Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Возможно ли в России создать независимую альтернативу федеральным телеканалам?


Владимир Кара-Мурза: Оппозиция готовит к осени альтернативу федеральным каналам и создаваемому Общественному телевидению - собственный интернет-канал, на котором смогут работать известные журналисты, пишет сегодняшняя пресса. По замыслу создателей нового канала, он сконцентрируется на освещении общественно-политических вопросов. При этом у программ будет свободный копирайт, то есть любой федеральный или региональный телеканал сможет поставить в свой эфир любой из материалов. Существовать канал будет за счет граждан, стоимость месячной работы нового средства массовой информации оценивается примерно в 100 миллионов рублей.
"У нас есть в стране миллион человек, которые будут готовы скинуться по 100 рублей в месяц на независимое телевидение", - рассказал в интервью журналистам депутат от "Справедливой России" Дмитрий Гудков. "Деньги можно будет перечислить на специальный "Яндекс.Кошелек". По словам депутата, многие известные журналисты уже заявили о своем желании участвовать в работе нового интернет-телевидения. "Общество перекормили развлекаловом, пропагандой и бессмысленным трешем. И мне кажется, что есть запрос на острую политическую сатиру, остросоциальный контент", – рассказал журналистам известный журналист Андрей Лошак.
Первая программа на новом канале должна выйти уже в сентябре.
О том, возможно ли в России создать независимую альтернативу федеральным телеканалам, мы сегодня беседуем с Дмитрием Гудковым, депутатом государственной думы от фракции "Справедливая Россия", Андреем Лошаком, тележурналистом, членом редколлегии журнала "Эсквайр" и Игорем Яковенко, руководителем сетевого Общественного телевидения, бывшим генеральным секретарем Союза журналистов России.
Каковы задачи создаваемого телеканала?

Дмитрий Гудков: Давайте сначала по порядку. Я не уверен насчет того, что нужно создавать новый какой-то телеканал. Речь идет о создании контента определенного, в котором будут участвовать лучшие журналисты, в котором будут принимать участие простые граждане, в том числе и путем финансирования этого проекта, обсуждения каких-то телевизионных программ, тем, дискуссий, спикеров и так далее. То есть наша задача сделать все, чтобы эти телевизионные продукты создавались лучшими журналистами, чтобы они распространялись не только в интернете, но и чтобы имели свободный копирайт для того, чтобы, допустим, телеканал "Дождь" захочет выпустить нашу программу в эфир – пожалуйста, это бесплатно. То есть самая главная задача сделать, чтобы эти телевизионные продукты зависели не от власти, не от оппозиции. Это, кстати, хочу подчеркнуть, не канал от оппозиции, а это будет канал граждан. Граждане будут его финансировать добровольно, граждане будут определять, по крайней мере, концепцию таких телевизионных продуктов, и граждане будут сами же распространять это в интернете. Наша задача сделать все, чтобы была создана какая-то платформа, на которой бы размещались телевизионные продукты. Потому что мы считаем, что интернет в ближайшее время опередит по территории федеральные телеканалы, и все будет зависеть от контента. То есть если будет действительно хороший продукт, если в нем будут участвовать лучшие журналисты, то он сможет набрать действительно большое количество просмотров на уровне федеральных телеканалов. Сделаем одну программу, соберем деньги – запустим одну программу. Если будет спрос на следующую программу, будем делать следующую программу. Вот основная задача, чтобы телевидение было общественное, чтобы общество финансировало, чтобы определяло, чтобы общество распространяло.

Владимир Кара-Мурза: По каким признакам вы ощущаете запрос на общественное телевидение?

Андрей Лошак: Например, посмотрите на успех проекта "Поэт и гражданин", который является острой политической сатирой. Подобный контент невозможен на федеральных каналах. Проект успешен, причем не только в Москве, ребята ездят по всей стране и собирают полные залы, что говорит о том, что запрос, безусловно, есть. Я не думаю, что подобный проект может серьезно конкурировать с федеральными каналами в области развлечений, но у интернета есть свои сильные стороны – это отсутствие цензуры, это способность гибко реагировать на запросы общества и тут, я думаю, что перспективы у этого проекта есть.

Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, можно ли на тех принципах, о которых сказали наши собеседники, создать успешную альтернативу федеральным телеканалам?

Игорь Яковенко: Во-первых, я хочу сказать, что, безусловно, это очень хорошая инициатива, это инициатива, которая возникла, насколько я понимаю, в голове у Дмитрия Гудкова и его товарищей не сегодня, не в этом месяце. Можно сказать только одно, что это можно поддержать, приветствовать. Вообще – ура! Это правильно, это в хорошем направлении и это абсолютно реально. Если коротко, то так.

