Елизавета принимала Барака Обаму и первую леди США в Букингемском дворце.

Елизавета II: Этот обмен людьми и проектами расширяет и оживляет наш общий язык, хотя, я думаю, вы согласитесь с тем, что мы не всегда пользуемся им одинаково.

Владимир Абаринов: Что правда, то правда: американский английский отличается от британского настолько, что оргкомитет лондонской Олимпиады выпустил специальный разговорник для американцев. Но, как сказал по этому поводу Оскар Уайльд, “кроме языка, у нас с Америкой все общее”. И кроме
монархии, добавим мы. Но ее американцы склонны считать декоративной надстройкой и данью традициям.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG