Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Не хочу писать очередную рецензию на очередного лауреата «Большой книги», хочу только сказать несколько слов о том, почему для «Летнего чтения» со школьниками понадобился именно «Письмовник».

Мне так показалось, что автор (он, кстати, отказался участвовать в нашем разговоре), в романе все время отвечает на вопросы, которые задавал себе в детстве и отрочестве, как называли подростковый возраст классики.

И стало интересно проверить: насколько точно сохранила взрослая, заросшая событиями память перипетии переживаний в юности. И вот дети – студент и школьницы, читали и узнавали, или отвергали, узнавая. Потому что оказалось, что детство у всех одно, растянутое на поколения, что, впрочем, ребят ничуть не расстроило. А расстроило меня, наверное, как писателя.

И еще одно неожиданное наблюдение – на эротике по-прежнему табу, даже в литературе. Мы в «Классном часе Свободы» попробовали немного его соскрести, во второй части программы. Но одна из собеседниц так и осталась при своем – тексты, где в том или ином виде присутствует эротика, необходимо маркировать «Детям до 16 не читать». Любопытно, это спровоцирует читательский интерес у подростков?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG