Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Генис: Летний Голливуд – шумный: в нем постоянно в кого-то стреляют и что-то взрывают. Не удивительно, что взрослые зрители, особенно те, у кого дети уже выросли, в школьные каникулы держатся от кинотеатров подальше. Но сегодня мы поговорим о фильме, который вернул в залы седовласую аудиторию – и завоевал ее. У микрофона – ведущий “Кинообозрения” “Американского часа” Андрей Загданский.

Андрей Загданский: “Отель Мэриголд: Лучший из экзотических”, - так в русском переводе называется новый фильм Джона Мэддена “The Best Exotic Marigold Hotel”. То есть по-русски слово “marigold” использовали как собственное, как название отеля. Но в оригинале английском все несколько сложнее. Мэриголд - это цветок.

Александр Генис: Ноготки. И, конечно, звучало бы это плохо - отель “Ноготки”.

Андрей Загданский: Совершенно верно, но в английском языке у него есть некоторая иная коннотация. Слово “marigold” используется как определение самого яркого оранжевого цвета. Еще что очень важно, Саша, а вам это будет вдвойне интересно, что цветки ноготков используют как заменитель шафрана иногда. Все эти оттенки, вот эти все коннотации интенсивного оранжевого, яркого, осеннего цвета и заменителя шафрана очень важны для фильма.
Что происходит? Это длинная, красочная и очень пряная дорога через живописную местность. Вы едете в автомобиле. Иногда вы - автомобиль или фильм – замедляется, и кажется, что не движется вообще. Но потом вы опять в движении, и вы видите, что по сторонам очень хорошо, красиво и остроумно, и вы думаете: ладно, не так уж долго мы сидели в пробке, можно продолжать ехать. А именно, шесть англичан - одна пара, две одиноких женщины и двое одиноких мужчин - по разным причинам отправляются жить на пенсию в Индию, в отель для пенсионеров и для тех, кто, говоря по-английски, находится уже в “золотом возрасте”. Вот, где важен этот цветовой оттенок. Все эти люди совершенно разные и дорога в Индию выбрана ими по совершенно разным причинам. Одна – домохозяйка, и скоропостижная кончина мужа оставила ее без средств к комфортной старости в Англии. Другая едет в Индию, потому что там можно сделать операцию по пересадке шейки бедра без очереди и намного дешевле, чем в Англии. Словом, возрастные проблемы. Двух этих дам, кстати, играют Мэгги Смит и Джуди Денч, дамы Британской Империи, и смотреть на них, конечно же, удовольствие. Фильм этот, - такой “Остров сокровищ” для пенсионеров, где наши очаровательные старички должны найти в этой новой стране, так связанной с Англией и так непохожей на Англию, новый этап в своей жизни. Но фильм не столько и не только описывает приключения и перипетии этих любопытных старичков, но он и доброжелательный, и глубокий - то, что называется по-английски “character study”, изучение характеров этих людей. И здесь принципиальная сторона этого причудливого фильма - это актеры. Как играют не только эти замечательные старушки, но как играет весь ансамбль. Есть у Актерской гильдии такая номинация за лучший актерский ансамбль, я абсолютно убежден, что картине гарантирована номинация в этой категории. Все шестеро очень хороши, по-настоящему хороши. Но, кроме уже названных Смит и Денч, я бы назвал еще троих: Тома Уилкинсона, Пенелопу Уилтон и Билла Найи. Билл Найи обычно играет злодеев, а здесь он играет мягкого, подавленного женой, интеллигентного, отрытого человека, застенчивого и доброго. Словом, совершенно чеховский персонаж, родственник дяди Вани такой английский. И актерам помогает иногда замечательно написанный диалог. Даю пример достойный, с моей точки зрения, восхищения.

- Когда вы возвращаетесь с работы?
- Около пяти. Время пить чай.
- Как вы пьете чай?
- Немного молока.


Скажите, о чем разговор? Ни о чем. Как всякий хороший диалог, в тексте ничего существенного не сказано, но в контексте картины, в фильме сказано абсолютно все, вы понимаете, что герой Найи ушел от жены, начинают складываться новые отношения с другой женщиной, и мы, зрители, рады, мы сопереживаем им. И вся эта английская сдержанность и ограниченность эмоций нам нравятся, и мы смеемся, и мы все понимаем.

Александр Генис: В чеховской драматургии каждый раз, когда действие доходит до эмоционального взрыва, герои говорят ни о чем, или пустяки, чепуху. Например, “в Африке - жара”. Почему это говорится? Потому что нельзя сказать то, что нужно сказать. Когда нечего сказать, не говорят ничего.

Андрей Загданский: И вот такими мгновениями фильм совершенно замечателен. Добавлю, что это сыграно, сделано лучшими актерскими силами, которые существуют на планете, возраст - не помеха, а только добавляет класс, добавляет уровень. И хотя в фильме есть скучные и мертвые мгновения, мертвые эпизоды эти, поднимающиеся на пик мгновения делают фильм совершенно замечательным зрелищем. Впрочем, как и положено индийскому фильму, а фильм наполовину индийский, по колориту индийский, у меня периодически сводило зубы от приторно-сладких дидактических разговоров, от закатывания глаз, без которого ни один индийский актер не представляет себе своей работы в кино, и как от индийского чая, который подают в индийских ресторанах, в котором столько пряностей и специй, что пить его невозможно. И неизбежными кажутся шутки по поводу Камасутры, которые были уже совсем в фильме дешевкой, но, как я уже отметил в начале нашего разговора, все отражает современный маркетинговый подход. Поколение бэби-буммерсов сохраняет сексуальную активность и после 60-ти, значит, должны быть шутки сексуального характера в кино. Даже если отдельно взятые зрители посчитают их в данном случае дурным тоном и дешевкой. Но цвета фильма, краски мэриголд, инъекция цвета и пряностей в жизни пожилых сдержанных англичан, делают свое дело. Я вышел из кинозала в хорошем настроении. Иногда, Саша, как вы знаете, этого достаточно.

Александр Генис: Вместе с вами в хорошем настроении из зала вышли миллионы американцев. Дело в том, что этот фильм, конечно же, стал тем самым “летним” фильмом, который останется в истории. Каждое лето происходит маленькое чудо: дешевый, незаметный фильм вдруг становится ужасно знаменитым, популярным и любимым. И фильм, который стоил меньше 10 миллионов долларов, уже принес больше 100 миллионов долларов, что, конечно, очень заинтересовало Голливуд, и не зря. Потому что, как вы совершенно справедливо сказали, бэби-буммерсы скоро выходят на пенсию и, кроме секса, у них еще есть кино. И вот теперь они свободны для того, чтобы ходить в кино и смотреть фильмы не для детей, потому что Голливуд, в первую очередь, рассчитает на молодую аудиторию. И его можно понять, потому что 77 процентов билетов покупают люди до 50 лет, и вместе с билетами они покупают попкорн, а это и есть главная прибыль для кинотеатров. В то же время появляется потребность в фильмах для взрослых и, я, должен сказать, очень остро это чувствую. Вспомните последние оскаровские номинации. Это фильмы для детей. Что значит фильм “Военная лошадь”? Там подросток действует совсем молодой парень. Или фильм Скорсезе, где действует мальчик. Это всегда фильмы, которые льстят подросткам, потому что почти ребенок, юноша, делает то, что не может сделать взрослый. Это все фокус “Пятнадцатилетнего капитана”, и рассчитан он примерно на такого зрителя. Я, конечно, хочу смотреть взрослые фильмы, вместе со мной все больше и больше американцев ждут этого взрослого кино. И фильм, о котором мы говорим сегодня, кончено, дал им возможность насладиться именно взрослым зрелищем. Глядя на успех этого фильма, невольно задаешь вопрос: не будет ли у него последствий? Ведь каждый успешный фильм порождает волну подражаний. Что, кстати, тоже одна из проблем для старой аудитории, потому что молодые зрители охотно смотрят все эти сиквелы, им нравится сериальность в кино, но пожилые зрители хотят чего-то нового, они более взыскательная аудитория. Поэтому вопрос заключается в том, есть ли будущее у таких старческих, пенсионных фильмов.

Андрей Загданский: Кончено же, появится подражание, и, конечно же, подражания, скорее всего, будут посредственными, но я думаю, что этот фильм вызовет оживление на телевидении и появятся определенные телесериалы такого характера. Дело в том, что этот фильм, по своему сюжетному построению, очень похож на телесериальное построение. С точки зрения драматургии это, может быть, скорее, даже претензией к качеству фильма, к построению картины, но с точки зрения эксплуатации этого хода на телевидении это совершенно замечательно. Вот тут я убежден, что фильм найдет свое продолжение, как, предположим, фильм “Мэш”. Те же персонажи (может быть, их будут играть те же актеры, может быть, другие), их жизненные перипетии. Кроме того, учтите, что англичанам это принципиально важно и интересно. Индия - это неотъемлемая часть английского сознания, поэтому старики, уезжающие на пенсию в Индию, это круто и важно.

Александр Генис: Как заметил обозреватель “Нью-Йорк Таймс”, это важно не только для англичан, но для всего мира, потому что Индия выходит на арену как сверхдержава, и индийская декорация, индийское место действия, бесспорно, важный элемент в современном кино.
XS
SM
MD
LG