Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза - о визите Путина в Китай


Владимир Путин прибыл в Пекин

Владимир Путин прибыл в Пекин

В ходе государственного визита президента России Владимира Путина в Китай подписано 17 документов о двустороннем сотрудничестве. В их числе - Совместное заявление о дальнейшем углублении стратегического партнерства, соглашения о сотрудничестве в области атомной энергетики, авиастроения, новых технологий, туризма. В первый день визита, 5 июня, Владимир Путин провел переговоры в Пекине с председателем КНР Ху Цзиньтао.

Владимир Кара-Мурза: Владимир Путин, который находится в Пекине с двухдневным государственным визитом, во вторник президент России провел переговоры с председателем КНР Ху Цзиньтао. Главы государств подписали совместное заявление о дальнейшем углублении российско-китайских отношений. По итогам прошлого года товарооборот между Китаем и Россией вырос почти на 40% и достиг 83,5 миллиардов долларов.
Ключевым документом встречи стал протокол, который завершает создание совместного российско-китайского инвестфонда объемом до 4 миллиардов долларов. 70% средств фонда будут инвестированы в компании и проекты в России и СНГ, оставшиеся 30% — на территории Китая.
"В таком ключе мы намерены продолжать совместную работу", - заверил российский президент, добавив, что у Москвы и Пекина «широкое совпадение базовых интересов как в международной, так и в экономической сфере».
Ху Цзиньтао еще раз поздравил Путина с избранием на главный государственный пост России.
В составе делегации находится Виктор Ишаев, полпред президента в Дальневосточном федеральном округе, а ныне еще и глава Минвостокразвития. Как известно, Министерство развития Дальнего Востока предложило ввести для региона особый режим государственного управления, который бы значительно ограничивал вмешательство других федеральных чиновников в деятельность Дальневосточного федерального округа.
О том, чем может быть полезен опыт Китая для развития Сибири и Дальнего Востока, мы сегодня в день визита Владимира Путина в Пекин беседуем с востоковедом Алексеем Масловым, директором Центра стратегических исследований Китая Российского университета дружбы народов, Николаем Харитоновым, председателем думского комитета по региональной политике и проблемам Севера и Дальнего Востока, и Виктором Черепковым, бывшим членом думского комитета по безопасности, экс-мэром Владивостока. Как вы оцениваете современное состояние российско-китайских отношений?

Николай Харитонов: Безусловно, визит абсолютно своевременный президента России Путина. Безусловно, Китай стремительно развивается. Безусловно, что вырисовываться начало два полюса в лице Соединенных Штатов Америки, которые возглавляют блок НАТО, и практически Китайская народная республика со стремительно развивающей во всех направлениях экономикой. Безусловно, не секрет и для российского президента, и в целом для нас устремление инвестиций и не только инвестиций и на Дальний Восток, и на Восточную Сибирь. К сожалению, от Урала до Дальнего востока имеем население всего 27 миллионов, тогда, когда северный Китай возле Дальнего востока 150 миллионов проживает. Поэтому, безусловно, Владимир Путин, как президент Российской Федерации, прекрасно понимает, что на сегодняшний день в какой-то степени отношения с Китаем экономические и политические, в том числе по вооружениям, по совместным действиям, быстрее мы поймем друг друга, чем с Соединенными Штатами Америки. Поэтому хотелось бы надеяться, что понимание между руководителями, между народами России и Китая приблизятся к тем отношениям, которые были между Советским Союзом и великим и могучим Китаем.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, пойдет ли на пользу дела создание специального Министерства по развитию Дальнего Востока или это попахивает сепаратизмом, как многие опасаются?

Николай Харитонов: Тогда можно по инерции говорить, что можно задать вопрос, что 8 федеральных округов, восемь особых зон. Конечно, программа развития Дальнего Востока необходима, но какое-то супер-государство устраивать нельзя. Я неслучайно тогда, когда Путин отчитывался за работу правительства, будучи председателем правительства, я задал вопрос: какая концепция, какое законодательное обоснование необходимо для ровного и равного развития всех регионов Российской Федерации. А тогда, когда искусственно начнем мы вытаскивать один регион, да, безусловно, необходимо создать для Дальнего Востока и особое налоговое положение, и привлечение инвестиций, и может быть освободить от налогов, амнистию на три года, по крайней мере, среднему и малому бизнесу. Сделать привлекательным переезд на Дальний Восток наших граждан. Владимир Путин, отвечая на мой вопрос, сказал: если есть у вас мнения и предложения, мы готовы выслушать их. Поэтому комитет Государственной думы активно работает. Ишаева поздравили приветственной телеграммой в силу его назначения. Будем активно сотрудничать, работать и то законодательное обеспечение, которое необходимо, безусловно, будет способствовать развитию Дальнего Востока.

Владимир Кара-Мурза: На каком этапе сейчас находится принятие закона о митингах, который сегодня занял весь рабочий день?

Николай Харитонов: Сегодня продолжается заседание. Я сегодня беседовал с подполковником подразделения. Там немножко создали рвение, не нужное изначально. Потому что полицейские создали коридор, мы шли на работу, толкали полицейские. Я вынужден был дать телеграмму министру внутренних дел. Тем более полицейский дал ботинком по ноге и так далее, женщина вскрикнула. Я думаю, что во втором и третьем чтении, потому что оппозиция, которая проводила 6 мая мероприятия, пообещала "Марш миллионов" 12 июня, не секрет, что задача "Единой России" во втором и третьем чтении принять до 12 июня этот закон. Большинство у "Единой России". Поэтому, я думаю, задача будет выполнена.

Владимир Кара-Мурза: Как вы оцениваете динамику развития российско-китайских отношений?

Алексей Маслов: Если расценивать с точки зрения финансовой, конечно, идет по восходящей. Здесь все это многократно описано и опубликовано. Если же смотреть наполнение, то мы видим, что динамики реальной нет, поскольку все сотрудничество идет исключительно в области энергоносителей, что явно недостаточно. Сегодня в известной степени можно сказать, что достигнут прорыв, когда китайские инвестиции начинают идти в Россию, в том числе и в область туризма. Но это тоже палка о двух концах, потому что вместо того, чтобы подсчитывать, сколько китайцев проживает внутри России, алармистские настроения у нас есть, надо внимательно посчитать, сколько капитала государственного и частного присутствует на российском рынке, и понять, что всегда сохраняется определенная опасность, что часть секторов российской промышленности, особенно региональных, могут перейти под контроль Китая.
И второй момент, который настораживает – наращивание присутствия Китая, китайских инвестиций на территории России, формирует определенный класс населения, который уже ассоциирует свое будущее уже с развитием Китая, то, что мы раньше называли марксистским термином "компрадорская буржуазия". И поэтому здесь, если смотреть, изменилась ли структура российско-китайских отношений, нет, она серьезно не изменилась. Наращиваются лишь чисто торговый баланс, что иногда нам дает искаженное представление о реальности.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, есть ли угроза контроля со стороны Китая над ключевыми отраслями дальневосточной промышленности?

Виктор Черепков: С этой точки зрения уже не только есть угроза, она уже осуществилась в реалии. Вся легкая промышленность в Сибири и Дальнем Востоке исчезла полностью. Потому что по нашим экономическим, политическим, административным, правовым законам вся наша экономика в этом секторе была нерентабельной. И естественно, если китайские товары и Америку, и Францию, и Европу заполонили, то там одна форма взаимодействия. Допустим, американский предприниматель понимает, и бизнесмены, что цена труда в Китае, и цена труда у них и налоговые составляющие, конечно, в Китае приветствуется, становится экономически выгодной, иногда даже в разы. Естественно, они выводят туда своей капитал, вкладывают в развитие там производства и потом с Китая этот произведенный продукт гуляет по всему миру и остается у них в Америке.
А как у нас? У нас там ни одного предприятия. Есть некоторые для вида, чтобы перегонят туда-сюда, а так мы там не строим ничего и не вкладываем инвестиции. Весь товарооборот, который идет, он по какому принципу: они нам шмотки, ширпотреб, наши бедные бизнесмены едут туда в виде челноков, покупают все, что по дешевке, привозят товар, который, естественно, сбывается в европейские и американские страны. Но мы туда увозим деньги. Более того, те китайцы, которые находятся здесь, они не строят здесь никаких ни фабрик, ни заводов. Самые их вложения, считающиеся колоссальными, это открытие ресторанчиков, открыть палаточку, или китайские сапожники, тут за бесценок, безо всяких налогов, массово вывозят отсюда капитал огромнейшим потоком. И наши челноки со своими баулами увозят туда еще более большие капиталы. Вот этот товарооборот надут, а на самом деле мы туда сырье – это по государственной программе, а они нам ширпотреб, и что из этого?
Если бы они на нашей территории, как, допустим, американцы, французы, мировые акулы бизнеса вкладывали туда и сделали всемирную фабрику из Китая, вложили и вывезли потом эти деньги к себе, используя там дешевый труд. Мы, наоборот, используем здесь дешевый труд, полурабский, и туда им электроэнергию, аз. И что в итоге? В итоге вся Сибирь и Дальний Восток как сырьевой придаток туда им отдается, причем с их разработками, по их проектам, и у нас вся экология, все и так далее. В 91 при советской власти было совместное корейское предприятие по вырубке леса, огромные территории отдали им, они современной техникой все там, это же не равнины, это же не чернозем средней полосы воронежской, перелопатили. Это миллионами лет образовывался этот гумус, который в Приморском крае пять сантиметров, и то в корнях. А когда мы там бульдозерами все снесли, первые дожди и все туда, реки замелели, наводнения и больше ничего.

Владимир Кара-Мурза: Федор Шелов-Коведяев, в 90 годы первый заместитель министра внутренних дел Российской Федерации, внимательно следит за ходом визита Владимира Путина.

Федор Шелов-Коведяев: Я нисколько не удивлен определенными заявлениями, которые сделал наш президент в Китае. Потому что я говорил о том, что стратегическое партнерство с этой страной России нужно для выстраивания технологических цепочек, включения в общетехнологичные проекты и все в том же духе. Странный выбор, потому что Китай в этом смысле страна вторичная, 75% новых технологий в Соединенных Штатах находится. В любом случае это лишнее плечо для модернизации нашей экономики, для инновационного развития нашей экономики. Поэтому это мне, честно говоря, совершенно непонятно. Если же говорить о каких-то других видах бизнеса, как торговля или простых видах производств, то здесь опыт Китая нам особенно ничем не может пригодиться, потому что нам нужно снять совершенно непосильную нагрузку с нашего бизнеса. Это абсолютно наше внутреннее дело, это давным-давно пора делать. Но, видимо, жадность фискальных и не только фискальных органов этому мешает. Поэтому тут Китай, не Китай, совершенно все одинаково. Что делать – понятно, почему не делаем – тоже понятно. К сожалению, непонятно, когда начнем двигаться в правильном направлении.

Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG