Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Журналист Глеб Черкасов – о Бастрыкине и примирении


Глеб Черкасов

Глеб Черкасов

Конфликт между главой Следственного комитета России и "Новой газетой" урегулирован – говорить больше не о чем? В беседе с обозревателем Радио Свобода об этом размышляет заместитель главного редактора газеты "Коммерсант" Глеб Черкасов:

– У меня сложилось впечатление, что данная история для обеих сторон закрыта. То есть взаимоотношения Следственного комитета и "Новой газеты" будут дальше каким-то образом развиваться. Не факт, что они будут безоблачными, но по данному конкретному поводу стороны решили больше не враждовать и считать этот день оторванным листом календаря.

– "Семейная ссора"?

– Не семейная ссора, но все признали, что погорячились, что было слишком много эмоций в этом сюжете. И Соколов еще в день конфликта извинился за статью…

– Какие-то выводы журналистское сообщество из этого должно сделать, на ваш взгляд?

– Невозможно говорить о всем журналистском сообществе. Но мне кажется, что самое важное – это те одиночные пикеты, которые происходили за день до примирения, та готовность, с которой представители журналистского сообщества стали защищать своего коллегу. И, конечно, извинение Бастрыкина достаточно беспрецедентно. Хотелось бы, чтобы этот случай стал началом новой эры – хотя бы человек извинился, хотя бы признал, что он повел себя некорректно. Для нашей ситуации это достаточно много.

Вы считаете это достаточным? Все-таки один из самых высокопоставленных чиновников в стране, генерал-полковник угрожает убийством известному журналисту и все это потом спускается на тормозах без каких-то юридических последствий...

– Есть такой фильм – "Начальник Чукотки". В одном из поселений эмигрантское правительство рассуждает, что нужно сделать с красным комиссаром. Один из чиновников говорит: решать эти вопросы в компетенции полиции, но у нас же нет полиции…

Да, должна решать полиция. Но есть идеальный мир, а есть тот мир, в котором мы живем. Могли уволить Бастрыкина по итогам этого скандала? Формально, наверное, да, де-факто – ни в коем случае. Мог Бастрыкин сделать вид, что ничего не произошло? Мог. Оказало бы это какое-то влияние на его карьеру? Не оказало бы. То, что один из влиятельных силовиков в стране ведет себя таким образом, обеспокоило несколько десятков журналистов в Москве и сравнительно небольшое количество граждан. Вот когда по таким поводам будет более серьезная общественная реакция, тогда можно будет говорить о каких-то более существенных сдвигах.

– За двое суток, в течение которых развивается в публичном пространстве эта история, она обросла большим количеством политологических версий. Я обращаюсь к вашему опыту не только журналиста, но и политического комментатора. Вы допускаете, что каким-то образом здесь приплелась – объективно ли, субъективно – какая-то кремлевская интрига, связанная с позициями Бастрыкина в новом раскладе политических сил в стране?

– Когда-нибудь эту историю ему непременно вспомнят. Но это не та штука, за которую увольняют, могут как-то серьезно наказать. Вот если бы Бастрыкин проявил некую системную нелояльность по отношению к вышестоящему политическому руководству, да, тогда бы его дни были сочтены. А так – один из элементов повседневной жизни. Я не думаю, что это само по себе серьезно повлияет на его положение.

– Излишне говорить о возможном вмешательстве, скажем, Владислава Суркова в борьбе против Володина, о чем тоже довольно активно пишут в блогах?

– У нас очень много лет есть такая увлекательная игра а-ля Джордж Мартин "Война башен". При этом башни сами по себе создаются и исчезают. Я допускаю, что между рокировавшимися в конце прошлого года Володиным и Сурковым существуют некие точки напряжения, что явно они касаются, в том числе, и кадровых вопросов, а также содержательных моментов политики. Я допускаю, что происходит некая аппаратная борьба, потому что она просто не может не происходить. Это классика. Но мне кажется, что притягивать под это каждый факт можно лишь если существует некая стройная система доказательств, построенная не на одних только умозаключениях. Я пока не встретил никаких основательных доводов в пользу того, что на одной стороне играл Сурков, на другой – Володин и они это так разыграли, чтобы чего-то добиться.

– Что вы вчера почувствовали, когда на ваших глазах генерал-полковник извинился перед "Новой газетой"?

– Сразу стал вспоминать, когда я последний раз такое видел. И вспомнил – потому что ровно напротив меня сидел Павел Гусев, главный редактор "Московского комсомольца". Я вспомнил, как они мирились с Павлом Грачевым после убийства Дмитрия Холодова. В этом смысле аллюзии те еще, потому что виновных в убийстве Холодова так и не нашли.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG