Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ирина Лагунина: В Испании широко обсуждаются перспективы нефтедобычи в районе Канарского архипелага. Хотя «черное золото» там было обнаружено более 10 лет назад, разработка месторождения была заморожена и лишь сейчас, по решению Верховного Суда, стала возможной. Рассказывает Виктор Черецкий.

Виктор Черецкий: У Испании до сих пор своей нефти не было. Не считая небольшого месторождения «Касабланка» у северо-восточных берегов страны – в районе каталонского города-порта Таррагона. Это месторождение дает лишь 0,16 процента необходимого стране топлива. А импортная нефть обходится Испании ежегодно в 30 миллиардов евро. Так что канарское газово-нефтяное месторождение, по выражению испанской прессы, «могло бы стать манной, посланной с небес» к тому же в крайне сложные для экономики страны кризисные времена. Говорит министр промышленности Испании Хосе Мануэль Сорья. Кстати, он уроженец Канарского архипелага.

Хосе М.Сорья: Испания практически на все сто процентов зависит от иностранных экспортеров нефти. Это обходится нам чрезвычайно дорого. Кроме того, мы вынуждены постоянно иметь резерв нефти в 18 миллионов тонн – на случай нефтяного кризиса в мире, к примеру, из-за возможных неурядиц в Ормузском проливе и так далее. Таким образом, добывать собственную нефть – это прекрасная перспектива для Испании. Это важно и с политической точки зрения, и с экономической. Испания уже давно пытается найти нефть на своей территории. Пока результаты всех этих поисков – весьма скромные: мы добываем всего 2,5 тысячи баррелей в день. Месторождение Канарских островов, по предварительным расчетам, может дать нам 140 тысяч баррелей. Это примерно 10 процентов всей потребляемой в Испании нефти.

Виктор Черецкий: Месторождение расположено в море, вернее под морским дном – на глубине 3 тысячи метров - в 60 километрах от островов Лансароте и Фуэртевентура, входящих в состав Канарского архипелага. Сейчас, после решения Верховного Суда, испанская энергетическая компания «Репсоль» приступает к детальному изучения месторождения, но, в первую очередь, в соответствии с законами Испании и ЕС, ей предстоит разработать и внедрить природоохранные меры. Только после этого компания получит разрешение непосредственно на разработку. На все подготовительные мероприятия, по расчетам специалистов компании, работающей помимо Испании, еще в 30 странах мира, должно уйти, по меньшей мере, 8 лет. «Репсоль» планирует инвестировать капитал в 10 миллиардов евро и создать пять тысяч рабочих мест. Доктор экономики, профессор Мадридского университета Хавьер Оркахо:

Хавьер Оркахо: Для Канарских островов – это благодать. Говорится о тысячах новых рабочих мест, о притоке капиталов. Напомню, что уровень безработицы там выше, чем в других регионах Испании – 31 процент трудоспособного населения. А среди молодежи до 30 лет – 60 процентов. Так что нефтедобыча стала бы важным элементом развития архипелага.

Виктор Черецкий: Казалось бы, в выгоде от разработки месторождения могут оказаться все: и государство, и местные жители. Почему же работы у берегов архипелага начинаются только сейчас – с перерывом в 10 лет после открытия месторождения? Причина – бойкот со стороны региональных властей в лице правящей так называемой Канарской коалиции, состоящей из мелких партий и групп националистической ориентации. Они с самого начала препятствуют разработке месторождения, обращаясь в различные судебные инстанции. Они опасаются загрязнения, которой могут подвергнуться острова, и риск в связи с этим для индустрии туризма и пляжного отдыха, главной отрасли канарской экономики. Подобную позицию поддерживают и активисты местных экологических организаций. Эстер Фресно, представитель группы «Экологическое действие»:

Эстер Фресно: Руководство «Репсоль» утверждает, что добывает нефть в разных частях света и эта добыча никак не влияет на туризм, поскольку на нефтяных скважинах никогда ничего опасного не происходит. Но это неправда. К примеру, в Таррагоне, как явствует из получаемой информации, были выбросы, которые загрязнили пляжи и дельту реки Эбро, считающуюся заповедной. За последние шесть лет было восемь выбросов. Когда работы ведутся на больших глубинах, безопасность гарантировать невозможно.

Виктор Черецкий: Справедливости ради отметим, что упомянутые выбросы нефти у берегов Таррагоны, где в сезон не меньше отдыхающих, чем на Канарах, были минимальными. Они не нанесли вреда и не вызвали никакого общественного резонанса. В тех же местах значительно чаще случаются аварийные сливы горючего с кораблей, которые наносят значительно больший урон экологии. Тем не менее, противники нефтедобычи на Канарах утверждают, что относительно близкое расположение скважин и нефтяных платформ отпугнет отдыхающих: и испанцев, и иностранцев. Что нефть отвадит от региона перелетных птиц, летящих на зимовку в Африку и, наконец, навредит морской флоре и фауне, в частности, китообразным, обитающим вблизи островов. Министр Сорья не согласен с подобным мнением. Он считает, что опасность явно преувеличена и что в других районах мира нефть добывается с морского дна, не вызывая протестов.

Хосе М.Сорья: Нефтедобыча ни в коей мере не может как-то дурно повлиять на туризм. Современные средства позволяют добывать нефть, не загрязняя природу. Вспомним хотя бы Норвегию, где защите природы придается огромное значение. Тем не менее, там нефть добывается именно в море. Тоже самое можно сказать о севере Шотландии. Добыча не вредит ни туризму, ни рыболовству. Меня кстати удивляет, почему при таком ревностном отношении к вопросу загрязнения морской среды, наши оппоненты никогда не протестовали против наличия морского пути в непосредственной близости от Канарских островов. По нему ежедневно проходят десятки супертанкеров, на борту которых находится до 50 тысяч тонн нефти?... И в случае с добычей, и в случае с транспортировкой, разумеется, всегда присутствует риск. Но отказываться из-за этого от добычи нефти равноценно отказу выходить на улицу из-за боязни, что на тебя упадет кирпич. Риск минимален, практически равен нулю.

Виктор Черецкий: Со своей стороны консервативная мадридская газета АБС упрекает регионалов и канарских экологов в демагогии. Она считает, что местные националисты обеспокоены вовсе не экологией. Дело в том, что по испанским законам, морские месторождения могут находиться лишь в компетенции государства, и администрация расположенного на берегу региона на доходы от продажи нефти претендовать не может. Выводы газеты основываются на высказываниях руководителя местной администрации Паулино Риверо. С одной стороны, он всячески противится разработкам, ссылаясь на их опасность для экологии.

Паулино Риверо: В отношении нефти наша позиция четкая. Мы категорически возражаем против ее добычи. Это не каприз. Мы защищаем уже существующую модель развития Канарских островов. Она основывается на туризме, доходы от которого составляют больше половины нашего ВВП. Туризм обеспечивает работой наших жителей. Поэтому мы не можем рисковать, соглашаясь с разработкой нефти, тем более, что она будет вестись в непосредственной близости от наших берегов. Мы уже обжаловали решение Верховного Суда и намерены продолжать борьбу, поскольку большинство нашего населения - против нефтяных разработок.

Виктор Черецкий: Вместе с тем, канарский лидер постоянно намекает, что мог бы пересмотреть свою позицию, если бы в Испании изменилось законодательство в отношении морских нефтеразработок и регион мог бы получать дивиденды от продажи нефти.

Паулино Ривера: Канары не позволят проводить нефтедобычу в наших водах… если не будет предварительного признания того, что нефть находится в нашей региональной компетенции.

Виктор Черецкий: Паулино Риверо – националист умеренный, но у него есть и более радикальные единомышленники – канарские сепаратисты. Они тоже против нынешних разработок, поскольку рассчитывают когда-нибудь обрести независимость и лишь тогда приступить к эксплуатации нефтяных богатств. Подобную позицию отстаивает, к примеру, преподаватель экономики канарского университета Хорхе Дорта.

Хорхе Дорта: Эта нефть нужна нам для индустриализации Канарских островов. Богатства должны принадлежать только нам. А что предлагает центральное правительство? Испания увезет эти богатства, а нам останутся лишь ничтожные крохи. Так что добывать нефть следует лишь в том случае, если она перейдет нам: независимой и свободной стране, суверенной канарской нации. На ее основе мы создадим самое передовое в мире высокотехнологическое производство. И я имею в виду не только нефтепереработку. Мы создадим у себя химическую промышленность, фармацевтическую, производство полимеров и так далее. Мы не можем допустить, чтобы нас грабили! Испания хочет завладеть нашим богатством, чтобы на доходы от нашей нефти содержать свой коррумпированный бюрократический аппарат. Им нет дела до будущего канарского народа!

Виктор Черецкий: Наблюдатели считают подобную позицию экстремистской и утопичной: во-первых, у архипелага нет никаких шансов обрести независимость, хотя бы потому, что подавляющее большинство населения считает себя испанцами, европейцами и членами Европейского Союза, хотя архипелаг и расположен у западных берегов Африки. В качестве периферийной зоны ЕС он получает дополнительные дотации. С отделением от Испании острова утратят подобный статус, дотации и вряд ли смогут рассчитывать на членство в ЕС. Кроме того, месторождение нефти находится на границе территориальных вод Испании и Марокко. Марокканцы на своем пространстве нефтяное месторождение уже разрабатывают. Существует мнение, что, если Испания будет медлить с освоением нефти, то ее не останется. Министр Хосе Мануэль Сорья:

Хосе М.Сорья: Месторождение находится в территориальных атлантических водах двух государств – Испании и Марокко. Марокко уже давно ведет разработку, не дожидаясь нашего на этот счет решения. Так что налицо альтернатива: или вся нефть достанется Марокко, или же мы тоже будем эксплуатировать данное месторождение. Я лично сторонник этой последней идеи.

Виктор Черецкий: Кстати, один из доводов испанского правительства в его полемике с канарскими регионалами: почему последних не волнуют марокканские разработки, находящиеся примерно на таком же расстоянии, что и испанские? И это при том, что испанская «Репсоль» руководствуется в вопросах экологической безопасности нормами Евросоюза, а марокканские разработчики – лишь своими собственными нормами. Хосе Мануэль Сорья.

Хосе М.Сорья: Разработки, которые ведет Марокко, при всем уважении, учитывают лишь природоохранные законы этого государства. Я, естественно, не имею к ним никаких претензий. Однако очевидно, что они и рядом не стояли по своей строгости с нормами Евросоюза, которыми руководствуемся мы.

Виктор Черецкий: Между тем, многие наблюдатели полагают, что нефтедобыча на Канарах стала, помимо всего прочего, заложницей несовершенства структуры испанского государства. Некоторые наблюдатели полагают, что децентрализация, проведенная в стране после падения режима Франко в 70-х годах прошлого века, в ряде случаев не сыграла на пользу демократии. Наоборот, она возродила так называемые традиции «касикизма», сохранившиеся в испанской глубинке чуть ли не со Средних веков. Речь идет о существовании, параллельно с официальными административными структурами, кланов мафиозного типа, оказывающих влияние на местную власть. Отсюда и сепаратизм, и непонимание значения государства, и разговоры типа, зачем, мол, нам центральная власть, когда мы сами можем всем и вся управлять. Мадридский журналист и историк Диего Карседо:

Диего Карседо: С нами происходит подобное, потому что мы утрачиваем чувство здравого смысла, чувство принадлежности к единой нации. Каждый тянет одеяло на себя, не желает ни с кем считаться и ни с кем делиться. Местные правители расплодили бюрократию, чувствуют себя чуть ли не руководителями самостийных уделов и во всем противостоят центру. Временщики, касики, творят что хотят, думая зачастую лишь о своих клановых интересах. Единое государство так дальше существовать не может. На Канарах найдена нефть. Это необыкновенная удача для нашего государства, и то, что мы так медлим с использованием подобного богатства, вызывает у нормальных людей лишь недоумение.

Виктор Черецкий: Сейчас в Испании готовится реформы государственного устройства. Идея большего контроля регионов со стороны центральной власти в ней доминирует.
XS
SM
MD
LG