Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Защитники Кавказского заповедника против дороги Владимира Путина


Ирина Лагунина: Российские экологи намерены провести общественную экспертизу проекта дороги через Кавказский заповедник, которая строится к очередной резиденции Владимира Путина «Лунная поляна». Защитники природы надеются, что им удастся приостановить этот проект и привлечь внимание к незаконному строительству трассы экспертов ЮНЕСКО. Кавказский заповедник – это часть объекта Всемирного наследия «Западный Кавказ». Рассказывает Любовь Чижова.

Любовь Чижова: В общественной экспертизе дороги через Кавказский заповедник примут участие сотрудники Экологической вахты по Северному Кавказу, представители Гринпис в России и российского отделения WWF. Официально проект называется «Реконструкция Автодорожного маршрута к метеорологической станции Федерального государственного учреждения «Кавказский государственный природный заповедник имени Шапошникова». Экологи утверждают, что за столь пышным названием скрывается очередная попытка незаконного строительства дороги к горнолыжному курорту «Лунная поляна», которую с 2002 года возводит компания Роснефть по заказу Управления делами президента. Правда, в данном ведомстве эту информацию неоднократно опровергали. Экологи напоминают, что строительство дорог на территории заповедников запрещено российским законодательством. В чем же суть общественной экологической экспертизы и поможет ли она остановить строительство трассы через заповедник? Руководитель Экологической вахты по Северному Кавказу Андрей Рудомаха полагает, что шансы на это у экологов есть….

Андрей Рудомаха: В Кавказском заповеднике, начиная с 2002 года, ведется строительство горнолыжного комплекса с целью обеспечить отдых Владимира Путина. Маскируется этот объект красивым названием Полигон восстановительного центра Биосфера, никакой наукой там, конечно, не пахнет. К этому комплексу уже пытались построить дорогу с севера. Мы вели борьбу с этим, и благодаря тому, что ЮНЕСКО выступила против, эта стройка была остановлена. Сейчас ведется вторая попытка построить дорогу к этому комплексу Путина, на этот раз с юга. И опять все это делается под маскировкой, что это для целей Кавказского заповедника, официальное название дороги – дорога к метеостанции этого заповедника, хотя там метеостанции нет и необходимости в ней тоже нет.

Любовь Чижова: Почему вы опасаетесь за заповедник, чем эта дорога может ему навредить?

Андрей Рудомаха: В заповеднике не должно быть дорог по определению. Заповедники - это природные комплексы, которые должны сохраняться в первозданном виде. Если по заповеднику пойдет дорога, то эта часть, прилегающая к горе, начнет осваиваться хозяйственно и будет нанесен колоссальный ущерб как животному миру, так и растительному миру. И это нарушает международные обязательства России согласно конвенции Всемирного наследия. Россия обязалась сохранять комплексы в Кавказском заповеднике в естественном состоянии, без вторжения какой-либо хозяйственной деятельности.

Любовь Чижова: В ЮНЕСКО уже знают о предполагаемом строительстве дороги, есть какая-то реакция ЮНЕСКО на эту дорогу?

Андрей Рудомаха: Они очень обеспокоены. Вопрос будет ставиться на предстоящей сессии комитета Всемирного наследия, который состоится в июне в Санкт-Петербурге. Мы будем добиваться, чтобы объект Западный Кавказ был включен в список "Наследие в опасности", может быть хоть это отрезвит российские власти, которые грубо нарушают свои обязательства международные.

Любовь Чижова: Что из себя представляет в принципе заповедник? Я ведь знаю, что его коснулось и олимпийское строительство.

Андрей Рудомаха: Да, его затронуло олимпийское строительство, но, к счастью, незначительно. В глубь заповедника, к счастью, никаких движений пока нет. В сравнении с олимпиадой этот проект несет гораздо больший ущерб Кавказскому заповеднику, он разрежет его западный часть дорогу, нарушит целостность заповедника. Допустить этого нельзя.

Любовь Чижова: Вы собираетесь провести общественную экспертизу этого проекта, что это может дать в дальнейшем?

Андрей Рудомаха: У нас есть прецедент ситуации на Утрише, где тоже собирались строить дорогу, тоже президентскую, на другую - Медведева резиденцию, которую тоже предоставляли как противопожарную дорогу якобы. Проведенная нами общественная экспертиза в конечном счете заблокировала строительство этой дороги. Мы провели экспертизу, власти ее не учли, нарушив тем самым закон. Мы в судебном порядке добились отмены государственной экспертизы, естественно, положительной. Здесь тоже я уверен, что будет проведена предвзятая экспертиза, которая скажет, что все замечательно, по заповеднику можно строить дороги. Наша экспертиза будет представлять альтернативную точку зрения. Причем, что интересно, в нашей экспертизе участвуют ученые Кавказского заповедника, которые категорически против строительства дороги по территории этого объекта. Я думаю, что это может очень серьезно повлиять на ситуацию. То есть мы избрали путь комплексного противодействия строительству этой дороги, и экспертиза является важным компонентом нашей кампании.

Любовь Чижова: Говорил руководитель Экологической вахты по Северному Кавказу Андрей Рудомаха. Противники строительства дороги через Кавказский заповедник напоминают, что строительство горнолыжного комплекса «Лунная поляна» началось в 2002 году. Оно было начато на особо охраняемой природной территории, где этого делать запрещено. Не была проведена оценка воздействия на окружающую среду, не было экологической экспертизы. Спешка в строительстве, говорят экологи , обернулась трагедией: из-за несоблюдения норм безопасности в 2003 году при вертолетной транспортировке грузов на «Лунную поляну» погибло 10 человек. За время строительства очередной базы отдыха для первых лиц государства было вырублено более 500 ценных деревьев, но за это также никто не ответил. О недопустимости строительства дороги через Кавказский заповедник говорит координатор регионального отделения “Российский Кавказ” WWF Роман Мнацеканов…

Роман Мнацеканов: По данному проекту, я считаю, дорога не требуется, не востребована с точки зрения Кавказского заповедника. И размещение этой дороги к метеостанции является предлогом для реализации истинных целей данной трассы, то есть обеспечение связи с "Лунной поляной".

Любовь Чижова: Как вы думаете, поможет ли общественная экспертиза этого проекта остановить строительство этой дороги?

Роман Мнацеканов: Тут есть оптимистические и практические воззрения. В зависимости от того, как будут восприняты результаты общественной экспертизы экспертами государственной экологической экспертизы – это один момент. Могут быть те или иные воззрения. Я думаю, что подбор экспертов для государственной экологической экспертизы будет направлен на то, чтобы этот проект состоялся. Естественное, что общественные организации и научная общественность будет оказывать некое противодействие, в данном случае в рамках правового поля мы проводим общественную экспертизу в соответствии с федеральным законодательством. И понятно, что привлекаемые эксперты к общественной экспертизе – это люди, имеющие необходимый опыт работы, необходимые знания и опыт проведения общественной экологической экспертизы.

Любовь Чижова: Роман, чем вообще эта дорога может навредить Кавказскому заповеднику, почему вы считаете, что она там не нужна?

Роман Мнацеканов: Во-первых, масштабы этой дороги, которая заявлена – это один момент. Второй момент – в ней нет необходимости на самом деле.

Любовь Чижова: Это было мнение координатора регионального отделения «Российский Кавказ» WWF Романа Мнацеканова. Вскоре в Санкт-Петербурге состоится сессия Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО. . Результаты экспертизы по поводу незаконного строительства дороги через Кавказский заповедник, который является частью объекта Всемирного наследия «Западный Кавказ», могут стать основанием для перевода этого участка в список «всемирное наследие под угрозой». Говорит руководитель проекта Гринпис в России по особо охраняемым природным территориям Михаил Крейндлин.

Михаил Крейндлин: Во-первых, есть формальная процедура общественно-экологической экспертизы, в связи с которой мы обязаны ее, во-первых, результаты предоставить общественности. Во-вторых, направить заказчику. Формально это Кавказский заповедник, но понятно, что он там никакой роли не играет, и тому органу, который должен проводить экологическую экспертизу, то есть Росприроднадзору. Это формальные требования закона. Дальше Росприроднадзор должен их учесть. Но, что значит, к сожалению, понятие учесть не то, что они должны согласиться, они должны рассмотреть. Понятно, что эффект будет вряд ли будет положительный, скорее всего государственная экспертиза ее одобрит, слишком большие начальники за ней стоят. Но тем не менее, мы считаем, что это вещь нужная, во-первых, после того как зарегистрировали общественную экологическую экспертизу, не мы конкретно, Экологическая вахта по Северному Кавказу, нам обязаны предоставить в полном объеме документацию по этой дороге, чего мы сейчас не имеем, к сожалению. Опять же, не сто процентов, что это получится, возможно, будут пытаться придумывать отмазки, чтобы нам ее не предоставить, например, что это секретный объект, что выглядит очень смешно, потому что официальная дорога к метеостанции, которая должна вести глобальный мониторинг атмосферных явлений, которые не могут быть засекречены, но тем не менее, не исключаю такой возможности. Если мы все-таки получим, то мы хотим получить достаточно серьезное и аргументированное мнение экспертов, почему не только дорога незаконна - это и так все знают, но и почему она вредна, какой она реальный вред принесет природным комплексам заповедника.

Любовь Чижова: Вы расскажете об этом чиновникам Росприродназдора и что дальше?

Михаил Крейндлин: Созданная ими экспертная комиссия должна это дело рассмотреть, либо принять, либо не принять. Скорее всего они, конечно, не примут. Но в любом случае у нас будет лишнее основание подавать в суд, и в суде оспаривать решение государственной экологической экспертизы по этому объекту. Думаю, что это будет дополнительным аргументом для ЮНЕСКО, поскольку не только территория заповедника – это еще объект Всемирного наследия ЮНЕСКО. И кстати, буквально через несколько недель в Петербурге будет сессия комитета Всемирного наследия ЮНЕСКО, где, в частности, будет рассматриваться состояние всемирного наследия Западный Кавказ, в том числе и вот эти вопросы. Если, сейчас мы, конечно, не успеем, но я думаю, тем не менее, будут довольно жесткие в отношении этой дороги требования к России высказаны. Если, тем не менее, вопрос не будет снят со строительством, то я думаю, наша экспертиза будет дополнительным экспертным мнением, которое учтут эксперты ЮНЕСКО и скорее приведет к тому, если проект не будет остановлен, Западный Кавказ будет переведен в список "Наследие под угрозой".

Любовь Чижова: А вот эта дорога, которую планировали построить через Кавказский заповедник, это часть олимпийского строительства или это какой-то другой проект?

Михаил Крейндлин: Это другой проект. Уже существующая то ли президента, то ли еще кого-то "Лунная поляна", которая в свое время сначала была исключена из состава заповедника путем уточнения границ, но дороги не было. Формально это называется Научный центр Биосфера, но реально такой вполне себе рекреационный объект. Строился он и эксплуатировался при помощи исключительно авиационной техники, вертолетов, но после нескольких аварий, которые там случились, видимо, решили, что это слишком опасно, и дорога все-таки нужна. Еще в 2008 году пытались к "лунной дороге" построить дорогу. Привело к тому, что дорога была остановлена. Тогда вопрос ставился о проведении олимпиады в Сочи и тогда, видимо, власти России посчитали, что проще отказаться от этой дороги, чем от олимпиады, и пошли на уступки экспертам ЮНЕСКО. Сейчас теперь возникла идея строить дорогу с другой стороны, надеюсь, что ее постигнет та же судьба.

Любовь Чижова: Рассказывал руководитель проекта Гринпис в России по особо охраняемым природным территориям Михаил Крейндлин. Эксперты напоминают, что стоимость работ по проектированию автомобильной дороги» «к метеостанции Кавказского заповедника» - 250 миллионов рублей. Эти данные были размещены на сайте госзакупок. В конкурсной документации указано, что основанием для проектирования дороги стало личное поручение Владимира Путина.
XS
SM
MD
LG