Владимир Кара-Мурза: Михаил Зыгарь, главный редактор телеканала "Дождь", видит существенную разницу между общественным телевидением и своим телеканалом.

Михаил Зыгарь: Телеканал "Дождь" не является общественным телевидением, потому что он является частным телеканалом, принадлежит частному собственнику и целью телеканала является зарабатывание денег. Общественное телевидение не может функционировать по таким принципам. Общественное телевидение должно существовать за счет зрителей. Теоретически, наверное, такая схема возможна. При таком раскладе нужно закрыть все государственные телеканалы, создать единый телеканал, который напрямую финансировался бы налогоплательщиками и на нем не будет рекламы. И в этом случае, может быть, если будет подобран идеальный менеджмент, то тогда это телевидение будет независимо от государства, потому что на данный момент именно государство является основным рычагом давления на телевидение в России. И на данный момент это, пожалуй, единственное, что может роднить телеканал "Дождь" и общественное телевидение, потому что телеканал "Дождь" – это, на мой взгляд, единственный телеканал в России, который независим от давления со стороны государства.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Якова.

Слушатель: Сначала вопрос Гудкову. Он говорит о том, что будет решать большинство. Условно говоря, большинство захочет посмотреть Уимблдон, я от балды говорю, например, какое-нибудь спортивное соревнование, могут ли эти деньги идти на покупку трансляций? Это первый вопрос. Второй вопрос Игорь Александровичу Яковенко. Игорь Александрович, я вам хочу напомнить апрель 2003 года, когда на собрании "Русского курьера" вы сказали, что основанная ваша задача - это поиск денег и обеспечение финансового функционирования этой газеты. Через два года эта газета закрылась. У вас нигде не свербит, что вы все сделали или не все? Ваша точка зрения?

Владимир Кара-Мурза: Будут ли у вас спортивные трансляции, они же привлекают внимание аудитории?

Дмитрий Гудков: Я могу так сказать: кто девочку ужинает, тот ее танцует. Поэтому если люди скидываются и захотят купить права на трансляцию матчей спортивных, конечно, можно будет купить и трансляцию матчей. Хотя я считаю, что в интернете можно смотреть эту трансляцию дешевле на каких-то других кабельных интернет-каналах. Первый, мне кажется, массовый запрос, как правильно сказал Андрей Лошак, будет на политическую сатиру. Надо прекрасно понимать, что наше телевидение самое лучше телевидение в мире в плане развлечений. Оно действительно самое качественное, самое профессиональное, самое креативное. Но есть ряд ограничений. Об этом Андрей Лошак уже сказал, нельзя показывать какие-то острые политические программы, острые политические дискуссии. И мне кажется, что люди, которые через интернет готовы финансировать новые проекты, они будут в области такой политики, политической сатиры, в области аналитики. По крайней мере, мне кажется, мы начнем с этого.
Я хоть и выпускник журфака МГУ, но я считаю, что журналисты, такие, как Андрей Лошак, те, кто будут заниматься непосредственно творчеством, именно они должны определиться, они должны сказать: мы хотим, и мы считаем правильным делать такой продукт, мы считаем, что он будет самым популярным в интернете, на него есть запрос. Они действительно профессионалы, и задача политиков, задача граждан, которые будут финансировать, сделать все, чтобы обеспечить им максимальную свободу творчества. Если в дальнейшем предположим мы соберем большой бюджет – это будет сто миллионов в месяц, тогда уже можно делать какой-то канал, на котором будет и спорт, и образование, и культура, все подряд. Поэтому, конечно, все зависит от граждан. Мы хотим сделать телевидение, которое будет зависеть не от политиков, не от государства, не от власти, оно должно зависеть от людей, от их настроений, от их запросов, от их желаний. Вот в чем основное преимущество такого общественного телевидения.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, должен ли этот канал иметь независимую новостную службу?

Андрей Лошак: Я думаю, что да. Единственное, что надо понимать, я, наверное, опять повторюсь, в оперативности, в корреспондентской сети тоже будет трудно конкурировать, по крайней мере, поначалу с федеральными каналами. Но здесь действительно есть серьезный плюс в том, что никто не будет над тобой довлеть, никто не будет диктовать, что показывать, а что нет и можно будет делать достаточно независимое свободное медиа, что в общем давно уже хочется делать многим тележурналистам, я это знаю не понаслышке. Люди устали от того, что им говорят, что можно делать, что нельзя. И поэтому если будет у этого канала налажено финансировано, то я думаю, что профессиональные тележурналисты подтянутся, и мы увидим, безусловно, интересные репортажи и новостные вещи. Пример канала "Дождь" показывает, что это возможно.

