Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Победа над Наполеоном как повод искупаться в лучах славы


Открытие в Москве галереи бюстов героев Отечественной войны 1812 года

Открытие в Москве галереи бюстов героев Отечественной войны 1812 года

В Москве, в рамках широкомасштабной кампании празднования двухсотлетнего юбилея победы России над Наполеоном, открывается съезд Обществв потомков участников Отечественной войны 1812 года.

Об истории Общества в интервью Радио Свобода рассказал его председатель, потомок генерала Ивана Ушакова Виссарион Алявдин:

– Общество потомков участников Отечественной войны 1812 года возникло в 1964 году как кружок при Бородинской панораме. В 60-е годы обсуждать свою родословную, тем более, родословную потомков офицеров, дворян, было, мягко говоря, неактуально. Наш основатель Владимир Казачков набрался мужества и пришел в только что открывшуюся Панораму, к ее директору, советскому отставному генералу, который откликнулся на это предложение. Начались поездки на Бородинское поле, коллективные, когда садились в электричку и ехали. Я старшеклассником вступил в это общество в 1973 году.

– Что нужно, чтобы вступить в общество?

– Предоставить родословную, из которой следует, что ваш предок являлся участником этой войны. Разумеется, речь не только об офицерах. У нас есть уникальные люди, предки которых были рядовыми чинами. Такую историю очень сложно проследить, но у нас есть специалисты генеалогии. Иногда приходят люди, которые говорят, что все документы погибли, мы их тоже не отваживаем, они приходят на наши встречи.

Мой прямой предок, прапрапрадед – генерал-майор Иван Михайлович Ушаков, был командиром известного Черниговского пехотного полка. Его дивизия стояла на Немане и начала отступление к Москве. Он прошел и Витебск, и Смоленск, дошел до Бородино в составе основной армии. В Бородино он был командиром полка, полковником. И со своим полком был брошен по приказу Багратиона отбить так называемые Семеновские флеши. Во время штурма получил тяжелейшее ранение – ему раздробило ядром ногу ниже колена, а пуля попала в челюсть. Ему ампутировали ногу. Мой прапрапрадед вылечился, и уже в Европе нагонал свой полк, без ноги, и ушел в отставку только после окончания войны. А потом вернулся в свое имение и стал предводителем дворянства Курской губернии. У меня в семье никто не скрывал, кем были предки, но подробности не были известны. Знали, что генерал, участвовал в войне с Наполеоном, был ранен. И когда я попал в Военно-исторический архив, я восстановил все данные.

– Ваше общество прилагает большие усилия, чтобы бороться с самозванцами?

– У нас очень хороший опыт работы по отметанию самозванцев. К нам приходят периодически люди: то потомок Дениса Давыдова, то какого-то знаменитого генерала. Очень быстро становится понятно, что это люди с нездоровым тщеславием. Да, мы понимаем, что на руках иногда не остается документов, но ведь информация часто сохраняется в семье в устной форме. А еще есть архивы, где хранятся сотни, тысячи послужных списков.

– Сколько членов в вашем обществе? И насколько оно влиятельно и активно?

– Долгое время общество насчитывало буквально около 100 человек. Сейчас нас около 300. В последние два года открыли несколько отделений – в Калининграде, в Воронеже, в Костроме... Конечно, это капля в море, и в на самом деле потомков участников Отечественной войны значительно больше. А с точки зрения авторитета мы очень рады, что в рамках готовящегося юбилея, к нам стали обращаться, будет проходить Съезд потомков участников Отечественной войны 1812 года, он международный. Сюда приедут из регионов и из-за рубежа более 100 человек.

– Государство вспомнило о вас в связи с годовщиной. Многие люди наверняка захотят сделать себе пиар на этом деле. Как вы к этому относитесь?

– Конечно, это государственный юбилей, и мы понимаем, что здесь есть некий элемент парадности. Этим надо пользоваться, и все разумные люди так делают. Это возможность сохранить память о величии подвига русских людей, о величии и значимости русской истории. Потому что сейчас она подвергается жесточайшим нападкам. Начинается фальсификация истории. В прежние времена творила произвол советская историяеская наука, а сейчас историю по-другому иногда пытаются вывенруть наизнанку - уменьшить великие русского подвига. Поэтому мы считаем, что правда, живая история – это куда полезнее, чем какие-то описания идеологов. Так что мы хотим использовать в хорошем смысле этот юбилей, – сказал Виссарион Алявдин.

Кампания 1812 года – одна из самых заметных в отечественной военной истории, и не случайно стремление власти использовать юбилей победы для прославления государственности. В связи с этим и съезд Общества потомков участников войны проводится на бюджетные средства и проходит в комплексе храма Христа Спасителя. О некоторых аспектах исторических изысканий, связанных с прошлым двухвековой давности, Радио Свобода рассказал петербургский историк, доктор исторических наук Владимир Лапин:

– В России сохранность послужных списков вооруженных сил начала 19 века довольно высока. Главная проблема – установить связь ныне живущих с теми, которые два столетия назад воевали. В 1912 году, на празднование 100-летия, составлялись списки прямых потомков по мужской линии офицеров, участников войны 1812 года, и в этот список тогда вошло всего 545 человек.

– А почему в 1912 году список был так невелик?

– Потому что был ограниченный сбор документов – спохватились за несколько месяцев до празднования. А еще это был список прямых потомков по мужской линии – от прадеда к деду, от деда к отцу и к сыну, то есть все боковые племянники и родовые ветви в расчет не принимались.

– Послужных списков нижних чинов в начале 19 века не существовало?

– Были списки по полкам, но точно выявить их во многих случаях было проблематично. Думаю, в этих списках есть большие лакуны.

– А если я предполагаю, что мои далекие предки защищали родину в составе антинаполеоновской армии, то куда должен обратиться, чтобы попытаться найти документы?

– В Российском военно-историческом архиве в Москве работают очень квалифицированные люди, и они могут помочь.

– В связи с юбилеем следует ли ожидать ярких открытий истории 1812 года или историки уже все знают?

– Больших открытий вряд ли стоит ожидать. А вот неожиданных оценок войны 1812 года и ее последствий, конечно, ожидать приходится. История – это память. Сейчас мы хотим и помним так, завтра – по-другому. У всех стран непредсказуемое будущее, а у России еще и непредсказуемое прошлое.

– Это исторические оценки или оценки, окрашенные политическими, сиюминутными настроениями?

– Влияет все. Общество помнит свою историю так, как хочет помнить.

– Миф о войне 1812 года во многом определил русское общественное сознание 19 века. Историческая память о войне с Наполеоном сейчас важна для России?

– Говорят, что Пушкин – это "наше все". Так же можно с определенными оговорками сказать, что 1812 год – это наше все в истории 19 века. Война 1812 года во многом повлияла на развитие России. Мне кажется, что в 1812 году Россия осознала себя как нация, получила понятие "отечество". И эйфорическое состояние освободительницы народов и победительницы покорителя Европы – это стало составляющей нашего национального самосознания. То есть мы стали себя понимать как победители и освободители, и это навсегда.

– А почему вы считаете, что спекуляций будет много?

– Сейчас история чрезвычайно политизируется и болезненно актуализируется. Вы видели, как прошел юбилей отмены крепостного права и как активно власти говорили об этом? События 1812 года по масштабу гораздо мощнее, чем отмена крепостного права.

– Былое величие бросает отблеск славы и на тех, кто управляет страной сегодня?

– Конечно. Такое прикосновение было характерно в отношении к войне 1812 года и в 1912 году: все хотели показать, что каким-то образом причастны к этой славной дате. А в нынешних условиях, конечно, многие будут стараться искупаться в лучах этой славы.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG