Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Уго Чавес выводит страну из Межамериканской комиссии по правам человека


Ирина Лагунина: Решение Венесуэлы выйти из состава Межамериканской комиссии по правам человека вызвало реакцию международного сообщества. Европейский парламент даже принял резолюцию, призывающую пересмотреть это решение. Однако резолюция, как и многочисленные заявления международных правозащитных организаций, остались без ответа. Рассказывает Виктор Черецкий.

Виктор Черецкий: Правозащитники опасаются, что выход Венесуэлы из Межамериканской комиссии по правам человека будет способствовать еще большему бесправию в этой латиноамериканской стране. «Международная Амнистия» в своем последнем докладе о состоянии прав человека в мире отмечает, что «в Венесуэле не только попираются основные свободы, но и преследуется любая правозащитная деятельность. Суды, полностью зависимые от правительства, приговаривают противников правящего режима к тюремному заключению. В стране процветает полицейский произвол и подвергается репрессиям независимая пресса». Конец цитаты. Эти же факты фиксировала Межамериканская комиссия по правам человека, за что президент Уго Чавес с ней не церемонился:

Уго Чавес: Что представляет из себя этот орган? Для меня он ничего не значит. Это ноль без палочки! Я плевать на него хотел! С меня за стрижку головы берут больше, чем стоят все эти правозащитники! Они защищают лишь коррупционеров, диктаторов и банкиров. А командуют ими империалисты и капиталисты – это мировое гнилье, дегенераты, от которых нас всех тошнит. За пять тысяч лет своего существования мир никогда столь низко не опускался, как сейчас! А мы, венесуэльские революционеры, выступаем за строительство нового мира с новой здоровой моралью!

Виктор Черецкий: Инициатива выхода Венесуэлы из панамериканской правозащитной организации принадлежит лично Чавесу и рассматривается им как «очередной вклад» в практику строительства так называемого «боливарианского социализма 21 века». Лидер не скрывает, что Межамериканская комиссия представляет прямую угрозу его режиму. Кроме того, у него с ней есть и личные счеты. Когда в 2002 году, во время массовых народных протестов против его правления, Чавес был задержан коллегами-военными на два дня – не исключается, что по его же приказу - то Комиссия якобы медлила реагировать на это событие.

Уго Чавес: Первое, что я требуют от государственного совета, это немедленного решения о выходе из печально известной Межамериканской комиссии по правам человека. Мы не можем более терпеть этот дамоклов меч над своей головой. Из этой комиссии надо было давно выйти. Для этого есть достаточно оснований. Когда 12 апреля 2002 года меня арестовали заговорщики, а мои сторонники обратились в комиссию за помощью, чтобы защитить мои права, то она не отреагировала. Так что выход из этой организации – часть борьбы за наш суверенитет.

Виктор Черецкий: Такого мнения придерживаются далеко не все в Венесуэле. Кроме того, противники нынешнего режима полагают, что выход из состава Комиссии не поможет Чавесу скрывать нарушения прав человека в стране. Известный оппозиционный политик Мария Корина Мачадо.

Мария К.Мачадо: Должно быть совершенно ясно, что ни правительство, ни парламент не имеют права лишать венесуэльцев помощи со стороны международных правозащитных организаций. В мире уже давно существуют механизмы защиты граждан, подвергаемых преследованию по политическим мотивам у себя на родине. В странах с диктаторскими режимами деятельность международных правозащитных организаций осуждается как якобы наносящая ущерб национальному суверенитету. А в демократических странах подобная деятельность только приветствуется.

Виктор Черецкий: Мария Корина Мачадо напоминает, что еще сравнительно недавно Чавес поддерживал работу Межамериканской комиссии по правам человека - когда она критиковала положение дел в латиноамериканских странах, к которым Чавес испытывал неприязнь. Он даже посетил как-то штаб-квартиру организации, чтобы засвидетельствовать ей свое почтение. Все изменилось, когда правозащитники обратили внимание на ситуацию в Венесуэле.