Игорь Яковенко: Я отвечу на вопрос радиослушателя в отношении истории с "Русским курьером", 2003 год. Мы собрали тогда действительно звездную команду, это были лучшие пишущие журналисты страны, мы пытались сделать свободную независимую газету. Опирались на некоторые спонсорские деньги. Вышел первый номер этой газеты, там была замечательная карикатура: слепые ведут слепых, и подставлены лица наших руководителей, в первую очередь, конечно, Путина. Буквально на утро очень рано нас вызвали вместе с инвестором на Страстной бульвар в Министерство печати и сказали, что этот номер последний, его, видимо, придется арестовать, ему выйти не удастся и так далее. В этот момент мне стало понятно, что вопрос убийства газеты – это вопрос времени. Газету не удалось собрать. Я действительно пытался собрать деньги, я пытался делать в этой уже становящейся все более и более несвободной стране свободную газету, но это не получилось. Сейчас в условиях интернета, в новых условиях, я думаю, что такие условия есть.

Владимир Кара-Мурза: Насколько, по-вашему, жизнеспособна схема с миллиона человек по сто рублей собирать в месяц?

Игорь Яковенко: Вы знаете, самое противное и самое неправильное, когда люди начинают какое-то дело, стоять сбоку и подзуживать, говорить о том, что ничего не получится и так далее. Я еще раз говорю, я считаю, что если достаточно удастся привлечь серьезных людей серьезных, сильных журналистов, создать хороший менеджмент, привлечь людей с большой политической и профессиональной капитализацией, а Дмитрий Гудков человек достаточно влиятельный, депутат Государственной думы, один из лидеров протестного движения, я думаю, что шансы есть. Я вижу массу подводных камней в этом проекте, совершенно не хочу сейчас о них говорить. Я думаю, ребята делают, у ребят глаза горят и все у них получится, я желаю им успеха. Тем более, ведь нет монополии на общественное телевидение в такой модели, и СОТВ будет перезапускаться, мы будем действовать по немножко другой модели. Я думаю, что в условиях интернета может быть не один общественный телеканал, а множество.

Владимир Кара-Мурза: Лев Пономарев, исполнительный директор движения "За права человека", руководитель Правозащитного телеканала, верит только в сетевое телевидение.

Лев Пономарев: Общественное телевидение, если оно создается обществом и на общественные деньги оно возможно. Но при этом оно, видимо, возможно только в интернет-варианте. Поэтому в частоты, в эфир, наверное, войти нельзя будет. А если спутник будет, то скорее всего его будут сбивать наши доблестные ракетные войска. Это шутка. Поэтому в интернете это возможно. У меня лейбл ОГТ.ТВ, смотрите, оно находится в стадии становления, уже наполнен контентом. Оно пока не начало вещание, но я надеюсь, в течение нескольких месяцев начнет вещание. Посмотрим, может быть оно тоже окажется затребованным обществом. Но оно скромное, не имеет большого финансирования. Возможно, будет дополнять то общественное телевидение, которое сейчас планируется политиками.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Виктора.

Слушатель: Добрый вечер. У меня вопрос к застрельщикам идеи: прорабатывался ли элементарный вопрос способности технического уровня интернета и средних компьютерных пользователей, чтобы этот канал был качественный? Как они говорят, ориентируются на один миллион пользователей примерно, так вот способны ли они обеспечить достаточное качество передач для одновременного доступа одного миллиона пользователей? Опыт канала "Дождь" показывает, что, во-первых, он идет с очень большими задержками, что сводит на нет любую передачу, и когда мало-мальски повышается спрос, как, например, при репортаже с митинга миллионов, то вообще невозможно до него было достучаться и очень просто организовать DDos атаки. Вот такие технические вещи продумывались или нет?

Дмитрий Гудков: Я понимаю, что это вопрос даже не к застрельщикам и не к нам – это вопрос к министру связи, к новому молодому. Это, наверное, его задача обеспечить, чтобы у нас была нормальная связь, был нормальный интернет. Но, безусловно, если мы будем делать качественный контент, мы постараемся, чтобы в нашей команде был лучший специалист, лучший технарь. Я лично не понимаю, как это работает, у меня нет технического образования, но я прекрасно понимаю, где мы можем найти таких специалистов. Поэтому у нас будет возможность не только в он-лайн трансляцию направлять, у нас будет возможность размещать на разных в разных сетях. Если вдруг на телеканале "Дождь" будут проблемы, кто-то не сможет посмотреть качественную картинку, будет возможность зайти на сайт и скачать в любом качестве на "Айфоны", на "Айпады", в компьютеры, посмотреть в формате Youtube, если нужно посмотреть в хорошем качестве, у нас будет ссылка, чтобы скачать в хорошем качестве. Я так предполагаю. Детально мы пока не обсуждали техническую сторону, потому что важно создать важный контакт. Андрей Лошак правильно сказал, "Гражданин поэт", уж в каком качестве я только ни смотрел, и с перерывами, и пересматривал несколько раз. То есть нужно сделать такой продукт, который можно посмотреть в любом случае, не можешь с первого раза посмотреть, ты скачаешь, посмотришь второй раз, покажешь всем остальным, всем своим друзьям и знакомым. То есть здесь, мне кажется, техническая сторона не так важна на первом плане. Очень важно сделать действительно хороший контент.
И еще я хочу сказать следующее, почему телеканал "Дождь" или СОТВ, мне часто задают вопрос: почему бы вам не поддержать какой-то из этих каналов? Или чем вас не устраивает Дождь или СОТВ. И СОТВ и даже "Дождь", хотя говорят, что он частный, это все общественное телевидение, независимая точка зрения авторов, акционеров и так далее. Наша задача привлечь дополнительное финансирование, сделать контент с привлечением лучших специалистов. Мы хотим, чтобы этот продукт был бесплатным для всех каналов. Например, не может СОТВ привлечь Леонида Парфенова, условно утрирую, или привлечь бывшую команду "Намедни" и заплатить им зарплаты. Мы и хотим попросить граждан призвать граждан, чтобы люди сами профинансировали качественный продукт, и тогда этот продукт можно увидеть и на СОТВ, и на "Дожде", и в интернете. А может быть через два года ситуация политическая изменится, и эти продукты мы увидим на первом канале, втором канале, НТВ, я тоже этого не исключаю. Или, например, сейчас общественное телевидение создает Медведев, я слышал, что чуть ли он будет назначать руководителей. Я прекрасно понимаю, что при нынешней власти такая же цензура будет на общественном телевидении, которое власть создает. Но завтра, через год, через два, через три ситуация изменится, будет другая власть, будет другая система государственного управления, будет политическая конкуренция, не будет цензуры, и тогда все эти продукты вы сможете посмотреть действительно на федеральных телеканалах, и там это увидит уже не миллион человек, а 8-10 миллионов человек. И к этому мы и стремимся.

Игорь Яковенко: Я хотел бы поддержать Дмитрия прежде всего в том, что речь не идет о том, что интернет отличается тем, что необязательно одновременно смотреть. Действительно в интернете возникают проблемы, когда одновременно большое количество, начиная с 10 тысяч, начинаются сбои, начинает картинка подвисать. Следующие пользователи уже имеют проблемы с доступом. Но первое: совершенно необязательно тот продукт, о котором говорит Дмитрий, который мы производим, необязательно смотреть одновременно, это все-таки не футбол. Второе: существуют технологии, сейчас они достаточно широко используются, и мы их использовали, когда у нас одновременно значительно более 10 тысяч смотрело, миллион не смотрело, но под сто тысяч одновременно смотрело. Это так называемые серверные облака, которые создаются, это вопрос вложений в производство вопрос, вложений в распространение сигнала, но это вполне решаемая история. Действительно, с момента развития должно пройти какое-то время для того, чтобы можно было иметь достаточно большую аудиторию, вплоть до миллиона.

Владимир Кара-Мурза: Пришло в перерыве сообщение Интерфакса о том, что Государственная дума уже на следующей неделе может рассмотреть во втором чтении законопроект, касающийся создания Общественного телевидения, - заявил вице-спикер нижней палаты Сергей Железняк. Завтра Общественная палата заканчивает прием заявок на участие в общественном совете нового телеканала. Как вам кажется, жизнеспособна ли сама идея того Общественного телевидения, которое создается по указу ушедшего президента Медведева?

Андрей Лошак: Я думаю, что нет. Безусловно, деньгами можно заткнуть любые творческие и прочие прорехи, но чтобы мы увидели что-то принципиально новое, отличающееся от того, что показывается по другим каналам, нет. Потому что, насколько я понимаю, даже главу этого канала должен визировать президент, и соответственно, никакая всерьез альтернативная фигура там появиться не может, типа, например, Леонида Парфенова, который, безусловно, крайне авторитетный человек в телевизионном мире. Поэтому, я думаю, это очередные декорации. Кроме того сегодня или вчера была новость, что куратором телевидения будет Сурков, что говорит о том, что отношение власти к телевидению не меняется. Это тот человек, который собственно выстроил телевидение, которое мы сейчас имеем, и он же по-прежнему будет им заниматься. Никакого принципиального изменения политики не намечается.

Владимир Кара-Мурза: Ашот Насибов, телеведущий, бывший корреспондент НТВ в Японии, с сомнением относится к самой идее.

Ашот Насибов: У меня несколько скептическое отношение к самому проекту общественного телевидения в условиях Российской Федерации по причине того, что мне непонятны источники финансирования общественного телевидения. Кто платит, тот заказывает музыку. В Японии, где я работал несколько лет, там за общественное телевидение платят все жители, платят в качестве своеобразного налога на владение телевизором. Я не вижу модели финансирования общественного телевидения и не вижу того, что такое телевидение получит перспективы в нашей стране. С моей точки зрения было бы неплохо создать десяток другой коммерчески успешных каналов, в том числе эфирных каналов, кабельных каналов, которые могли бы составить конкуренцию уже ныне действующим.

Игорь Яковенко: Мне кажется, что предыдущая реплика неверна по базовым основаниям. Прежде всего, что касается частных коммерческих каналов, они не решают проблему, они у нас есть. Но в условиях полного слияния власти и собственности в России, в условиях, когда любой частный собственник подвешен на крючок, причем совершенно мертво подвешен на крючок, мы это видели, только что я комментировал реплику нашего радиослушателя по поводу судьбы "Русского курьера" в 2001 году, когда был частный инвестор, абсолютно не государственный, но после первого же номера его пригласили и сказали: парень, выбирай – либо бизнес, ты с ним расстаешься, либо немедленно закрываешь эту газету. Это судьба любого частного канала. Поэтому, я думаю, что и "Дождь" в этом смысле не окончательно свободен, есть какие-то рамки, за которые трудно будет перейти, потому что любой частный бизнес подвешен. Поэтому то, о чем говорил Ашот Насибов – это просто ошибка. Частные каналы в России проблемы не решают. Они есть, они проблемы не решают именно в связи с зависимостью частного бизнеса от власти, уязвимости этого бизнеса. Что же касается общественных телеканалов в том варианте, в котором сейчас пытается создать Дмитрий Гудков и в том варианте, в котором существует СОТВ – это зависимость от общества. И мы видим, что да, еще год назад это было нереально, сегодня это реально абсолютно. Люди проснулись, люди перестали бояться и именно в рамках частной инициативы своей готовы финансировать кто сто рублей, кто двести рублей, кто может и десять тысяч рублей – это абсолютно реальная вещь. СОТВ построен немножко по другому принципу, чем тот, о котором говорил Дмитрий Гудков, мы собираем тоже на программы, но национальные программы, на политические программы тоже собираем с мира по нитке. Я думаю, это абсолютно жизнеспособная перспектива. Удастся или не удастся – это вопрос нашего умения, нашего старания, таланта и немножко везения.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Михаила.

Слушатель: Господа, добрый вечер. Я эту идею обеими руками поддерживаю, причем в любом ее варианте, пускай даже субсидирует хоть сам Сурков. Потому что прежде всего какой-то выбор, какая-то конкуренция. Вот у меня какой вопрос возникает в связи с этим: там будут самые уважаемые люди в прямом смысле этого слова, просто так врать они не станут, с одной стороны. С другой стороны, это идет по той же башне останкинской, где идут все остальные каналы, где будет совершенно иначе. По-моему, такое совместное сожитие долгое время невозможно, либо закроют этот канал, либо у нас сменится политический режим. Тем не менее, в любом случае, повторяю, я это поддерживаю, потому что это всколыхнет атмосферу.

Владимир Кара-Мурза: Уточните, нужна ли сетевому телевидению Останкинская башня?

Игорь Яковенко: Видимо, наш радиослушатель Михаил говорил об инициативе Медведева, о той инициативе, которая сейчас указом президента продвигается, то, что разрабатывала комиссия Федотова, потом другое развитие получила. То есть это общественное телевидение имени Медведева. Оно будет на Останкинской башне. А то телевидение общественное, которое и мы с вами создавали вместе, и то которое инициирует Гудков, оно пока, по крайней мере, никакого отношения к Останкинской башне не имеет, оно будет распространяться с помощью интернета.

Владимир Кара-Мурза: Много ли среди ваших коллег, работавших на телеканале НТВ, сейчас не востребованы профессионально?

Андрей Лошак: Профессионально все более-менее востребованы, вопрос, насколько они творчески реализуются – это большой вопрос. Мы видим, что в течение последнего полугода с канала просто вереницами уходят люди по разным причинам, но тем не менее, и все люди хорошие энтэвешной прежней школы, информационщики. Безусловно, какой-то темперамент политический, остро социальный у них есть. Я думаю, что многие из них были бы рады как-то это применить на деле.

Владимир Кара-Мурза: Леонид Велехов, телеведущий, заместитель главного редактора холдинга "Совершенно секретно", считает канал "Совершенно секретно" общественным по сути.

Леонид Велехов: На канале "Совершенно секретно" в отличие от федеральных каналов существует свобода высказывания разных совершенно точек зрения, причем действительно разных, не только оппозиционных, которых очень много было в моей собственной программе, но вместе с тем приходит, кто угодно, в том числе и представители "Единой России", и коммунисты, всякой твари по паре, можно сказать в полной мере. Поэтому в этом смысле, конечно, канал "Совершенно секретно" прообраз общественного телевидения. А в смысле организационном, конечно, нет, потому что понятно, что общественное телевидение должно существовать по иной модели и быть таким не стесненным в средствах, как канал "Совершенно секретно". Мы, конечно, канал бедный, маленький, но удаленький, но все-таки маленький. И наши возможности лимитированы нашей бедностью. Поэтому, конечно, общественное телевидение должно быть в стране, в которой много денег, как в России, нужно пустить часть не на содержание чиновников, а на содержание общественного телевидения.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Олега.

Слушатель: Здравствуйте. Смогу ли я на телевизоре смотреть канал "Дождь"? Второй вопрос: планируется возродить "Итоги" Евгения Киселева?

Владимир Кара-Мурза: Можно ли по телевизору смотреть интернет-сигнал?

Игорь Яковенко: Безусловно. Для этого требуется определенное качество съемки, определенное качество телевизионного оборудования, камер. Но в принципе это, безусловно, реально. Любой интернет-канал в перспективе может быть на обычном телевизоре. Любой интернет-канал, конечно, в своем развитии может и, собственно говоря, "Дождь" с самого начала был только в интернете, потом перешел на обычный телевизор, так что это абсолютно реальная вещь.

Владимир Кара-Мурза: Про Евгения Киселева добавлю, что он, поработав на канале RTVi, переехал на Украину и ведет там самое популярное ток-шоу на одном из местных украинских общегосударственных телеканалов. Слушаем Геннадия Сергеевича из Смоленской области.

Слушатель: Здравствуйте. У меня слабая надежда на выдумку Гудкова. Во-первых, один миллион всего для всей России и через интернет. Нам нужно и вам нужно приложить все усилия, чтобы очистить все поганое телевидение, кроме канала "Культура", убрать Путина и Медведева, и тогда вы возьмете башню в свои руки, тогда Россия будет знать всю правду. Пока есть тоталитарный режим, пока ложь, грязь, костоломство, воровство, коррупция, вам не пробиться, ребята. С вами будет как с Удальцовым и остальными.

Владимир Кара-Мурза: Дискредитирует ли само звание журналиста иные программы, которые выходят новостные на федеральных телеканалах?

Андрей Лошак: Да, наверное. Вы же видели, что было, когда закидали, заплевали машину НТВ демонстранты, конечно, это была агрессия не на пустом месте. Определенные журналисты, определенные съемочные группы, безусловно, дискредитируют. Но я считаю, что дело не в отдельных личностях, а в государственной политике по отношении к телевидению. Пока как у нас, как на НТВ называлось, существует дирекция единого заказчика, то есть Кремль, который является главным редактором всех информационных служб на федеральных каналах, пока это все будет существовать, профессия тележурналиста будет попахивать.

Владимир Кара-Мурза: Елена Масюк, академик российского телевидения, бывший военный корреспондент НТВ в зоне северокавказского конфликта, пока не находит ответа на принципиальные вопросы.

Елена Масюк: Общественное телевидение – это, конечно, очень хорошо. Но мне кажется, что один из самых главных вопросов – это финансирование, кто будет их контролировать. Если мы говорим о телевидение, которое есть в интернете, то, к сожалению, это пока не очень интересно всем, это не очень качественное телевидение, которое должно было бы быть, которое могло бы называться общественным телевидением. Потому что, мне кажется, что общественное телевидение должно быть очень качественным, тогда оно может конкурировать с федеральными, вообще с каналами, которые есть в телевизоре. Потому что людям интересно помимо того, что послушать информацию, но еще увидеть картинку. Если они хотят информацию, они могут почитать интернет или послушать радио. А телевизор отличается тем, что можно увидеть картинку. Поэтому если у тех людей, которые хотят создавать общественное телевидение, найдутся материальные ресурсы и не будет давления власти, то возможно у нас будет когда-то хорошее общественное телевидение.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Рязани от радиослушателя Валентина.

Слушатель: Здравствуйте. Я вот эту инициативу Гудкова расцениваю как пиар именно на процессе создания общественного телевидения. Поясню - почему. Дело в том, что те люди, которые имеют интернет, им общественное телевидение совершенно не нужно, все, что нужно, они найдут в интернете. А те, у кого нет интернета, а именно им общественное телевидение необходимо, у них не будет такой возможности смотреть общественное телевидение. А деньги как раз не проблема.

Владимир Кара-Мурза: Как вам кажется, велик ли разрыв аудитории, на которую ориентировано общественное телевидение, которая реально его потребляет?

Игорь Яковенко: Я не очень понял вопрос, что такое ориентированный. Люди собираются, если говорить о модели, которую предлагает Гудков и по которой мы тоже существуем при всех различиях, то мы производим определенный продукт. Дальше возникает вопрос, кому это надо. Мы исходим из того, что есть несколько миллионов человек, я оцениваю, что порядка 20 миллионов, реальные пользователи интернета, которые не получают информацию, которую они хотят. Говорить, что в интернете все есть – это то же самое, что сказать: зачем нужна картина, есть магазин красок. Есть отдельные краски, можно из них сложить картину. Телевидение - это искусство, это определенный вид искусства, целостный вид искусства, так же как совокупность букв в алфавите не создает "Войну и мир" Льва Толстого – это произведение искусства, из этого потока информации надо вытащить главное, надо создать вот эти мнения, создать, столкнуть, как это делается в аналитических программах. Это, безусловно, телевизионное искусство. Поэтому, я думаю, что наш радиослушатель ошибается. И несмотря на то, что в интернете есть все, собрать Дмитрия Быкова, Ефремова, придать такого талантливого менеджера, который был у проекта "Гражданин поэт", в результате создать произведение сатирического искусства - это вещь, которая не находится просто так в интернете, для этого нужно телепроизводство. Об этом телепроизводстве идет речь. Я думаю, что это востребованная вещь и порядка 20 миллионов потенциальной аудитории – это наиболее активные, образованные люди в России, это потенциальная аудитория интернет-телевидения.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Людмилу Анатольевну.

Слушательница: Здравствуйте. Я хотела сказать по поводу телевидения, чтобы телевидение перевесило народное, путинское, так называемую пропаганду, нужно собирать деньги побольше, от общественных организаций, от всех, Зюганов могильщик компартии, пусть он собирает деньги. Почему он не был на Марше миллионов? Почему Сергей Удальцов не пошел в полицейский участок, а пошел и обратился к людям? Он объявил голодовку, у него вообще денег нет. Пусть собирают люди и тому же Сергею Удальцову.

Владимир Кара-Мурза: Какова допустимая степень политизации общественного телевидения, чтобы оно выражало интересы основной части общества?

Игорь Яковенко: Вы знаете, это очень больной вопрос. Когда мы создавали с вами, Владимир, в начале декабря прошлого года, с 1 декабря у нас вышла первая программа Сетевого общественного телевидения, мы ставили перед собой задачу собрать всех. Естественно, любой нормальный человек, журналист, телеведущий имеет свои политические взгляды. Но в известной степени он должен политические взгляды, когда выходит в эфир, не то, чтобы в карман положить, но, по крайней мере, чуть-чуть пригасить. Одно из достижений Сетевого общественного телевидения в первой ипостаси, которое с 1 декабря существовало, было то, что мы на своей площадке умудрились собрать практически всех, у нас были левые либералы, правые либералы, правозащитники, представители левых сил, националисты. Ограничения мы взяли такие – кроме нацистов и кроме сталинистов. Все остальные у нас были. У нас были заседания инициативных групп по 200 человек, где бок о бок сидели Удальцов, Илья и Лев Пономарев, представители самых разных политических сил. Поэтому, конечно же, общественное телевидение не должно быть политически ангажировано – это совершенно очевидно. Ограничение такие, как требуют правила гигиены, то есть нет нацизму и нет сталинизму. Все остальное можно, все остальное да. И это очень важный посыл. Потому что если мы будем делать политически окрашенное, то это будет партийное телевидение - это неправильно.

Владимир Кара-Мурза: Не могу у вас не спросить, как у ветерана Союза журналистов России, как вы относитесь к конфликту между властью и прессой, разгоревшемуся на уровне Следственного комитета и "Новой газеты"?

Игорь Яковенко: Очень не хочется отвечать. Очень грязная, противная история. Прежде всего она характеризует власть, потому до такого состояния не помню. Конечно, перехлест сравнивать с 37 годом, перехлест сравнивать даже с таким вегетарианским тоталитаризмом, который был при Брежневе, тогда беспредел был больше, репрессии были больше – это очевидно. Но то, что Бастрыкин себе позволил в отношении одного из ведущих журналистов страны, заместителя главного редактора "Новой газеты" – это запредельные вещи. Две вещи, которые мне показались обидными. Прежде всего, несмотря на то, что некоторое количество журналистов выступили в защиту, все-таки журналистский мир в целом это как-то проглотил. То есть реакция была не столь бурной, как хотелось бы. Второе - я жду последствий. Я не считаю, что эта тема исчерпан. Я не согласен с моим другом Дмитрием Муратовым, что вопрос исчерпан. Я думаю, что у меня, по крайней мере, остались вопросы к Бастрыкину, я считаю, что журналистское сообщество должно требовать ухода этого человека от должности, такой человек не должен иметь ту полноту власти, которую он имеет. Даже если он ссылается на свою эмоциональную несдержанность, извините, тогда надо найти другую работу.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Федора.

Слушатель: Добрый вечер. Это все прекрасно - интернет-телевидение. Как они собираются охватывать глубинку, где об интернете не слышали, тем более, его не имеют?

Владимир Кара-Мурза: Это проблема, конечно. Для этого и сконцентрированы в одних руках все федеральные телеканалы.

Игорь Яковенко: Я не думаю, что надо одним проектом решать все проблемы. Не надо возлагать на общественное телевидение, которое создает Гудков, или Сетевое общественное телевидение, которое мы с Владимиром начали в декабре прошлого года, или еще какие-то проекты, не надо на них возлагать все надежды. Это один из возможных проектов, который должен улучшить нашу страну, сделать ее более свободной, информированной, просвещенной. Есть там Добрая машина пропаганды, которой занимается Навальный, вал листовок, которыми он собирается наводнить каждый подъезд в каждом глухом уголке – это еще один вариант. Есть, в конце концов, местные какие-то ресурсы, которые тоже никто не зарывает. Не надо подвешивать все на один крючок, вешать на одну ниточку. Инициатива Гудкова прекрасна, инициатива Льва Пономарева прекрасна. Еще какие-то сто инициатив - замечательно. И это как раз особенность интернета, что можно безбрежное количество инициатив поддержать. Кроме всего прочего, не интернетом единым.

Владимир Кара-Мурза: От каких опасностей и искушений вы бы хотели предостеречь ваших коллег, которые собираются так же как вы создавать сетевое телевидение? Какие формы давления существуют на этот вид средств массовой информации?

Игорь Яковенко: До форм давления еще надо дожить. До того, чтобы начали гнобить – это надо в нашей стране заслужить. Это большая награда, когда тебя начинают прессовать, и до этого надо дослужиться. Главная угроза, которая на поверхности – это действительно односторонняя политизация. Тот же самый Дмитрий Гудков, который является инициатором этого проекта, является одновременно одним из лидеров "Левого альянса" и вообще в целом одним из лидеров протестного движения. Вот здесь важно как-то позиционироваться правильно, не сделать это общественное телевидение, которое он создает, рупором "Левого альянса" или рупором еще каких-то протестных сил – это будет ошибка. Я думаю, что хватит ума, хватит мозгов, хватит таланта как-то эту проблему решить. Но это первая очевидная угроза.
Вторая более-менее очевидная угроза - это когда в создании телеканала участвуют журналисты, есть опасность определенного использования телеканала для реализации собственного творческого потенциала. Это тоже довольно известная вещь, и на НТВ было. И мы видели, как на том великом, лучшем НТВ, в истории нашей страны телевидении на нем были очевидные перехлесты. Сегодня уже говорили о Киселеве, и мы понимали, что, безусловно, талантливый, хороший журналист, но его присутствие было несколько чрезмерным, может быть в ущерб телеканалу. Хотя я еще раз говорю, говорить критические вещи о том НТВ сегодня просто смешно, потому что сегодня это недостигаемая вершина. А так, дай бог, удачи ребятам. Я думаю, что хорошая инициатива, и вообще в целом – ура!

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG