Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Об улицах и здоровье


Министр культуры России Владимир Мединский

Министр культуры России Владимир Мединский

Российская блогосфера обсуждает предложение министра культуры Владимира Мединского переименовать столичные улицы, названные в честь "террористов-революционеров". Речь идет об улицах Войкова, Желябова, Халтурина или станции метро "Войковская". Блогер "Живого журнала" enjinrer из Дубны считает, что имеет смысл поддержать это предложение:

Меня, признаться, тошнит от однообразной советской топонимики. В любом городе, куда ни плюнь, обязательно в улицу Ленина попадешь, или в прочий "паноптикум". Все эти Урицкие, Володарские да Войковы - какое они отношение, например, к нашему городку имеют? Ну, ладно еще, улица Кирова - раньше на ее месте колхоз им. Кирова располагался. Хоть какое-то историческое соответствие. А остальные?

ЖЖ-пользователь inella пишет, что улицы, названные в честь героев прошлого режима, являются символами "скрепляющими общероссийское пространство" вне зависимости от национальности:

Ах, как все просто в России! Раз - и новые на пьедестале стоят, а старых тащат за ноги в канаву. Но нельзя забывать, что еще живы те, для кого эти "террористы" были борцами за их свободу. И они продолжают свято в это верить. И плевать им в души - как-то не гуманно.

На эту реплику enjinrer ответил:

В "святость" Войкова и прочих цареубийц, думаю, сейчас так мало кто "верует", что можно и не беспокоиться. Ничего их переименование не "подорвет".

Журналист Олег Лурье призывает нового министра не заниматься "культурной революцией, а своими непосредственными обязанностями - развитием и защитой культуры".

Первое, что сделал новоявленный министр культуры Владимир Мединский, это предложил переименовать московские улицы. Какой серьезный шаг! Какая глобальность мысли! Мы все, конечно, понимаем, что сразу же после переименования улицы Халтурина в улицу Николая Романова, именно на ней и расцветет бурным цветом отечественная культура. А когда министр сменит и остальные названия площадей и проспектов, то культура вообще попрет, как из рога изобилия. Только вот, при всем восхищении неординарностью мышления министра Мединского, где-то в глубине души всплывают очень нехорошие ассоциации. Было ведь. Было это все! После большевистского переворота 1917 года Ленин и "команда" в первую очередь переименовывали улицы. И это был тоже первый шаг коммунистов на поприще культуры. Потом были и другие, не менее культурные – введение строжайшей цензуры, арест Мандельштама, расстрел Бабеля и сотен других, взрывы храмов и памятников. Конечно, и цареубийца Войков и террорист Халтурин личности малоприятные. Можно даже сказать мерзкие. Но переименование улиц их имени это забота только лишь мэрии Москвы, а никак не федерального министерства.

***
Западные блогеры сосредоточились на темах, связанных с работой человеческого организма. В блогах газеты "Нью-Йорк таймс" идет обсуждение предложенного Майклом Блумбергом, мэром Нью-Йорка, запрета на продажу больших порций сладких безалкогольных напитков. Американский биолог и профессор Гарвардского университета Дэниэл Либерман выступает против введения ограничений. Он считает, что каждый волен свободно решать, сколько жирной пищи и сладкого съесть, но при этом обращает внимание на естественную зависимость человеческого организма от богатой на сахар пищи:

Если запретить большие порции сладкого лимонада, то что будет следующим? Три шарика мороженого на одну порцию, жареный картофель или двойной гамбургер? Не лучше ли сразу запретить ожирение? Эпидемию лишнего веса можно оценивать по-разному, но в основе ее лежит проблема биологическая. Эволюция помогает объяснить, почему две трети американских взрослых весят больше нормы или имеют тучное телосложение. Она подсказывает, что предложения мэра Нью-Йорка не лишены оснований: когда дело доходит до сахара в нашей пище, некоторые виды принуждения не только необходимы, но даже отвечают нашему образу жизни в прошлом. В связи с тем, что сахар в продуктах питания является основным источником энергии, люди пристрастились к нему еще в древности. Но тогда еды было мало. Чрезмерное количество сахара в крови – это яд, поэтому организм старается переработать его в жир. Наши предки, охотники-собиратели, больше, чем другие приматы нуждались в большом количестве жира. Они должны были оставаться активными даже в периоды, когда еды не хватало, чтобы поддерживать свой большой и потребляющий много энергии мозг, а также выполнять репродуктивные функции (человек может родить потомка в два раза быстрее своего кузена - шимпанзе.)

Если для американцев самой большой проблемой является ожирение и лишний вес, то британцы со своей склонностью к меланхолии чаще интересуются исследованиями, связанными с психическим здоровьем. В блогах "Гардиан" публикуют результаты работы ученых трех университетов, которые пытались ответить на вопрос, помогает ли активный образ жизни справиться с депрессией. До недавнего времени считалось, что людям, чувствующим подавленность, стоит начать бегать по утрам, и их состояние улучшится, однако отныне это утверждение вызывает сомнения. Мелани Чэлдер из Бристольского университета поясняет:

Многие проводившиеся ранее исследования подтверждали позитивный эффект, когда страдающие от депрессии начинали заниматься физическими упражнениями, но мы не отметили исчезновение симптомов болезни в случае перехода к активному образу жизни. Я хочу подчеркнуть, что физкультура помогает при других заболеваниях: сердечно-сосудистых, ожирении, диабете, а вот в лечении депрессии она бессильна.

От депрессии, как пишут в блогах журнала "Нью-Йоркер", может спасти мечтательность. Согласно еще одному исследованию, люди предаются мечтам 47 процентов времени, отведенного на бодрствование.

На первый взгляд эти данные подтверждают нашу врожденную склонность к лени. В одержимой эффективностью цивилизации мечтательность часто высмеивается. Психиатр Зигмунд Фрейд называл мечты "инфантильными" и считал, что им предаются те, кто хочет сбежать от реальной необходимости работать в мир фантазий, где "желания исполняются". В последние годы психологи и нейробиологи стали лелеять это психическое состояние, указывая, что "блуждание ума" – это инструмент познания. Оказывается, всякий раз, когда человеку становится скучно, когда ему недостаточно реальности, он начинает исследовать собственные ассоциации, рассматривать контраргументы или выдумывать сценарии развития событий.

Этот и другие материалы читайте на странице информационной программы "Время Свободы".
XS
SM
MD
LG