Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ирина Лагунина: 12 июня Европейский суд по правам человека вынес решение по делу Умаровы против России (№2546/08). Суд обязал российское государство выплатить 60 тысяч евро заявителям - отцу и сестре жителя Дагестана Рамазана Умарова. Мы беседуем с юристом правозащитного центра «Мемориал» Фуркатом Тишаевым, который вел это дело в Европейском суде. Что произошло в 2007 году в Махачкале?

Фуркат Тишаев: С самого начала Рамазан Умаров был под пристальным наблюдением властей, поскольку предварительно уже подвергался судебному преследованию. Весной 2007 года Рамазан, боясь очередного преследования со стороны правоохранительных органов, попросил своего знакомого пожить у него в квартире. И собственно говоря, 28 апреля 2007 года рано утром, в 8 утра, когда он находился на этой квартире в городе Махачкала, дом был окружен сотрудниками УБОПа и местной полицией, был проеден арест Рамазана с обыском, в ходе которого обнаружили хранение боеприпасов. После ареста Рамазан был увезен вместе с двумя сожителями в неизвестном направлении, и до сих пор никто из родственников Рамазана не видел. Впоследствии через день 29 апреля родственники начали обзванивать и опрашивать представителей всех силовых структур в Махачкале, и никто из них не признал, что Рамазан находится у них, то есть задержан представителями силовых структур.
Далее, спустя некоторое время родственникам Рамазана был звонок от неизвестной женщины, которая представилась сотрудником медицинской части колонии, которая находится в городе Гудермес, это Чечня, и сказала, что Рамазан Умаров находится у них в очень плохом физическом состоянии, то есть он был сильно избит. Эта женщина предложила родственникам приехать и забрать Рамазана, но потом ее телефон не отвечал, и родственники так и не смогли выйти с ней на связь. Потом через четыре дня опять неизвестные люди связывались с родственниками Рамазана и предлагали купить у них информацию о месте нахождения Рамазана. Но опять-таки эти попытки не увенчались успехом.
В итоге родственники обратились с заявлением в правоохранительные органы и только спустя три недели, 19 мая, следственные органы возбудили уголовное дело.

Ирина Лагунина: И с тех пор, что известно о Рамазане?

Фуркат Тишаев: Проблема вся в том, что официальные власти не подтвердили, что Рамазан содержался у них, то есть был задержан. Во время судебных разбирательств в Европейском суде официальные власти так же говорили, что факт того, что Рамазан был задержан и впоследствии исчез, находясь в руках правоохранительных органов, был не подтвержден. Спустя несколько месяцев, по-моему, в июле 2007 года, нашли журнал регистрации задержанных, где фигурировала фамилия Рамазана Умарова как одного из задержанных в Советском РОВД в городе Махачкала. Так что Рамазана с тех пор никто не видел в живых, и он бесследно исчез.

Ирина Лагунина: Что позволило Европейскому Суду по правам человека прийти к заключению, что именно российское государственные структуры, в данном случае силовые, несут ответственность за насильственное похищение Рамазана Умарова. Именно эта запись в дневнике регистрации?

Фуркат Тишаев: Это на самом деле очень хороший вопрос. Европейский суд очень часто сталкивается с проблемой установления фактов, потому что у Европейского суда нет механизмов для проведения собственного расследования и он вынужден полагаться только на информацию, предоставленную сторонами. Для того, чтобы быть максимально эффективным, европейский суд разработал определенные принципы в своей правоприменительной практике, согласно которым в делах о насильственном исчезновении людей заявитель должен представить Европейскому суду, поверхностно доказать Европейскому суду, что есть достаточно доказательств, что человек был похищен именно представителями правоохранительных органов. Как только заявитель предоставляет достаточно такой информации, то бремя доказывания ложится на представителей правительства. И в данном деле Европейский суд, собственно говоря, это и отметил, что он не может с точностью установить все события этого дела, но руководствуясь этими принципами, Европейский суд был удовлетворен, что заявители предоставили достаточно информации, подтверждающей, что Рамзан Умаров был задержан представителями правоохранительных органов. И соответственно, Европейский суд ожидал от представителей Российской Федерации доказывать обратное. В процессе судебных разбирательств в Европейском суде суд решил, что власти не смогли доказать обратное, соответственно, суд пришел к выводу, что Рамазан Умаров был задержан, то есть факт задержания был подтвержден этими записями и показаниями многочисленных свидетелей, но сам факт того, что власти ответственны за его последующее исчезновение, был доказан в Европейском суде именно таким образом.

Ирина Лагунина: А таких дел много в Европейском суде сейчас?

Фуркат Тишаев: На самом деле их достаточно много, и они все однотипны. Но это дело отличительно тем, что события касаются Дагестана, потому что до этого в основном дела шли по Чечне и по Ингушетии. На нашей практике правозащитного центра "Мемориал" это второе дело, которое касается республики Дагестан.

Ирина Лагунина: Сегодня поступила информация о том, что Европейский суд по правам человека решил несколько ужесточить порядок подачи жалоб для жителей Российской Федерации. Насколько серьезно это скажется на дальнейшем процессе обеспечения прав человека российских граждан в Европейском суде, с вашей точки зрения?

Фуркат Тишаев: На самом деле я бы хотел немного подкорректировать. Дело в том, что суд не придумал ничего нового на недавно прошедшей конференции, он просто прояснил, напомнил и сделал обязательными свои уже давно существующие рекомендации. Эти рекомендации касаются формальных вопросов приемлемости, оформления жалоб, предоставления соответствующих документов и так далее. Теперь вопрос о том, насколько скажется на практическом доступе заявителей к Европейскому суду, на самом деле это большая проблема. Потому что информация о том, что рекомендации Европейского суда стали не рекомендациями, а обязанностью, она известна, я бы сказал, скорее ограниченному кругу лиц, профессионалам, которые работают непосредственно с Европейским судом. Но обычные граждане этого не знают еще и потому, что данная информация, хотя и доступна на официальном сайте Европейского суда, но она доступна на английском и французском языке. Поэтому тут проблема скорее с информированием людей о том, что теперь Европейский суд смотрит гораздо жестче на все свои требования, особенно, которые изложены в статье 47 регламента, там, собственно говоря, описывается, объясняется, как нужно подавать жалобу в Европейский суд. Поэтому, я думаю, что есть большой риск, что лица, которые будут самостоятельно подавать жалобы, могут существенно пострадать.

Ирина Лагунина: Мы беседовали с юристом правозащитного центра «Мемориал» Фуркатом Тишаевым. Статья 47 регламента суда требует, чтобы заявления подавались по специальной форме, установленной регламентом. Заявления должны включать в себя имя подающего жалобу, его дату рождения, национальность, пол, место работы и адрес, а также имя, место работы и адрес представителя подающего жалобу, если такой есть. Должно быть также указано название стороны, против которой подается жалоба. Должно быть представлено и краткое изложение обстоятельств происшедшего, краткое описание нарушений конвенции по правам человека в отношении подающего жалобу и аргументация. Всего в статье 47 регламента 6 развернутых пунктов, разобраться в которых юристу не представляет проблемы. Кстати, там же указано, что если заявитель не хочет, чтобы его имя разглашалось, то он должен это указать, объяснив причины, по которым он хочет сохранить анонимность. Председательствующий судья может дать подобное разрешение.
XS
SM
MD
LG