Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Коул Портер, — американский композитор, один из немногих авторов, писавший наряду с музыкой и тексты к собственным песням.

Дед его был суровым упорным фермером, бизнесменом из Индианы, который при первых же слухах о золотой лихорадке в Сакраменто, Калифорния, снялся с места и вернулся домой богачом, который начал скупать леса, земли и предприятия в соседних штатах и вскоре стал одним из самых состоятельных людей штата. При этом он не собирался покидать ничем неприметный городок с одной центральной улицей, дюжиной городских усадьб и круглейшим нулем местных и более отдаленных примечательностей. Разве что после Второй Мировой Войны рядом с городком вросла в бетон база ВВС.

Звали его Джеймс Омар Коул, но и близкие и совсем не близкие люди звали его просто J.O., Джейоу. Семейство J.O. перебралось на северо-восток США из Коннектикута в городок Пиэру, когда будущему миллионеру было всего лишь шесть лет.

Внук J.O., Коул Портер был плейбоем, элегантнейшим хулиганом, зверским шутником, вдребезги голубым и удивительно талантливым композитором-песенником. У Коула Портера не было второго имени. Но когда он был совсем еще ребенком, его обожаемая мать, Кэйт, отправилась к цыганке, погадать о будущем сына. Цыганка посоветовала ей взять сыну второе имя, так чтобы инициалы образовывали отчетливое значение. Кэйт добавила к имени Коула имя его прадедушки с материнской стороны – Алберта. И это самое аббревиатурное знамение зазвучало, как CAP – “шапка”, “по потолку”, наивысшее”.

Самое сложное в рассказах о композиторах-песенниках, особенно о таких изощренных и двусмысленных, как Коул Портер, это сами тексты песен. Филипп Фурия, автор “Истории Великих Американских Поэтов Песенников” писал, что наибольшей популярностью пользовались простые и откровенно сентиментальные песни Портера. “I Love Paris” - одна из таких песен.

В свое время я рассказывал о том, что Коул Портер мог бы быть героем романа Скотта Фитцджеральда. Теперь, после того, как я прочел несколько биография Портера, я в этом сильно сомневаюсь. Великий Гетсби устраивал свои вечеринки для соседей и друзей из Нью-Йорка в эпоху “ревущих двадцатых”, после войны 18 года. Можно предположить, что Джей Гетсби был из нуворишей, сделавших состояние на moonlight виски, на самогонке в годы сухого закона. Но от Коула Портера, который все же вылупился из престижного Йеля, он отличался тем, что был нью-йоркским миллионером, а Портер, в возрасте того же Гетсби, сбежал от призыва в армию в Париж, где какое-то время работал в частной добровольческой организации, раздававшей консервы и муку французам, но в основном, веселившимся в Париже на 800 долларов в месяц, которые дед позже урезал до ста. Сумму эту нужно умножить, видимо, в 20-30 раз, так как Коул снимал роскошную квартиру и пьянствовал в Ритце… Генри Миллер в те же годы часто мечтал о 50 баксах в месяц. Начинающий Хемингуэй, подрабатывавший спортивным обозревателем для канадской прессы, был не сильно богаче. Но Портер первым добрался до миллионов.

Переводить Коула Портера – гиблое дело. Лучший перевод, перевод конгениальный, был напечатан в глянцевом и малодоступном журнале “Америка”, не помню в каком году. Буду благодарен за любые уточнения… Это перевод You are the top… - “Ты вне конкуренции, как в Риме Колизей…”. Молодых людей и дам, склонных к производству виршей, прошу, как это уже случалось, не писать мне: “Ты вне конкуренции, как в Лувре Колизей”. Это три разных вещи!


В Париже, на Ривьере, в Риме и Венеции между двумя войнами жила и веселилась американская колония добровольных иммигрантов: expatriées. Огромную роль в этой подвижной изобретательной на удовольствия общине играла миллиардерша Эльза Максвелл: мощная приземистая дама, поддерживавшая тех или иных любимчиков. К примеру, в свое время, семейную пару Скотта и Зельду Фитцджеральд. В салонах Эльзы Максвелл и встречалась элита американских expatriées. Именно здесь, краса общества, Коул Портер, встретил богатую divorcée, разведёнку, Линду Ли Томас. Линда была одной из самых красивых женщин эпохи. Развод с Эдвардом Расселом Томасом превратил ее в миллионершу. Она обожала Коула Портера или скорее его талант, его элегантность, умение веселиться и, прекрасно осведомленная о сексуальных приоритетах Коула, стала его другом, а чуть позже вышла за него замуж. Брак по расчету, mariage de raison? Несомненно. Но и глубокая дружба.

Коулу Портеру пришлось сгонять домой в провинциальный Пиэру, чтобы уговорить деда, чьим наследником он был, дать ему часть наследства, так как он не мог жениться на миллионерше, получая 100 или 800 долларов в месяц. Не малую роль в согласии J.O. пойти навстречу внуку сыграло и его желание направить молодого человека (у деда были свои шпионы) в, так сказать, “нормальное” русло жизни.

Жизнь Линды и Коула до возвращения в Штаты была голливудской сказкой. Приведу лишь один пример. Они снимали в Венеции на Большом канале Ca’ Rezzonico – палаццо 17 века, где устраивали званные вечера, часто с маскарадом, на сотни человек.

Вот, пожалуй, здесь Коул Портер чем-то похож на Гетсби. Но Портер был небольшого роста (“эльф”, как его величали) и хрупкого сложения. А Гетсби настоящим атлетом. Джей устраивал свои садовые парти в надежде, что его возлюбленная однажды появится во тьме аллей. Коул закатывал вечерники с местными эфебами. Однажды полиция свершила налет на Ca’ Rezzonico, по которому разгуливали подростки от 11 и до 17 лет, одетые в платья Линды.

Каков же был ужас шефа бригады, когда среди юных созданий он обнаружил собственного сына. Скандал отменили, а Портеров попросил срочно покинуть Серениссиму…
Подробно - в очередной программе "Время джаза", которая выйдет в радиоэфир 24 июня в 23:00 мск.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG