Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Востоковед Андрей Остальский – о старой и новой египетской власти


Russia -- Andrey Ostalsky - chief of the russian service of BBC, Moscow studio, 27Nov2008

Russia -- Andrey Ostalsky - chief of the russian service of BBC, Moscow studio, 27Nov2008

В Египте кандидат в президенты от крупнейшего исламистского движения "братья-мусульмане" Мохаммед Мурси заявил о своей победе во втором туре выборов главы государства. Его соперник Ахмед Шафик – представитель старой политической элиты времен правления Хосни Мубарака – отказался признать свое поражение. Официальные итоги голосования ожидаются 21 июня.

Тем временем Высший совет вооруженных сил Египта, которому перешла вся власть в стране после падения режима Мубарака, выпустил конституционный декрет, заметно ограничивающий власть новоизбранного президента (полномочия которого не были определены до выборов – из-за отсутствия новой конституции).
Многие расценивают этот шаг (вместе с решением Верховного суда, который на прошлой неделе назвал нелегитимным новоизбранный парламент) как очередное свидетельство нежелания военных отдать власть.

О ситуации в Египте в целом и о том, насколько жестким может стать противостояние из-за результатов президентских выборов, рассуждает востоковед, лондонский журналист Андрей Остальский:

– Противостояние может быть очень жестким. Вообще, египтяне делают первые шаги – и достаточно неуверенные – на пути демократических выборов. Потрясающая, на мой взгляд, картина разворачивалась в последние сутки, когда и государственные СМИ, и частные, и исламистские, и прошафиковские имели совершенно свободный доступ ко всей информации, поступающей к избирательным участкам, в том числе освещались и примеры различного рода нарушений. Штаб Шафика, например, насчитал очень много случаев довольно грубой подтасовки, осуществленной представителями "братьев-мусульман", как утверждает сам Шафик. Достаточно ли этих подтасовок для того, чтобы поставить под сомнение итоги выборов, – это еще пока неизвестно. Государственное телевидение косвенно подтверждает, что победил представитель "братьев мусульман" Мохаммед Мурси, хотя с очень небольшим отрывом.

Очень важно также посмотреть на географию. Из 27 провинций 18 проголосовали за кандидата "братьев-мусульман". Если мы посмотрим, какие это провинции, то окажется, что не только Каир, но и в основном дельта Нила, то есть те районы, где живут более образованные, более грамотные, да и элементарно умеющие читать и писать египтяне, возможно, проголосовали за Шафика. И Мурси становится президентом, избранным, в основном, неграмотными крестьянами Египта. Это очень опасное разделение. Сам Мохаммед Мурси это понимает. Он весьма образованный человек. Он сделал заявление, в котором сказал, что он будет президентом всех египтян, что он будет блюсти интересы тех, кто голосовал против него, что он, прежде всего, предан демократии и даже идеям правового государства. Он довольно подробно об этом рассуждал. Слово "шариат" ни разу не было им произнесено. Это выглядит вроде бы привлекательно, но очень многие египтяне не верят в его искренность. По крайней мере, они говорят, что даже если сам Мохаммед Мурси искренен, за ним стоят некие гораздо более темные силы.

– Египтяне выбирали президента, однако его полномочия до сих пор известны не были. И вот военные объявили о них, и оказалось, что полномочия эти очень невелики.

– Да, разумеется. Это очень многих египтян возмущает и, возможно, станет причиной политических столкновений и массовых демонстраций. Многие египтяне говорят, что это фактически военный переворот. Надо подождать и посмотреть, как будет развиваться ситуация. Действительно, своим заявлением Высший совет вооруженных сил – на некоторое время, по крайней мере, – фактически оставил за собой очень важные властные полномочия, отобрав их у вновь избранного президента. Это касается и контроля над государственных бюджетом, и контроля над сферой безопасности и вооруженных сил. И, может быть, важнее всего то, что Высший совет вооруженных сил присудил себе право назначать состав этого самого конституционного собрания или совета, который будет разрабатывать текст новой Конституции Египта.

Правда, надо сразу сказать, что есть египтяне, и их не так мало, которые восприняли это с некоторым облегчением. Я думаю, что с достаточным облегчением это, может быть, воспринимают даже в Израиле или в некоторых западных странах. Потому что, по крайней мере, ближайшие полгода можно не опасаться резкой эскалации отношений между Египтом и Израилем. Военные гарантируют, что положения мирного договора будут соблюдаться. Рискну предположить, что если бы Высший военный совет и Мохаммед Мурси, президент, представляющий "братьев мусульман", научились искать какие-то компромиссные решения, – пусть жесткие, с критическими заявлениями в адрес друг друга, с демонстрациями, –это могло бы быть своего рода школой, способом продвижения Египта в сферу гораздо более развитого гражданского общества. Но, к сожалению, слишком вероятно, что конфронтация эта будет жесткой, неконструктивной и приведет только к разочарованию египтян в демократии, а не к победе благоразумия.

– Правильно ли я понимаю, что военные после выборов оставили всю фактическую власть у себя, а "братья-мусульмане", которые доказали, что они являются наиболее поддерживаемой населением силой, остались в некотором властном вакууме? Может ли это привести к реинкарнации протестов и волнений, которые мы видели год назад?

– Вполне может. Очень высока вероятность того, что впереди опять эпоха гражданской конфронтации, насилия, применение обеими сторонами методов всевозможного давления. С другой стороны, представить себе, что можно загнать джинна в бутылку, что можно просто проигнорировать президента, за которого проголосовало больше половины избирателей, игнорировать "братьев-мусульман", которые теперь стали реальной политической силой, конечно, будет очень сложно. Не забывайте также о западных партнерах Египта - прежде всего, о США, которые категорически требовали от Высшего совета вооруженных сил, чтобы до 1 июля власть каким-то образом была передана гражданскому населению.

И вот теперь, конечно, у некоторых возникает подозрение, что Совет играет. Он позволит Мохаммеду Мурси стать номинальным президентом Египта и скажет: "Смотрите, мы выполнили наше обещание. А то, что есть некоторые небольшие коррективы, касающиеся властных полномочий, так это логично, ведь в стране нет Конституции. Надо сначала разработать Конституцию и т. д. и т. п". Понятна логика, которой будут оперировать военные. Но при этом все будут с напряжением следить, как эта ситуация будет развиваться, какую форму это по-своему неизбежное противостояние примет – мирную или очень даже воинственную, ведущую к массовому насилию? От этого зависит будущая судьба Египта.

Этот и другие материалы читайте на странице информационной программы "Время Свободы".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG