Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Таджикская топонимика как возвращение в историю


Вершины Памира больше не носят советских названий

Вершины Памира больше не носят советских названий

Парламент Таджикистана принял решение о переименовании нескольких десятков населенных пунктов, прежде имевших советские названия. Теперь этим поселкам и кишлакам либо возвращены географические названия, либо они получили имена деятелей таджикской истории и культуры.

Таджикские власти считают, что улицы и населенные пункты должны иметь отношение к национальной истории и культуре, поэтому ряд кишлаков – небольших сельских населенных пунктов – решили переименовать отдельным законом. В принятом парламентом документе говорится, что исчезнут такие географические названия как Комсомол, Чкалова, Политотдел, Тельман, Энгельс, Агроном, Фрунзе. В мае этого года в Душанбе уже были переименованы несколько улиц, носивших советские названия – Пионерская, Привокзальная и 9 января. Это решение было принято городскими властями без участия парламента. Все три улицы получили новые имена в честь известных таджикских культурных деятелей – двух поэтов и народной артистки. А несколько лет назад таджикские власти переименовали горные пики Ленина, Революции и Коммунизма.

Кроме советских топонимов, в Таджикистане также избавляются от некоторых тюркских, в частности, узбекских названий. Лингвисты обращают внимание, что они часто сложны в произношении и неприятны на слух. В контексте сложных отношений Таджикистана и Узбекистана, отмечают политологи, у этого процесса можно заметить и политическое измерение. Советские и узбекские названия появились в Таджикистане после окончательного присоединения Туркестана к Советскому Союзу в 1924 году – в качестве автономной республики в составе Узбекской ССР. Таджикская ССР появилась позже - благодаря стараниям советского политического деятеля Шириншо Шотемура. В это же время была образована и столица – Душанбе – в результате объединения в одно целое трех селений. Улицы в новой советской столице называли тоже по-новому.
Наряду с искоренением советских названий, в Таджикистане продолжают сносить и монументы советских времен. В крупных городах уже не найти памятники Владимиру Ильичу Ленину или деятелям Советского Союза. В некоторых небольших населенных пунктах памятники Ленину пока остаются.

Крупнейшие города Таджикистана в советское время носили имена коммунистических деятелей. Исторический город Худжанд назывался Ленинабадом, а столица республики – Душанбе, в 1930-е-1950-е годы называлась Сталинабад. Обозреватель таджикской службы РС Салим Аюбзод рассказывает о новой волне переименований и значении топонима "Душанбе":

– "Душанбе" означает понедельник. Здесь находился маленький кишлачок, где по понедельникам проходили торги. Худжанд был переименован из Ленинабада в 1989 году после одного из выступлений Дмитрия Лихачева, где он говорил о восстановлении исторических названий. Таджикские журналисты тут же подхватили его слова, и хотя поначалу было большое сопротивление со стороны депутатов парламента, да и вообще общественности, все же это было сделано.

– Что означают названия кишлаков, которые до сегодняшнего дня назывались Комсомол и кишлак Чкалова, а сейчас называются Чорбок и Истеклол?

– Чорбог – это "четыре сада". Истиклол – это "независимость".

– Кишлак Агроном назван теперь в честь Нусратулло Махсума – одного из советских деятелей 30-х годов. Означает ли это, что советская память, связанная с какими-то важными для развития государственности людьми, все-таки сохраняется в топографии Таджикистана?

– В какой-то мере – да. Однако часто бывает так, что ребенка выплескивают вместе с водой. Исчезают подлинные исторические названия. Скажем, одно из селений получило нащвание, которое переводится как "новый поселок", но таких в Таджикистане несколько тысяч. А досоветское название переводилось как "место богов".

– В свое время в Таджикистане были горные пики Ленина и Революции, которые теперь стали Независимости и Авиценны. Один из новых кишлаков назван именем Исмаила Самани, эмира из династии Саманидов – одного из основателей Таджикского государства. Означает ли это, что в переименовании есть какая-то идеология, что таджикские власти таким образом по-новому выстраивают историческую топографию страны?

– Скорее всего, есть. Причина может быть в том, что очень много городов или местностей, связанных с историей таджикского народа, в настоящий момент находятся вне территории Таджикистана. Если поначалу переименование носило характер отторжения всего большевистского, коммунистического, то сейчас власти пытаются таким образом усилить патриотизм, уважение к истории, к прошлому. Но есть и другой процесс, есть местности, которые переименованы чиновниками-самодурами – кишлаки называли именами друзей, родственников, членов семьи и т.д.

– Президента вы имеете в виду?

– В том числе и президента, да.

– А кто принимает такие решения – есть комиссия по переименованиям, или, может, проводились референдумы среди населения?

– Есть комиссии по переименованию, но референдумы давно уже не проводились. Последний референдум состоялся по поводу города Хаджента. Где-то в каких-то местах существуют какие-то советы, в которые входят представители интеллигенции – поэты, писатели. С ними совещаются. Но в основном, скажем так, это остается на усмотрение местного начальника.

– 20-е-30-е годы – время басмачества в вашей республике. Сейчас оценки этого явления пересмотрены. Возможно ли, чтобы поселок Политотдел или кишлак Тельман или Энгельс были названы в честь героев басмаческого сопротивления?

– Такого не наблюдается, хотя в таджикских газетах идет ожесточенная дискуссия по поводу басмачевского сопротивления. Есть группа людей, которая говорит, что они были героями, защищавшими родину, но общественное мнение в целом скорее против басмачества. Такие переименования сейчас невозможны.

– Много ли советских названий еще остается на карте Таджикистана?

– Скорее, остаются названия, связанные с именами представителей русской культуры – Пушкина, Чехова, Тургенева.

– А памятники Ленину еще стоят?

– Один из последних памятников был убран накануне нашей беседы в городе Курган-Тюбе. Если раньше подобные действия вызывали много споров, то на сей раз все прошло без каких-либо эксцессов. в Худжанде несколько лет назад был демонтирован самый высокий памятник Ленину в Центральной Азии - его перенесли в другую часть города. В Душанбе нет больше ни памятника Ленину, ни проспектов, названных его именем, ни даже Советской улицы.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG