Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кто нападает на международных наблюдателей в Сирии?


Ирина Лагунина: Правозащитная организация «Международная амнистия» выпустила заявление в связи с информацией о том, что российское судно с грузом штурмовых вертолетов для Сирии было остановлено в Северном море и было вынуждено повернуть назад. В заявлении приводятся факты, подтверждающие использование вертолетов сирийской армией против мирного населения. «Во время поездок по Сирии в мае-июне этого года, говорится в заявлении, многие пострадавшие описывали, как армия врывается в города и деревни на БТРах и танках, в ряде случаев, при поддержке вертолетов с воздуха, стреляя без разбору и целясь в тех, кто пытается спастись». «23-летняя женщина из Тафтанца, к востоку от Идлиба, заявила «Международной амнистии», что, по всей вероятности, ее ранили в ногу в момент пулеметной стрельбы с вертолета». Уверенность этой женщины основана на том, что в момент, когда они с сестрами и детьми пытались покинуть город, армия к городу еще только приближалась, а вот вертолеты были над головой. Аналогичные показания дали и жители города Анадан. В связи с этим «Международная амнистия» призывает ввести жесткое международное эмбарго на поставки оружия в Сирию. На этом фоне международные наблюдатели, попавшие под обстрел в минувшие выходные, решили не прекращать миссии и остаться в стране. Мы беседуем с сирийским политологом Хайсамом Бадерханом. С одной стороны, кто-то стреляет по наблюдателям, с другой все чаще мелькает определение «гражданская война» в Сирии. Кто стреляет? И идет ли на самом деле гражданская война, с вашей точки зрения?

Хайсам Бадерхан: Наблюдатели ООН в Сирии, как они поехали, получилась как экскурсия. Потому что в их масштаб действий не вошло, никаких полномочий особых они не имели. В военной зоне конфликта они сами не вооруженные, они должны идти под защитой правительства. А само правительство, официальные бандформирования режима, которые устраивают перестрелки в районе, чтобы они туда не вошли. Действительно, они не могут ходить. Остальные группировки, которые остались от бандформирований правительства, которые на самом деле оказались не армией, а именно настоящими бандформированием. С другой стороны это Свободная армия Сирии. Там есть революционеры, которые в том или другом виде защищают свои интересы, свое имущество, не более того. Основные группировки – это бандформирования правительства и Сирийская свободная армия.

Ирина Лагунина: Поступают сообщения о том, что так же включилась в сирийский конфликт в какой-то степени "Хезболлах", переходит границы из Ливана в Сирию. У вас есть подтверждение этому?

Хайсам Бадерхан: Это не сегодня, не только из Ирана, даже присутствие России, около трех тысяч бойцов "Альфы", которые там присутствуют в Сирии, некоторые говорят, для защиты российских граждан, другие говорят, чтобы не было переворота против президента, третьи говорят о том, что это для эвакуации семьи президента в случае падения режима. О том, что "Хезболлах" и Иран помогают – это давно известно, много видеороликов о том, что арестованы иранцы, арестованы "Хезболлах", была статистика недавно, что 72 партии "Хезболлах" убиты в Сирии, их трупы с желтым флагом уже в Ливане. Это не секрет, уже явным текстом, что они участвуют в этом. То есть на самом деле говорят не о присутствии международного сообщества, на самом деле все они присутствуют. Присутствуют из России два корабля, которые сейчас везут туда оружие оборонительного характера, такой носит характер. Оружие есть оружие, оно стреляет, когда стреляет какое бы то ни было оружие, оно попадает и убивает. Вот открыли страницы, что правительство России - враг сирийского народа, много таких страниц на Фейсбуке и так далее. Так же Иран, "Хезболлах", Ирак, как блок получился, и Китай, естественно, который заинтересован в нефти Ирана больше всего.

Ирина Лагунина: В этой ситуации в каком положении оказались различные этнические и конфессиональные группы. Например, каково положение алавитов сейчас? Ведь алавиты в большинстве поддерживали режим – семья аль-Асада из алавитского племени.

Хайсам Бадерхан: До сих пор власть, режим пытается перевести в межконфессиональную войну, до сих пор им это не удалось. Бандформирования, группировки власти, бандиты против народа, а народ, который находится под контролем Сирийской свободной армии. Нельзя сказать о том, что это межконфессиональная или гражданская война, пока нет гражданской войны. Есть власть, которая убивает всех и подставляет всех. Есть народ, который противостоит деспотизму власти. Алавиты стоят на стороне правительства, естественно, но это не исключает, что многие пострадали за 40 лет от этого режима. Я не могу сказать, что алавиты против революции. Власть пытается это сделать, провоцирует, режет людей в алавитском районе. Уже резня, которая совершается в отношении шиитских деревень. На самом деле там были сунниты, именно в результате того, что Свободная армия контролирует курдские горы, которые недалеко, они боялись захватить это место. Международное право давно приняло такое решение. А до сих пор играют в кошки-мышки: возмущены, осуждаем и так далее. Я очень удивляюсь такой позиции мирового сообщества. Мы понимаем, выборы в Америке, но однако не дошли до человеческих чувств эти резолюции. Сейчас обсуждается Кофи Аннан, провалился его план или нет. Конечно, с первых дней провалился.

Ирина Лагунина: А в каком состоянии сейчас находятся курды? Им удалось каким-то образом все-таки избежать попыток манипулирования со стороны правительства?

Хайсам Бадерхан: Курдский народ, есть курдский национальный совет, который представляет большинство населения курдов. Они единогласно стоят за смену режима в Сирии. Кто-то из курдов, которые стали депутатами парламента Сирии, в своем списке не победил ни один человек, попали лидеры в других списках - правительства. Курдский народ стоит на стороне Сирии. У него свои позиции в освещении конфликта. Естественно, как национальный народ, как нация, как историческая нация имеют свое право. Малочисленные народы, где бы они ни находились, находятся под двойным гнетом, как национальное меньшинство и как общие страдания сирийского народа, они тоже страдают и еще по национальному признаку. Переименовали все деревни курдские. Не могло это не отразиться на отношениях. Иногда Турция давит на Сирию, но большинство курдов Сирии стоят против режима. Сейчас председатель национального совета стал курд. Я не думаю, что они на стороне власти. Они имеют свои задачи, но они не на стороне власти.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG