Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дмитровский район Московской области


Ирина Лагунина: Жители Дмитровского района Подмосковья создали движение «За экологию». Они требуют закрыть свалку твердо-бытовых отходов, которая мешает им нормально жить. По словам местных жителей, свалка протяженностью 7 километров проходит возле их домов. Помимо зловония, людей беспокоит качество питьевой воды и почвы. К местным жителям присоединились спортсмены-бобслеисты, чья тренировочная база находится рядом со свалкой – ее смрад мешает им готовиться к Олимпиаде. Рассказывает Любовь Чижова.

Любовь Чижова: В движение «За экологию», созданное в Дмитровском районе Московской области, вошли жители деревень Деденево, Дьяково, Икша, Григорково и некоторых других. Это и те, кто живет здесь постоянно, и приезжающие на лето дачники, и спортсмены-бобслеисты, чья база находится в деревне Парамоново Дмитровского района – всем им мешает свалка твердобытовых отходов, которая существует здесь уже больше 20 лет. За это время она разрослась и сейчас ее протяженность – около 7 километров. От свалки до жилых домов – менее километра. Смрад от свалки отравляет людям жизнь. По словам активистки движения «За экологию» Юлии Марьяшкиной, местные жители вынуждены бросать свои дома и дачи, потому что находиться там летом практически невозможно…

Юлия Марьяшкина: Дмитровский район – это прекрасная природоохранная зона Подмосковья, это уникальный ландшафт Клинско-Дмитровской гряды. Здесь расположены замечательные спортивные объекты, гордость России – это горнолыжный клуб Тягачево, Яхрома, санно-бобслейная трасса в Парамоново. А также здесь расположены дачные товарищества, деревни многочисленные. Дмитровский полигон занимает почти что 64 гектара, свалка длится примерно 7 километров. Огромная территория, которая выделает всю таблицу Менделеева, в деревнях, расположенных вблизи, не растут овощи в огороде, постоянно запах химических веществ, газа метан. Объект опасный для здоровья, и жаль, что он расположен в центре природоохранной зоны. Кстати говоря, расположен он здесь более 30 лет. Каждый год жители протестуют против таких системных нарушений, каждый год устраивают демонстрации с приглашением телевидения. Стараются кричать о своей проблеме.
Мы намечаем план действий на сезон. В прошлом году к нам присоединились дачники, старосты деревень, жители деревень окрестных. В этом году к нам присоединились спортивные объекты – это санно-бобслейная трасса деревни Парамоново, которая находится в трех километрах от мусорного полигона. Что такое объект спортивный международного значения построен вблизи свалки, с ароматом соответствующим и с панорамой, прекрасным видом соответствующим этой свалки.

Любовь Чижова: У вас есть конкретные предложения к властям, что делать с этой свалкой?

Юлия Марьяшкина: Рекультивировать, закрыть прием мусора. Я бы сделала на месте этих гор, размером с 10-этажный дом, какие-то горнолыжные трассы, обезвредить мусор. Но на это уйдут годы, потому что горы мусора выделяют газ метан. Газ метан образуется в процессе гниения химических продуктов. Соответственно нужно проводить мероприятия по рекультивации. И наверное, это не только засыпать землей. Потому что когда засыпают землей гниющие пластмассы, химию, то газ метан образуется и может быть взрыв.

Любовь Чижова: Говорила активистка движения «За экологию» из Дмитровского района Подмосковья Юлия Марьяшкина. К местным жителям и дачникам, требующим закрыть свалку твердо-бытовых отходов, присоединились спортсмены – бобслеисты: в деревне Парамоново находится их тренировочная база. Особую пикантность ситуации придает то, что в феврале этого года там побывал тогда еще премьер-министр Владимир Путин. Он восхитился санно-бобслейной трассой и выделил деньги на строительство здесь спортивной гостиницы . Местные жители и спортсмены ехидно говорят, что с трассы открывается особенно живописный вид на свалку. О том, почему спортсменам неприятно тренироваться рядом с полигоном твердо-бытовых отходов, РС рассказала 3-кратная чемпионка Европы по санному спорту Татьяна Иванова…

Татьяна Иванова: Комплекс Парамоново – это суперсовременный комплекс для подготовки спортсменов не только саночников, но и бобслеистов. И к предстоящим Зимним Олимпийским играм это будет наш основной центр подготовки. Мы бы хотели тренироваться в экологически чистом месте, где не видно из окна полигон ТБО или утром открывать окна и запах с этого полигона.

Любовь Чижова: Вы заслуженный человек, спортсменка, у вас такие награды спортивные, пытались ли вы как-то воспользоваться своими званиями, авторитетом, чтобы закрыть эту свалку? Жаловались ли вы вашему спортивному начальству на эту ситуацию?

Татьяна Иванова: Мы много раз поднимали вопрос, что за запахи на спортивном объекте, где объект должен быть в чистом экологическом месте, где нет ни запахов, ничего постороннего. И когда приезжали иностранцы, спрашивали у нас, что это за запахи, мы не могли им ничего ответить, потому что они не понимали, как на спортивном объекте, где тренируется сборная команда страны, могут быть какие-то посторонние запахи. Все мы прекрасно понимаем, что это должно быть, что от этого никуда не деться, но это должно быть вдали от спортивных сооружений, либо там должен стоять какой-то завод, чтобы никакого вреда не только спортсменам, но и окружающим деревням, жителям ничего вредного не приносило.

Любовь Чижова: А в каких условиях тренируются ваши зарубежные коллеги, вы там бывали у них на базах?

Татьяна Иванова: На базах не бывали, потому что многие базы очень секретные, где нет никаких запахов, это могут быть и горы, и высокогорье, среднегорье, где только чистый воздух и все здоровое вокруг.

Любовь Чижова: Как вы оцениваете уровень самой базы кроме того, что там воняет вокруг?

Татьяна Иванова: База очень хорошая, это суперсовременный комплекс. Здесь будет строиться гостиница, уже строительство началось. И очень бы хотелось, чтобы это развивалось. Этот запах отпугивает иностранцев, потому что прежде, чем приехать в какой-то регион страны на соревнования, тренировки, они изучают экологию этого региона, куда им предстоит приехать. Если это будет не очень благоприятный регион для тренировок, они могут не приехать, что может негативно сказаться при международных стартах, при международных тренировках.

Любовь Чижова: Говорила 3-кратная чемпионка Европы по санному спорту Татьяна Иванова. Люди, живущие возле свалки в Дмитровском районе Подмосковья, жалуются , что ее отходы загрязняют окружающую среду. По своей инициативе они провели экспертизу воздуха, воды и почвы. По ее результатам, предельно допустимая концентрация нефтепродуктов в подземных водах превышена более чем в 3 раза, меди – в 22 раза, никеля – в 9 раз. В деревне Григорково допустимая норма содержания кадмия в питьевой воде превышена – в 86 раз. Говорит руководитель токсичного проекта Гринпис в России Алексей Кисилев…

Алексей Киселев: Это одна из давних свалок на территории Московской области, которая эксплуатируется больше 20 лет, если не ошибаюсь. Понятно, что 20 лет назад требования к строительству и эксплуатации полигонов были как минимум несколько слабее, чем сейчас. И даже если бы они были бы такие же строгие, как сейчас, то за это время у нас изменяется состав наших отходов, достаточно радикально изменился за последние 20 лет. Поэтому можно предположить, что любая защита, которая на этом полигоне была, она давно пришла в негодность. Это говорит о том, что все воды, которые на полигон попадают, они проходят через тело свалки, собирая у себя все опасные вещества, которые там накопились за много лет в результате поступления несортированного разношерстного мусора, и все это оказывается в водоносных горизонтах. Соответственно, это все рано или поздно оказывается в колодцах, это все равно или поздно окажется в воде, которую будут люди пить, и не только местных жителей, но и дальше это пойдет.
Вторая проблема – это, собственно говоря, если будет снова такая же жара 2010 года, то эти свалки очень хорошо воспламеняются. Потому что отвода свалочного газа у нас на полигонах нет, поэтому, очевидно, есть места его выхода в тело свалки. Понятно, если будет большая жара и искра, то вот вам пожар на свалке, а это, собственно говоря, намного километров перенос опасных веществ в большом количестве. Ну и про качество мусоровозов, которые туда постоянно идут, говорить не стоит – это загрязнение атмосферного воздуха передвижными источниками.

Любовь Чижова: На месте свалки обещают построить мусоросжигательный завод, решит ли это как-то проблему местных жителей?

Алексей Киселев: Во-первых, мне представляется крайне маловероятным, что там будут строить мусоросжигательный завод, потому что мусоросжигательный завод имеет смысл строить в месте образования отходов, а для этой свалки отходы образуются в Москве. Это во-первых. Соответственно тот, кто будет его строить, это автоматически афера с непонятными последствиями, но явно, что никакой пользы от этого не будет. Самое главное, насколько я понимаю, это идет вразрез с существующей политикой губернатора Московской области Шойгу, который как раз против мусоросжигательных заводов. Опять-таки будет очередная проверка, стоит ли в Российской Федерации слово губернатора хоть что-то.

Любовь Чижова: Как вы оцениваете перспективы общественного объединения, созданного в Дмитровском районе? Что говорит российская практика, удавалось ли когда-то возмущенным людям закрыть свалку?

Алексей Киселев: Есть прецедент, такая деревня Завольено в Московской области. Есть прецеденты по России, когда и судебные решения, сейчас в Сочи жители получили судебное решение о закрытии свалки. Сейчас будет вопрос об исполнении судебного решения. Вот прецедент даже из практики суверенной демократии.
Это был руководитель токсичного проекта Гринпис в России Алексей Кисилев. Руководитель ассоциации «Мусорщики России» , профессор, доктор технических наук Лазарь Шубов полагает, что закрытие свалки в Дмитровском районе Подмосковья не решит проблему в целом – свалку перенесут в другую часть Подмосковья или в ближайший к Москве регион, жители которого также будут страдать от неприятного соседства. Изменить систему мог бы решить централизованный переход на раздельный сбор мусора, как это происходит в Европе, но России до этого пока далеко…

Лазарь Шубов: Очень крупный полигон, он принадлежит Москве, его хорошо знают. Вы понимаете, это глобальная проблема. Власти самоустранились от ее решения, передают на органы местного самоуправления. Поэтому решить ничего нельзя, не получается. На самом деле это целая система обращения с отходами. Нельзя ликвидировать свалку, когда некуда будет вывозить. Нельзя построить мусоросжигательный завод, потому что там будут еще больше выбросы и это страшно дорого. Поэтому целая система мероприятий. Начинать нужно с селективного сбора. Революционные изменения в мире произошли только тогда, в ведущих странах Евросоюза, когда освоили методику селективного сбора. У нас по-другому должно быть. Я очень много раз выступал по телевидению, по радио, но чиновники не слышат ничего.

Любовь Чижова: Откуда должен поступить сигнал, власти должны прислушаться к экспертам?

Лазарь Шубов: Власти должны прислушаться к специалистам, а специалистов очень мало. Власти должны решать проблему на уровне московского региона, объединив условия Москвы и Московской области. Мы предлагали и губернатору Московской области и мэру Москвы разработать научно обоснованную концепцию решения проблемы ТБО и там будут последовательные шаги. Нельзя просто так закрыть свалку, потому что проблема не решается, потому что количество образующихся отходов увеличивается, Московская область превращается в помойку большую. У меня есть карта, где намечены все свалки. В Москве их официально 87. Вы говорите только про дмитровскую, а вообще их 87, но не санкционированных сотни, это еще страшнее. Поэтому нужно цивилизованно решать проблему ТБО, нужна политическая воля руководства.

Любовь Чижова: Как вы оцениваете перспективу созданного в Дмитровском районе движения за экологию?

Лазарь Шубов: Может быть только власть подтолкнет в целом, только не решится на уровне одного района. Это московский регион в целом должен решать, специалисты Москвы вместе с представителями Московской области вместе решать. Не просто бросаться чего-то закрывать и чего-то строить, а решать в соответствии с уровнем мировой практики, тенденциями развития. Тут изобретать не нужно. Кстати, знаете, почему - повезут дальше, в Калужскую область повезут, еще куда-то. Только решать ее целенаправленно, она будет решаться. Поймите, у нас захоронению в России подвергают 98% ТБО, а в Нидерландах 2%. Вы понимаете разницу, насколько мы отстали.

Любовь Чижова: Говорил руководитель ассоциации «Мусорщики России» Лазарь Шубов. По официальным данным, ежегодно Москва производит более 4 миллионов тонн мусора – примерно по 350-400 кг на человека. Весь мусор отвозится на Подмосковные свалки. Так что проблема жителей Дмитровского района не понаслышке знакома многим.
XS
SM
MD
LG