Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Мединский ставит нас на уровень мартышек и орангуташек. Он нас вообще за людей не считает". Писатель Виктор Суворов и историк Борис Соколов о фильме "Служу Советскому Союзу", оскорбившем чувства министра культуры.


Москва. Кадр из фильма "Служу Советскому Союзу"

Москва. Кадр из фильма "Служу Советскому Союзу"





Елена Рыковцева: Новый министр культуры Российской Федерации Владимир Мединский вдруг решил вмешаться в редакционную политику канала НТВ. Он написал письмо своему тезке, гендиректору канала Владимиру Кулистикову, где настоятельно рекомендовал снять с показа 22 июня художественный фильм "Служу Советскому Союзу".
Тут должна заметить, что в рекламу этого фильма именно 22 июня канал уже вложил немалые средства, я сама встречала целые полосы, отданные под эту рекламу, в самых популярных и тиражных газетах.
Почему же Мединский воспротивился показу фильма? Цитирую его письмо: "В Минкультуры России и на мой личный адрес лишь за 2 дня поступило 2000 писем граждан с требованием "снять фильм с показа по ТВ. Полагаю неуместной демонстрацию более чем спорного фильма "Служу Советскому Союзу" 22 июня, в День памяти и скорби. Это может быть воспринято многими как оскорбление ветеранов Великой Отечественной войны и нашей исторической памяти".

А теперь попробуем разобраться, что же такого для себя оскорбительного в этом фильме усмотрели те две тысячи авторов, которые посмотрели его в интернете, а потом написали электронные письма министру в течение почему-то двух дней.

У нас в гостях эксперты, которые посмотрели фильм "Служу Советскому Союзу". Это писатель Виктор Суворов и историк Борис Соколов. Борис уже опубликовал свое мнение по этому поводу на "Гранях.ру" под названием «Министр в гостях у сказки».

Владимир Богданович (это настоящее имя Виктора Суворова, слушатели знают это), как вы расцениваете тот факт, что министр культуры просит не показывать в такую-то дату конкретный фильм о войне?

Виктор Суворов: Для того чтобы понять ситуацию, позвольте мне сейчас процитировать небольшой отрывок из документа. И попробуйте догадаться, кто приказал это публиковать, кто такое публикует? Но я предупреждаю, 282-ю статью мне не предъявлять, потому как это цитата. Это не мое мнение. Это цитата, которая никогда по радио, наверное, не звучала и не прозвучит, но для того чтобы понять, что происходит, все-таки послушайте.
Цитирую: "Кучка пришельцев, жидов, представителей уголовного мира, руководимая темными силами мирового еврейского кагала, воспользовалась великой народной русской революцией и, захватив обманным путем власть в свои руки, обратила все народные достижения, омытые кровью лучших людей, в инструмент позорной и преступной работы против труда народов Европы и всего мира. Ставленник мирового еврейства – Сталин отнял у русских людей их Родину..."
Скажите мне, кто мог такое публиковать? Кто приказал такое публиковать, как вы думаете?

Борис Соколов: Я лично думаю, что это вполне могли публиковать какие-то коллаборационистские издания на советской территории. А публиковалось это с санкции нацистов, соответственно, скорее всего, можно предположить.

Елена Рыковцева: А я просто теряюсь. Не буду гадать, жду ответа.

Виктор Суворов: Итак, 15 мая 2009 года некто Дмитрий Анатольевич Медведев подписал указ о комиссии при президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России. По приказу товарища Медведева была опубликована книга под названием "65 лет Великой победы". Оттуда документ, который я вам цитировал, там таких документов много. Вот еще: "Я не хочу, чтобы мое лицо забрызгала грязь из-под колес роскошных ЗИСов, на которых по русской земле разъезжает разжиревший жид". Это Дмитрий Анатольевич Медведев приказал такое публиковать. Это том 6 страница 256.

Елена Рыковцева: Книга называется "65 лет победы". А что это за тексты?

Виктор Суворов: Книга "65 лет Великой победы" опубликована Московским Государственным институтом международных отношений во взаимодействии с комиссией при президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России под редакцией неких Нарышкина и Торкунова. Эти Нарышкин и Торкунов помещают в статье документы без всяких комментариев.

Елена Рыковцева: А у этих документов есть авторы?

Виктор Суворов: Они публикуют фотокопию документа без всяких комментариев, только пишут происхождение – РГАСПИ, фонд 17, опись 125, дело 178, лист 5. Так вот. Когда эта президентская комиссия стала такое публиковать, я написал гражданину Медведеву письмо осторожно, чтобы сказать, что Дмитрий Анатольевич, наверное, вас подставили. На это я ответа не получил никакого. Тогда я написал открытое письмо в Сеть, думаю, что президенту доложили, что его все-таки подставляют такие товарищи.

Елена Рыковцева: А Мединский тут?..

Виктор Суворов: На это был ответ, но не прямой, а ответ как бы косвенный. Было заявлено, что по просьбе трудящихся будут публиковаться другие тома. Сначала они хотели 6 томов сделать, а теперь будут еще и другие. И вот когда такое публикуется, то некоторые наши граждане против этого не протестуют. Это то, что гражданин Мединский хотел бы знать о Великой Отечественной войне. И некоторые наши граждане обрадовались. Мне пошли такие письма, что Дмитрий Анатольевич - наш мужик, правильную линию гнет и т. д. и т. д. Должен успокоить. Граждане, не ваш он мужик, не вашу линию он гнет...

Елена Рыковцева: Это все идет мимо него. Он создает комиссию, доверяя ей, считая, что они опубликуют то, что нужно. Думаю, что о существовании этих документов он узнал только от вас. Перейдем к фильму «Служу Советскому Союзу». Думаю, что слушатели уже знают, о чем он. Коротко расскажу. Речь о том, что в одном и том же концентрационном лагере, как водится, оказались воры и уголовники вместе с политзаключенными. Главным героем там является прототип Михаила Кольцова. На самом деле, не совсем Михаил Кольцов, но похожий на него человек, которого исполняет Максим Аверин. Естественно, что лагерем руководят и управляют садисты-нквдэшники. Я буду подчеркивать, что нового и что не нового, так вот: ничего нового в том, что нквдэшники, которые работали в лагерях, являются садистами, нет. И вот эти садисты-нквдэшники в момент, когда выясняется, что гитлеровцы на пороге, сбегают из лагеря, бросают заключенных вместе с собаками-овчарками и покидают лагерь. Заключенные ведут себя крайне патриотично. И вот тут я сразу даю минутный фрагмент из этого фильма, чтобы порадовать ветеранов войны тем, как повели себя советские люди. Они все равно остаются советскими людьми, не лишенными советского гражданства, как воры в законе, так и политзаключенные.

Фрагмент из фильма: "- Граждане заключенные! Уголовники и политические! Не время сводить счеты с родиной!

- Да, кому она на хрен нужна твоя родина!

- Враг советского народа – это наш враг!

- А не жирно ли тебе будет, комиссар?!

- Ша! Слушай сюда! Я чалился по всем тюрьмам. Я прошел 9 сроков и никогда с начальниками не корешился. Вот тут Мишаня говорит, что все мы вроде как советские. Я не советский, я русский мужик, а потому бью харю в кровь всякому, кто полезет в мою хату!

- Правильно! Правильно!

- Кто со мной – поднять руки!"

Елена Рыковцева: Конечно, можно веселиться по поводу того, что одесский вор называет себя в широком смысле русским мужиком, тем не менее, факт остается фактом – вот они советские люди, которые встали на борьбу с фашистами. Кто-то из них не встал, кто-то занялся мародерством и попытками изнасилования все одной и той же актрисы, за которой охотится все мужское население Советского Союза. Ее роль исполняет Нонна Гришаева. Но, тем не менее, это пестрое население разноцветного лагеря пошло, побороло, расправилось с немецким десантом, обмануло его, заманив в лагерь. Те поверили, что сдаются, белые флаги вывесили, концертную бригаду вывели. Заманили, уничтожили, да еще и вылазку осуществили - еще раз уничтожили. И вот, когда был этот лагерь освобожден от попыток поползновения на его территорию фашистских захватчиков, позвонили в Москву-не в Москву, в райцентр, доложили, что мы же вычистили лагерь от немцев, и тут возвращается НКВД трусливое в этот лагерь и расстреливает всех победителей фашизма.
Да, расстреливают, потому что хотя приписать их победу себе. Все те ценные документы секретные, которые население лагеря сумело вырвать из лап гитлеровцев, будут приписаны нквдэшникам, что это все мы сделали, мы отвоевали, мы расправились. А вот этих уголовников мы расстреляли по законам военного времени.
Кстати, если к исторической правде совсем возвращаться, по законам военного времени при нападении гитлеровцев на лагерь все заключенные должны были бы либо уведены заранее, эвакуированы, либо расстреляны. Просто здесь их расстреливают не по истории, когда напали гитлеровцы, не успели вывезти, значит, надо расстрелять, а их расстреливают за то, что те отразили поползновения гитлеровцев. В этом, видимо, и состоит оскорбление памяти ветеранов Отечественной войны. Так я понимаю?

Борис Соколов: Мне кажется, что здесь действительно не нравится кому-то, что в фильме побеждают именно зэки и политзаключенные, а НКВД и власть как бы только им в этом мешают, да еще свою подлую сущность проявляя, расстреливая их в конце. Насчет расстрела я с вами не согласен, что он особенно мотивирован, он здесь как раз достаточно искусственный. В реальности, если бы НКВД хотело себе это все приписать, заключенные с удовольствием бы свидетельствовали, что мы с гражданами начальниками вместе дрались.

Елена Рыковцева: Проще расстрелять, чем с каждым договориться. Тем более, по закону можно было и расстрелять.

Борис Соколов: Кто их будет слушать особенно. Простите, что они, до Берии доберутся? Как раз проще было их отправить всех на фронт, где их бы убили месяца за две те же немцы.
Другое дело, что исторически все это выдумано, потому что лагерей в прифронтовой полосе просто не было. На западе вообще не было лагерей, там были тюрьмы. Там политических всех расстреливали, а заключенных-бытовиков, мелких уголовников их отпускали, если не могли эвакуировать. А так, чтобы немцы захватывали какой-то лагерь, такого не было. Был такой план у русских коллаборационистов, среди которых был такой комбриг НКВД Бессонов. У него была идея поднять восстание в северных лагерях, высадить там десант, поднять восстание. Немцы это дело так осуществлять и не стали по ряду причин. В частности потому, что они очень сомневались, что и уголовники, и политические пойдут сражаться под немецкими знаменами с советской властью, да и снабжать эту армию было невозможно.
Это намерение, этот план теперь как бы попытались реализовать. Но сделано все это художественно крайне неубедительно.

Елена Рыковцева: Это сложно, но давайте пытаться не оценивать этот фильм с художественной точки зрения, потому что он просто объективно, мягко сказать, не шедевр. Вы историк, вы сразу начинаете выхватывать исторические детали. У меня совершенно другой взгляд. Мне Нонна Гришаева в этом фильме напоминает Татьяну Доронину в сериале "Ольга Сергеевна", которая когда-то был показан в Советском Союзе, где она при любых обстоятельствах, в каких-то научных лагерях, на каких-то Байкалах всегда была в прическе, в гриме, совершенно замечательно раскрашена. Это было очень смешно. Поднимала голову с подушки, а уже в прическе и в гриме. Также была в этом лагере при любых обстоятельствах покрашена и причесана Нонна Гришаева. Тем не менее, в рамках того сценария, который был предложен Максиму Аверину и Нонне Гришаевой, я думаю, если не считать грим, то они сделали все, что могли, по-актерски. Мало ли не самых качественных и не самых шедеврических фильмов.

Борис Соколов: Очень плохие фильмы показывают и 22 июня показывают, и 9 мая, и на Новый год.

Елена Рыковцева: Конечно! Так что разговор об этом не имеет смысла. Я считаю, что нужно говорить о том, что же такого оскорбительного в этом фильме, не считая некоторых исторических деталей типа того, что не могло быть таких лагерей в такой-то зоне.

Борис Соколов: Здесь ничего оскорбительного нет. Разжигания межнациональной розни я здесь не вижу. Оскорбления каких-то персоналий я тоже не вижу. Хотя Кольцов и прототип этого Донцова, но все-таки он достаточно далеко уведен от прототипа.

Елена Рыковцева: Они и не настаивают на этом.

Борис Соколов: Поэтому я не думаю, что здесь могут какие-то потомки что-то предъявить. Так что я не вижу, что тут такого особого. Порнографии здесь тоже, честно говоря, нет.

Елена Рыковцева: Где-то я такую обобщенную читала реакцию, что вот, мол, фильм о том, что это уголовники выиграли Великую Отечественную войну, а не Советская армия и т. д. Причем здесь Советская армия?!

Борис Соколов: Здесь выигрыша войны никакого нет. Здесь выигран один какой-то бой. Ну, пофантазировал в свое время Менакер в своем романе, сейчас пофантазировали сценарист, режиссер. От этой фантазии никому особенно ни плохо, ни хорошо.

Елена Рыковцева: И уже тем более, я не понимаю, почему так оскорбительно показалось увидеть образ этих садистов-нквдэшников. Что, впервые они об этом узнали?

Борис Соколов: Да, нет, уже полно сериалов было.

Елена Рыковцева: Достаточно протоколов допросов о том, как они себя вели в тюрьмах с этими заключенными.

Борис Соколов: Начиная с Солженицына "Одного дня Ивана Денисовича", все более-менее знают.

Елена Рыковцева: Владимир Богданович, что оскорбительного для ветеранов вы усмотрели в этом фильме?

Виктор Суворов: Я ничего оскорбительного не усмотрел. Я усмотрел оскорбительное в выступлении гражданина Мединского. 14 мая в столкновении с Юлией Леонидовной Латыниной Мединский заявил, что танков современных в тот момент было мало. Постойте, в Советском Союзе было, сейчас я открываю Евгений Дриг "Мехкорпуса РККА в бою", 25932 танка. 711 танков КВ. В Германии ни одного тяжелого танка в 1941 году не было и даже не было ни одной деревянной модели! И вот Мединский нам заявляет, что не было этих танков. У половины танков не было экипажей, почти ни у одного не было. Вот как написано – у половины танков, то есть у 13 тысяч танков не было экипажей.
Мединский ставит нас на уровень мартышек и орангуташек. Он нас вообще за людей не считает. Это оскорбление русскому народу. Это оскорбление Красной армии, Верховному главнокомандующему и кому угодно. Представляете, у немцев 3410 танков. Это самая максимальная цифра, которую Жуков мог только придумать.

Елена Рыковцева: "Комсомольская правда" напечатала кое-какие письма ветеранов. Я их прочитаю, чтобы вы знали, чем они руководствуются, когда просят.
"Остановите кинопровокацию!
В эти дни на электронную почту в адрес нового министра культуры приходят тысячи писем от россиян по поводу запланированного показа фильма "Служу Советскому Союзу".
Николай Антонов возмущен попыткой показать на канале НТВ очередную клеветническую поделку – фильм "Служу Советскому Союзу". Считаю, подобные помои не должны выливаться на память наших предков посредством центральных каналов телевидения. Прошу, по возможности предпринять меры, чтобы не допустить глумления над памятью о тяжелейшей трагедии нашей страны".
Тут несколько писем. Они примерно одинаковые. Я даже не очень понимаю по этим письмам – видели или нет их авторы сам по себе этот фильм или они только слышали о нем. Но главное дело, что возмущение выражено было в 2000 электронных письмах за два дня.
Владимир Богданович, настоятельно попрошу вас сказать слова не только о Мединском, но и об этом фильме, оскорбительном по отношению к памяти ветеранов, с точки зрения авторов писем. Если попытаться смоделировать реакцию министра культуры и этих ветеранов, что могло бы их задеть? Что здесь такого оскорбительного для себя они нашли?

Виктор Суворов: Я в свое время работал во Фрейбурге, Германии, в немецких архивах и встречал отчеты германских офицеров с диким удивлением, когда они сообщают в верховные органы руководства Германии о том, что перед фронтом вдруг появились подразделения русских заключенных – уголовников, политических и т. д. Эти люди воют с каким-то невиданным остервенением, даже лучше, чем обыкновенные солдаты. И говорить, что это оскорбляет?! Наоборот! Людей посадили в тюрьму, людей посадили в лагерь. Я не говорю про этот фильм, а вообще в ходе войны сотни тысяч и уголовников, и политических потом воевали в составе и штрафных батальонов, и воевали хорошо, воевали нормально за свою родину. Это как раз говорит о том, что человек, которого посадили в тюрьму, все-таки берет оружие и проливает кровь за свою родину, этим гордиться нужно! Где, в какой стране уголовника с оружием пускали на фронт? Да, он бы убежал сразу. И только в нашей стране они воевали за свою родину.
Недаром после войны возникла так называемая "сучья война", что огромное количество уголовников вернулось потом в лагеря. А уголовный мир, который не воевал, выступил против рейха, потому что в уголовном законе нельзя было брать оружие, нельзя надевать на себя погоны. Урка в погонах – это было оскорбление, это было преступление правил и т. д. Было огромное количество людей, которые воевали за свою родину! Доходило до того, что даже был один Герой Советского Союза из уголовников. И считать, что это клевета на нашу родину!.. Я думаю, что премию надо давать.
Я не говорю о художественных достоинствах фильма. Кроме того, ведь это искусство. А в искусстве художник не должен делать реверансов в сторону исторической детали. Художник должен уловить суть времени и вот эту суть нам передать. То, что люди из тюрем и из лагерей шли и воевали за родину – это историческая правда. Вот и все.

Елена Рыковцева: Борис, разве подвиг всего народа отметается самим фактом этого фильма?

Борис Соколов: Абсолютно такого нет. Наоборот, здесь есть свой подвиг, который сделали эти заключенные. А за это получили пулю.

Елена Рыковцева: Конечно, оскорбляет пуля. Первая часть – как это уголовники могли? Это что уголовники победу сделали? Второе – пуля.
Виктор Суворов, что вы скажете по поводу того, зачем их было расстреливать? Ведь могли бы отправить штрафниками, как считает Борис Соколов, и не вякнули, никто бы их и не послушал и т. д.

Виктор Суворов: То, что в тюрьмах расстреливали – фактов достаточно. Допустим, когда германские войска вошли во Львов, они не просто вошли и увидели зверства во львовской тюрьме… Я тут согласен, что не про лагеря речь. Здесь тюрьма была. Но перемочили, извините мой французский язык, там всех. Расстреливали во дворе, расстреливали в коридорах, расстреливали в камерах. В камеры бросали гранаты и т. д. Когда немцы вошли во Львов, они просто местных жителей водили в эту тюрьму, чтобы люди посмотрели, что делало НКВД там.

Елена Рыковцева: То есть почему бы не расстрелять и в этой ситуации, если расстреливали во всех остальных.

Виктор Суворов: Да. С другой стороны, вы меня простите, но меня поведение Мединского все-таки взорвало. 4 августа 1941 года на совещании в Борисове Адольф Гитлер сказал своим генералам: "Если бы я знал, что у русских столько танков, я бы никогда эту войну не начинал". И вдруг теперь человек 14 мая заявляет, что танков было мало, что не было экипажей, что танки были плохие, и через неделю его назначают министром культуры России, безграмотного человека, который по истории не знает ничего, который ненавидит свою родину.

Елена Рыковцева: Я против таких обобщений как «ненавидит свою родину».

Борис Соколов: Я бы тоже так не сказал.

Елена Рыковцева: По отношению к оппозиции тоже любят этот штамп, но не нужно до такого… Тем не менее, Борис, что вы думаете по поводу мнения Владимира Богдановича, что ведь настолько это была не проблема - расстрелять?

Борис Соколов: Расстрелять зэков – это не проблема. На Колыме расстреливали. Я просто говорю, что в данной конкретной ситуации вполне можно было их и не расстреливать.

Елена Рыковцева: Но можно было и расстреливать.

Борис Соколов: Расстреливать - не очень мотивировано. Но дело не в этом. Я думаю, что Кулистиков этот фильм покажет все-таки завтра.

Елена Рыковцева: Почему вы так думаете?

Борис Соколов: Он уже один раз прогнулся 4 мая – он снял с эфира "Четыре дня в мае". А теперь, если он покажет этот фильм, вполне безобидный, если уж на то пошло, то он как бы продемонстрирует свободу слова, что у нас цензуры нет, наш канал, репутация которого, как мы знаем, в последнее время определенным образом страдала, а вот мы такие свободолюбивые. И Минкультуры нам не указ. Заодно получат неплохой рейтинг, потому что к фильму привлечено такое внимание, которое вряд ли бы было привлечено. Мое мнение, что, скорее всего, покажут, но ждать осталось недолго.

Елена Рыковцева: А если бы мы с вами были политологами, то, наверное бы, рассуждали так. Если Кулистиков покажет этот фильм, таким образом, наплевав на министра культуры Мединского, значит, министр культуры Мединский состоит не в том клане, который поддерживает Владимира Кулистикова, не в том кремлевском клане, в более слабом.

Борис Соколов: Да. Или можно рассуждать, что, дескать, вес Кулистикова выше, чем вес Мединского и т. д. А можно, в конце концов, сделать и такую конспирологическую версию, что это все специально сделано, чтобы поднять ажиотаж вокруг фильма и получить…

Елена Рыковцева: Этой версией всегда всё заканчивается обычно, каждый скандал.
Таисия Ивановна из Москвы.

Слушатель: Фильм такой был – "Цитадель" Михалкова. Нужно показывать фильм сначала в закрытой аудитории, предоставить возможность обсудить, а потом уже не 22 числа, когда люди еще помнят, что 22 число – это вероломное нападение на нашу страну.

Елена Рыковцева: Там и показывается вероломное нападение на страну. А почему не 22-го? А что такого оскорбительного?

Слушатель: Оскорбительное, что во всех народах и во всех временах есть ничтожества и трусы, но историю делают герои. Поэтому Советский Союз показал, что это государство герой – и героического народа, и героических военачальников, и героического Генералиссимуса.

Елена Рыковцева: Наша слушательница считает, что в такие даты надо показывать более пафосные, жизнеутверждающие фильмы.

Борис Соколов: По-своему, этот фильм можно счесть и жизнеутверждающим, потому что там есть герои, которые побеждают.

Елена Рыковцева: Но которых убивают негодяи из НКВД.

Борис Соколов: Вполне в голливудском духе. Это трагедия. Бывает и так. Может быть, это их как-то возвышает.

Елена Рыковцева: Так что это еще вопрос – насколько он не жизнеутверждающий. Очень странно, что вдруг эти 2000 человек так возмутились по поводу репутации НКВД. Какая сенсация случилась в этом фильме! Вот садисты в НКВД, оказывается, работали, ну надо же!
Николай Львович, историк, из Москвы.

Слушатель: Все очень просто – Мединский обиделся за Путина.

Елена Рыковцева: За контору, что ли, обиделся?

Слушатель: Конечно! И решил лишний раз чуть-чуть наклониться, показать свою лояльность и прочее.

Елена Рыковцева: В свете вашего звонка тем более интересно, как поведет себя Владимир Кулистиков.
Наталья из Красногорска.

Слушатель: На мой взгляд, такие обращения непонятных, мифических ветеранов оскорбляют память, в том числе, моего деда, моих дядей, которые погибли на этой войне. Они-то свой голос подать не могут. Выступают какие-то непонятные 2000! А 30 млн. погибших мы не слышим!

Елена Рыковцева: Добавлю к этому ситуацию, которая оскорбила журналистов вчера очень многих, в том числе и меня. Она произошла с нашей коллегой Ариной Бородиной из газеты "Коммерсант", которая в эфире собственного радио "Коммерсант" сказала, что считает непонятным, ненужным, бессмысленным поступок Мединского - письмо на канал НТВ, за что получила на свою электронную почту (и сейчас DOSS-атака продолжает идти на ее почту) ровно те самые 2000 писем. И ничего не могут сделать их компьютерщики. Нужно переждать, когда эта ненависть по отношению теперь к Арине Бородиной сойдет на нет. Значит, разработаны технологии борьбы с такими несогласными критиками, несогласными с позицией министра культуры. Оскорбительнейшая история, возмутительная!

Борис Соколов: Интересно, а если бы сделали оптимистический финал? Допустим, все эти зэки награждаются орденами и направляются на фронт, тогда бы были протесты или нет?

Елена Рыковцева: Сразу говорю – нет, не было бы, хотя, может быть, была бы критика, что почему зэки? Первая бы часть упреков осталась бы– зэки выиграли войну, как же так? Виктор Суворов, вы считаете, что если бы был такой финал - как вы прогнозируете реакцию российской официальной стороны?

Виктор Суворов: Я думаю, что все бы они радовались. Наша слушательница сказала, что у погибших голоса нет. Мой отец получил медаль за оборону Киева. Из всех его орденов и медалей эта самая дорогая, потому что это говорит о том, что он воевал летом 1941 года. Он ничего сказать не может. Эти ветераны умерли давно. Их нет.

Елена Рыковцева: С большим нетерпением ждем, чем закончится эта история. На этом мы завершаем программу "Час прессы" на волнах Радио Свобода.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG