Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ирина Лагунина: Мы продолжаем цикл «Этническая карта России». Сегодня речь пойдет об одном из финно-угорских народов России, об обитателях в прошлом широких территорий, о марийцах. В беседе участвуют сотрудник Института Этнологии и антропологии РАН, профессор Сергей Арутюнов и этнолог Елена Данилко. Беседу ведет – Игорь Яковенко.

Игорь Яковенко: Сергей Александрович, в России марийцев издавна называли черемисами. Что означает это слово и что означает самоназвание "марийцы"?

Сергей Арутюнов: Вы понимаете, как всегда в случае самоназвания есть много таких вариантов, версий. Но корень "мар" или "март" очень распространен вообще среди восточно-финских народов, то есть марийцев, удмуртов, коми, мордвы в разных вариантах и этот корень связан со словом "март", иранским словом по происхождению, обозначающим просто человека и присутствующем во многих других языках, в армянском языке, в языке хинди, в других индийских языках, "мужчина" в некоторых случаях, в других просто "человек" вообще. Так что это распространено на огромных пространствах и связано с тем, что с торговые и вместе с торговыми культурные связи древних иранских народов древних иранцев простирались на огромные пространства от Индостана до берегов Ледовитого океана.

Игорь Яковенко: Елена Сергеевна, марийцы выделяются среди других финно-угорских народов России своим ярко выраженным, можно сказать, упорным национальным самосознанием, что проявилось и в трех ожесточенных черемисских войнах, и в сохранении своей религии, уникальной религии, и в успешном противостоянии насильственной ассимиляции и христианизации. В чем причины такой сильной, я бы сказал, уникальной национальной идентичности марийского народа?

Елена Данилко: Это довольно сложный вопрос. Я думаю, им задаются все исследователи, деятельность которых так или иначе связана с Поволжьем. Наверное, если бы существовал антропологический рай, то он находился бы в марийской деревне. Потому что, какую бы сферу традиционной культуры вы бы ни взялись изучать – народный костюм, система питания, обрядность, народные верования, вы обязательно обнаружили бы, что у марийцев она сохранилась невероятном для нашего унифицирующего, нивелирующего времени объеме. Поэтому этот вопрос всегда возникает. Если попытаться найти историческое объяснение, например, взять те же черемисские войны, тут следует, кстати, уточнить, что не все марийцы в них участвовали, а только луговые, то можно найти аналгии среди других народов Поволжья - терешевское восстание мордвы, башкирские восстания и так далее.
Если говорить о каких-то особых условиях развития, то они мало отличались от условий развития других соседних народов. Тот же полиэтничный регион, та же хозяйственная среда. Если же говорить о сохранности религии, то тут тоже следует отметить, что тут тоже в результате христианизаторской деятельности российского государства большинство марийцев, как и другие финно-угорские народы были формально крещены. Но вот, на мой взгляд и на взгляд других исследователей, разгадку все-таки следует искать именно здесь - в традиционных верованиях. Видимо, система религиозных верований марийцев оказалась довольно гибкой и пластичной, чтобы органично вписать в христианскую религиозную систему и не утратить собственных принципов и не раствориться в ней. Поэтому марийская вера сохранилась до наших дней и стала важным фактором укрепления марийской идентичности.

Игорь Яковенко: Сергей Александрович, марийцев называют "последними язычниками Европы", как раз связано с теми уникальными верованиями, которые сегодня сохранились и актуальны. Каковы особенности этих языческих верований и обрядов марийцев, чем они отличаются от анимистических культов других народов и почему именно марийская традиционная религия сегодня сохраняет свою актуальность в качестве религиозной практики, эти моления в священных рощах, которые объединяют весь народ?
Сергей Арутюнов: На этот вопрос очень трудно ответить. Но надо сказать, что язычников в Европе не так уж мало, марийцы вряд ли могут быть названы последними язычниками в Европе, потому что под покровом христианства повсюду, не только в России, но и в Центральной, даже Западной Европе существуют многочисленные языческие обряды, праздники, обычаи, верования, которые в народной жизни играют зачастую роль не меньшую, чем соответствующие христианские обычаи и обряды. Это можно найти и в Ирландии, и в Скандинавии, и ясное дело, у чувашей, у удмуртов, у очень многих народов России. Нужно сказать, что и среди самих русских тоже много сохраняется в быту языческих по происхождению, хотя бы та же сама Масленица, явлений, очень глубоко укорененных, очень широко распространенных, которые церковь не одобряет, но хотя и пыталась искоренить, но искоренить не в состоянии. Второй момент: перед натиском глобализованной культуры люди стремятся противопоставить этому натиску что-то такое уникальное, свое, родное, и даже если этого и нет в традиции, то изобретают. Есть не очень большие, но широко известные неоязыческие группы среди русских, пропагандисты возрождения славянского язычества, они есть и на Украине. Это искусственное явление, но это искусственное явление, у которого есть естественные причины. У марийцев в силу исторических причин, политических, экономических причин там действовали те же процессы, что и у других финно-угорских народов Поволжья и Приуралья, но они более интенсивно проходили у других народов процессы христианизации и русификации, а марийцы этим тенденциям сопротивлялись более жестко, так что у марийцев сохраняется как система языческая религия. Скажем, у мордвы все это есть тоже, если вы прочитаете, есть хорошие исследования по мордовской народной религии, но у мордвы ушло на задний план, сохраняется в рамках более распространенного и укорененного там православия, отчасти других форм христианства в новое время.

Игорь Яковенко: Елена Сергеевна, в чем различие между тремя этническими группами марийцев – горными, луговыми и восточными марийцами? Считают ли марийцы себя единым народом или горные марийцы прежде всего в ранге своей идентичности ставят на первый план именно свою народность?

Елена Данилко: Я, наверное, сначала небольшой исторический экскурс сделаю. Горные марийцы живут на правобережье Волги - это Горно-марийский район современной республики Марий-Эл и по побережьям небольших рек левобережья. Этнографическая группа складывалась в течение длительного времени, где-то с 9 по 16 век, вследствие сокращения контактов с основной частью марийцев, которые расселялись как раз на левобережье Волги. И формирование традиционной культуры во многом шло под влиянием соседних народов, они активно взаимодействовали с русскими и чувашами. Горные марийцы раньше других групп включились в товарно-денежные отношения, их традиционными занятиями были сплав и рубка леса, были распространены различные промыслы. Поэтому быстрее в их традиционную культуру проникли какие-то городские элементы, элементы городской культуры. Они выделяются большей приверженностью к православию, чем к традиционным верованиям. Луговые марийцы занимают всю центральную и восточную часть Марийской республики, и здесь основная линия взаимодействия с другими народами проходила уже с татарами и удмуртами. И самым распространенным занятием здесь было земледелие. Кроме того, луговых марийцев отличала внутренняя неоднородность, выделялось множество небольших территориальных групп, которые расселялись вдоль небольших рек. Среди луговых марийцев как раз больше всего распространялись традиционные верования.
А восточная группа марийцев сформировалась в 16-18 веках в Закамье и Приуралье в результате внутренней колонизации Поволжья, когда часть населения уходила в поиске свободных земель и, соответственно, они тоже были отделены от основной группы марийцев. Каждая из этих групп отличается особенностями в традиционной культуре, в костюме, в системе питания обрядности. Имеют различия и в языке. Это способствовало закреплению в качестве литературного и государственного языков двух видов горно-марийского и лугового марийского, хотя 80% лексики единый морфологический строй, грамматика тоже мало чем отличается. Вместе с тем среди творческой марийской интеллигенции политической элиты еще в 30 годы 20 века вопросы государственного языка очень остро дискутировались.
Если не касаться политических аспектов дискуссии, можно выделить две теоретические позиции. Первая как раз горно-марийская исходила из принципа, что если один народ, то у него должен быть один язык. А вторая допускала возможность двух и более языков у одного народа. Обоснованием первой позиции выступали не лингвистические доводы, говорилось о "большей цивилизованности" горных марийцев, утверждалось, что лесные марийцы, как преимущественно сельские жители, обладают меньшим уровнем культуры, чем горные. Или приводилось как аргумент различие этнических основ формирования этногенеза, что археологически так же не подтверждается. Вот эта дискуссия, уже забытая в советское время, в 90 перестроечные годы возобновилась, и даже появился такой термин как "горно-марийский народ". Но при этом все это осталось на уровне дискуссии и к резкому расхождению не привело. Практика использования двух литературных языковых норм, она не изменилась, оба языка государственные, оба используются в СМИ, в культурных акциях. И можно, наверное, говорить о том, что этнографические группы марийцев сохраняют групповое самосознание, обозначают себя как луговые или горные, но ни одна не отделяет от марийского народа, то есть эо все-таки единый народ.
XS
SM
MD
LG