Мария К. Мачадо: Межамериканская комиссия по правам человека осудила положение дел при Чавесе: преследование диссидентов, похищение людей, ужасающее положение заключенных в тюрьмах, закрытие оппозиционных средств информации и так далее. Подобные публичные разоблачения не понравились режиму. И правительство Венесуэлы уподобилось правонарушителю, который заявляет, что не признает полномочия суда, который намерен его судить. Вы думаете, что подобное заявление может как-то повлиять на суд? Чавес говорит, что в стране есть собственные суды. Но это лишь пародия на правосудие, поскольку всем известно, что судьи в Венесуэле напрямую подчиняются указаниям правительственных чиновников. Так что люди будут по-прежнему обращаться за поддержкой к международным правозащитным организациям – нравится это Чавесу или нет.

Виктор Черецкий: Действительно, решение Венесуэлы выйти из Межамериканской комиссии по правам человека не только не помогло Чавесу «закрыть» проблему, но и наоборот увеличило интерес международных правозащитных организаций к ситуации в этой стране. В фокусе их докладов – преследование диссидентов, правозащитников и профсоюзных активистов. В частности, истории шахтерского лидера Рубена Гонсалеса, приговоренного к семи годам лишения свободы за организацию забастовки, бывшего губернатора провинции Сулиа Освальдо Альвареса, осужденного на два года за критику Чавеса по телевидению, и правозащитника Умберто Прадо, которому режим угрожает физической расправой. Говорит Хавьер Эльхаге, представитель международной правозащитной организации «Хьюман райтс фаундейшн», которая на днях выступила с обращением к мировой общественности в связи с делом профсоюзного лидера Гонсалеса:

Хавьер Эльхаге: Рубен Гонсалес был арестован только за то, что защищал права трудящихся. В 2009 году он руководил 15-дневной забастовкой. Его обвинили в членстве в «организации уголовников», как именуются в Венесуэле все профсоюзные или иные комитеты, которые не подчиняются напрямую властям, а также в подстрекательстве к совершению уголовных действий. К последним относятся любые действия, которые не нравятся Чавесу. «Хьюман райтс фаундейшн» опубликовала в этой связи доклад, в котором доказывается, что обвинения в адрес Гонсалеса противоречат как конституции Венесуэлы, так и международным нормам, касающимся профсоюзной деятельности. Это попытка криминализировать любые формы протеста в стране.

Виктор Черецкий: По данным правозащитников, в Венесуэле заводятся уголовные дела на участников любых акций протеста: будь то рабочие и крестьяне, недовольные полуголодным существованием, интеллигенция, возмущенная цензурой в средствах информации, или даже студенты, протестующие против положения дел в университете. Хавьер Эльхаге:

Хавьер Эльхаге: За участие в разного рода протестных манифестациях в Венесуэле под следствием находятся 2200 человек, в основном, рабочие и студенты. По этому поводу даже имеется заявление Международной организации труда, в котором, в частности, содержится призыв немедленно освободить шахтерского активиста Рубена Гонсалеса. В заявлении МОТ говорится, что действия венесуэльских властей противоречат всем нормам закона. Обвинение участников протестного движения в уголовных преступлениях немыслимо.

Виктор Черецкий: Между тем, венесуэльский оппозиционный политик Мигель Анхель Родригес считает, что решение президента Уго Чавеса вывести страну из Межамериканской комиссии по правам человека объясняется, главным образом, желанием избежать международного расследования массовых убийств жителей Венесуэлы, что напрямую связывается с разгулом в стране наркомафии. Правящий режим предпочитает закрывать на это глаза. Мигель Анхель Родригес:

Мигель А.Родригес: Решение президента Чавеса никак не связано с вопросом о национальном суверенитете, о чем он заявляет публично. Это просто попытка уйти от международного расследования вопросов, связанных с наркоторговлей и организованной преступностью. Эти вопросы крайне беспокоят демократическую оппозицию режиму и международные организации. Ни для кого не секрет, что власти Венесуэлы связаны с преступным миром, в частности, с наркоторговцами. Жертвами преступников в минувшие годы стали 150 тысяч человек – самый высокий показатель в Латинской Америке. Убийцы действуют безнаказанно благодаря своим отношениям с высшими чиновниками, которые закрывают глаза на их деяния. А ведь убийство – это тягчайшее нарушение прав человека. В Венесуэле бесполезно требовать расследовать эти злодеяния. А теперь, вдобавок, нас лишают возможности обратиться за помощью в международную организацию.

Виктор Черецкий: Обращают внимание правозащитники и на ситуацию вокруг средств информации в Венесуэле. Пример, который стал уже классическим, - нападки правительства на популярный, до недавнего времени, независимый телеканал «Глобовисьон». Его президента Гильермо Сулуагу затравили. Против него выдвигались не только свойственные любому тоталитарному режиму обвинения в клевете на правительство, измене родине и шпионаже в пользу мирового империализма и сионизма, но даже в спекуляции автотранспортом. За что он и был арестован. Сейчас Сулуаге удалось иммигрировать. Нападки на свой телеканал он объясняет следующим образом:

Гильермо Сулуага: Правительство всеми силами старается ограничить доступ населения к объективной информации. Для этого оно преследует независимых журналистов, ограничивает свободу слова. И здесь возникает вопрос, чего именно опасается правительство? Думается, что оно боится, что венесуэльцы выскажут через независимые средства информации свое недовольство существующим режимом. Ведь даже те, кто когда-то верил президенту Чавесу, давно разочаровались в его политике, которая крайне негативно сказалась на уровне жизни населения.

Виктор Черецкий: «Глобовисьон», естественно, не исключение. Давлению подвергаются все независимые средства информации. Об этом рассказывает представитель Межамериканской комиссии по правам человека адвокат Хуан Карлос Идальго:

Хуан К. Идальго: Преследуются как владельцы независимых средств информации, так и их сотрудники. Причем на них заводятся уголовные дела, поскольку говорить народу правду в Венесуэле – это уголовное преступление, наказуемое тюремными сроками. Цель – запугать людей, заставить замолчать. Дела заведены на сотни газет и радиостанций. Они переходят под контроль государства, обеспечивая Чавесу монопольное право на информацию.

Виктор Черецкий: Добавим, что не только на информацию. Чавес раздувает культ собственной личности. Как отмечают наблюдатели, он пошел дальше своих идеологических учителей типа Фиделя Кастро или Ким Ир Сена. Такие определения как «верховный команданте-главнокомандующий», «великий лидер», «отец народа» и прочее его не удовлетворяют. Как отмечает Хуан Карлос Идальго, Чавес с недавнего времени стал все чаще сравнивать себя… с Богом. Именно он, Чавес, подобно Христу, исполненный жертвенности, идет на крест пострадать за народ Венесуэлы.

Уго Чавес: Буржуазия, враги народа, сосредоточили на мне все свое зло. А я лишь возрадуюсь этому и говорю: изливайте на меня свое зло, казните меня - я готов принять мучения! Но не трогайте мой народ! Истинно говорю вам: мне безразлично зло моих врагов, потому что народ окружил меня огромной любовью. И я переполнен этой любви, так что в моем сердце нет места для ненависти!

Виктор Черецкий: Некоторые наблюдатели полагают, что есть и еще одна причина скоропостижного выхода Венесуэлы из Межамериканской комиссии по правам человека. В октябре этого года в стране состоятся президентские выборы. Чавес намерен на них победить. А для этого следует избавиться от всех, кто может вредно повлиять на общественное мнение, в том числе, от представителей международных правозащитных организаций.
XS
SM
MD
LG