Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

ДС: Дед его был суровым упорным фермером, бизнесменом из Индианы, который при первых же слухах о золотой лихорадке в Сакраменто, Калифорния, снялся с места и вернулся домой богачом, который начал скупать леса, земли и предприятия в соседних штатах и вскоре стал одним из самых состоятельных людей штата. При этом он не собирался покидать ничем неприметный городок с одной центральной улицей, дюжиной городских усадьб и круглейшим нулем местных и более отдаленных примечательностей. Разве что после Второй Мировой Войны рядом с городком вросла в бетон база ВВС.
Звали его Джеймс Омар Коул, но и близкие и совсем не близкие люди звали его просто J.O., Джейоу. Семейство J.O. перебралось на северо-восток США из Коннектикута в городок Пиэру, когда будущему миллионеру было всего лишь шесть лет.
Поклон всем нашим слушателям, где бы они ни находились: в России, в ближнем и дальнем зарубежье и на островах настолько крошечных, что их нет даже на почтовых марках. Если на вашем острове нет компьютерной связи, вы всегда сможете поймать еженедельное «Время Джаза» на удочку коротковолновика любого калибра. В более банальных случаях, вы можете слушать джаз на «Свободе», хрипящий в динамике приемника таксиста, отвозящего вас на дачу. В лучшем варианте вы слушаете нас с сайта радиостанции svobodanews.ru. У микрофона в Париже – Дмитрий Савицкий.

1. Oscar Peterson Trio - I Love Paris – 2:09 (Oscar Peterson Plays The Cole Porter Songbook – Verve)

ДС: - «I Love Paris»; «Люблю Париж» внука J.O. плейбоя, элегантнейшего хулигана, зверского шутника, вдребезги голубого, удивительно талантливого – Коула Портера. У Портера не было второго имени. Но когда он был совсем еще ребенком, его обожаемая мать, Кэйт, отправилась к цыганке, погадать о будущем сына. Цыганка посоветовала ей взять сыну второе имя, так чтобы инициалы образовывали отчетливое значение. Кэйт добавила к имени Коула имя его прадедушки с материнской стороны – Алберта. И это самое аббревиатурное знамение зазвучало, как CAP – «шапка», «по потолку», наивысшее».
С Оскаром Питерсоном, рояль, девятого августа 59 года, для фирмы звукозаписи Нормэна Грэнца «Verve», играли – Рей Браун – контрабас и Эд Сигпэн – ударные.
Самое сложное в рассказах о композиторах-песенниках, особенно о таких изощренных и двусмысленных, как Коул Портер, это сами тексты песен. Филипп Фурия, автор «Истории Великих Американских Поэтов Песенников» писал, что наибольшей популярностью пользовались простые и откровенно сентиментальные песни Портера. «I Love Paris» - одна из таких песен:

2. Annie ROSS - I Love Paris – 2:19 (Annie ROSS -- Sings A Song With Mulligan! -- JAZZ TRACK)

ДС: - «I Love Paris» - Анни Росс – вокал; Боб Бёрнс – кларнет; Тони Кромби – рояль; Рой Пламмер – контрабас и Ленни Раш – ударные. Анни Росс, знакомая вам по вокальному трио «Свингерс» - англичанка, так что ничего удивительного нет в том, что эта запись сделана в Лондоне 27 августа 56 года и что все аккомпаниаторы Росс – англичане.
Вот третья версия этого облегченного введения в творчество Коула Портера:

3. Dionne Warwick - I LOVE PARIS – 3:31 (Dionne Warwick - Sings Cole Porter - BMG)

ДС: - «Люблю Париж», «Люблю Париж? Почему? Потому что моя любовь – здесь…» Просто до умопомрачения… Но – знаменитый стандарт.
Дион Уорик на гастролях в Японии, 1990 год. Дион Уорик, лауреат пяти премий «Грэмми», скорее поп-певица и живет между Нью-Йорком и Рио-де-Жанейро. В свое время я рассказывал о том, что Коул Портер мог бы быть героем романа Скотта Фитцджеральда. Теперь, после того, как я прочел несколько биография Портера, я в этом сильно сомневаюсь. Великий Гетсби устраивал свои вечеринки для соседей и друзей из Нью-Йорка в эпоху «ревущих двадцатых», после войны 18 года. Можно предположить, что Джей Гетсби был из нуворишей, сделавших состояние на moonlight виски, на самогонке в годы сухого закона. Но от Коула Портера, который все же вылупился из престижного Йеля, он отличался тем, что был нью-йоркским миллионером, а Портер, в возрасте того же Гетсби, сбежал от призыва в армию в Париж, где какое-то время работал в частной добровольческой организации, раздававшей консервы и муку французам, но в основном, веселившимся в Париже на 800 долларов в месяц, которые дед позже урезал до ста. Сумму эту нужно умножить, видимо, в 20-30 раз, так как Коул снимал роскошную квартиру и пьянствовал в Ритце… Генри Миллер в те же годы часто мечтал о 50 баксах в месяц. Начинающий Хемингуэй, подрабатывавший спортивным обозревателем для канадской прессы, был не очень-то богаче. Но Портер первым добрался до миллионов.
Ваши милейшие соседи по даче устраивают впечатляющую квадрофонию, ибо слушают, как и вы, «Время Джаза» на мощном стерео. «Время Джаза» - это история американской музыки от деревенских блюзов, новоорлеанских рэг-таймов до свинга, би-бопа, кула, хард-бопа, Третьего Течения, фьюжн – далее везде. Адрес нашего сайта на Интернете svobodanews.ru. У микрофона в только что отгремевшем Днём Музыки Париже – ваш ДС…

4. Ella Fitzgerald - Anything Goes – 3:21 (Ella Fitzgerald Sings the Cole Porter Songbook – Verve)

ДС: - «Anything Goes», «Все годится», «Всё возможно» - это не я, это словарь Уебстер. Я бы сказал «Без Проблем», но у меня французский паспорт.
Элла Фитцджеральд и оркестр Бадди Брегмана. Февраль 56 года, Голливуд.
«Anything Goes» - бродвейский мюзикл Коула Портера, стартовавший в 34 году в театре «Alvin» и переместившийся в 35 году на Уэст-Энд. В 36-м - это уже был фильм.

«Времена изменились:
С тех пор, как потрясенные пуритане
Высадились на скале в Плимуте.
Мы столько раз заводили часы,
Что нынче, увидь они этот новый мир,
Плимутская скала приземлилась бы на них…

В их времена вид чулок
Приводил в шок,
Но в наши времена –
Это банальнее, чем смог…»

Переводить Коула Портера – гиблое дело. Но я попробовал по касательной. Лучший перевод, перевод конгениальный, был напечатан в глянцевом и малодоступном журнале «Америка», не помню в каком году. Буду благодарен за любые уточнения… Это перевод «You are the top…» - «Ты вне конкуренции, как в Риме Колизей…». Молодых людей и дам, склонных к производству виршей, прошу, как это уже случалось, не писать мне: «Ты вне конкуренции, как в Лувре Колизей». Это три разных вещи!
Но вот версия без слов. Это чудесная импровизация на тему «Anything Goes» нашего французского скрипача итальянских кровей – Стефана Граппелли:

5. Stephane Grappelli - Anything Goes – 7:48 (Stephane Grappelli - Plays Cole Porter - Gitanes)

ДС: - «Anything Goes» - Стефан Граппелли – скрипка; Морис Уандер – рояль; Эдди Луис – орган; Луиджи Труссарди – контрабас и Даниэл Юмар – ударные. Париж, февраль 76 года, студия звукозаписи «Gitanes». В Париже, на Ривьере, в Риме и Венеции между двумя войнами жила и веселилась американская колония добровольных иммигрантов: expatriées. Огромную роль в этой подвижной изобретательной на удовольствия общине играла миллиардерша Эльза Максвелл: мощная приземистая дама, поддерживавшая тех или иных любимчиков. К примеру, в свое время, семейную пару Скотта и Зельду Фитцджеральд. В салонах Эльзы Максвелл и встречалась элита американских expatriées. Именно здесь, краса общества, Коул Портер, встретил богатую divorcée, разведёнку, Линду Ли Томас. Линда была одной из самых красивых женщин эпохи. Развод с Эдвардом Расселом Томасом превратил ее в миллионершу. Она обожала Коула Портера или скорее его талант, его элегантность, умение веселиться и, прекрасно осведомленная о сексуальных приоритетах Коула, стала его другом, а чуть позже вышла за него замуж. Брак по расчету, mariage de raison? Несомненно. Но и глубокая дружба.
Коулу Портеру пришлось сгонять домой в провинциальный Пиэру, чтобы уговорить деда, чьим наследником он был, дать ему часть наследства, так как он не мог жениться на миллионерше, получая 100 или 800 долларов в месяц. Не малую роль в согласии J.O. пойти навстречу внуку сыграло и его желание направить молодого человека (у деда были свои шпионы) в «нормальное» русло жизни.
… Почти или уже совсем на каникулах, на трудовой вахте или в задумчивом безделье, вы слушаете «Время Джаза» на всепроникающих частотах «Свободы» или же с нашего планетарно доступного сайта svobodanews.ru. «Время Джаза» - это ваше личное время в компании вашего ДС и лучших джазовых записей ХХ и ХХI века.

6. Billie Holiday - Let's Do It (Let's Fall in Love) – 2:55 (Billie Holiday with Lester Young - Lady Day & Prez – Giants of Jazz)

ДС: - «Let's Do It (Let's Fall in Love)» - «Давай влюбимся, давай сделаем это» - песню эту Коул Портер вполне мог бы посвятить Чарльзу Роберту Дарвину и его мировому бестселлеру «Происхождение видов».
На самом деле Коул Портер написал «Let's Do It» в 1928 году для бродвейского мюзикла «Париж». Песню исполняла французская актриса и певица (шарм акцента) – Ирэн Бордони.
Конечно, «давай сделаем это», как понимали и рецензенты, и публика, было эвфемизмом для обозначения сексуального акта. Но Портер, как и во многих других песнях, перевел весь текст в область комичного, указывая на то, что это делают и жители морских глубин, и насекомые и такие экзотичные народы, как литовцы или латвийцы. Мне представляется, что это одна из тех песен Портера, которая гениально воплотилась бы и в иной форме, форме мультфильма.
Жизнь Линды и Коула до возвращения в Штаты была голливудской сказкой. Приведу лишь один пример. Они снимали в Венеции на Большом канале Ca’ Rezzonico – палаццо 17 века, где устраивали званные вечера, часто с маскарадом, на сотни человек.
Вот, пожалуй, здесь Коул Портер чем-то похож на Гетсби. Но Портер был небольшого роста («эльф», как его величали) и хрупкого сложения. А Гетсби настоящим атлетом. Джей устраивал свои садовые парти в надежде, что его возлюбленная однажды появится во тьме аллей. Коул закатывал вечерники с местными эфебами. Однажды полиция свершила налет на Ca’ Rezzonico, по которому разгуливали подростки от 11 и до 17 лет, одетые в платья Линды.
Каков же был ужас шефа бригады, когда среди юных созданий он обнаружил собственного сына. Скандал отменили, а Портеров попросил срочно покинуть Серениссиму…

7. Louis Armstrong - Let's Do It (Let's Fall In Love) – 8:43 - (Louis Armstrong - The Very Best of Cole Porter – Verve)

ДС: - «Let's Do It (Let's Fall In Love)», разница разительная: в предыдущей версии Билли Холидей, на последней ступеньке, ведущей вниз, полуживая от героина и алкоголя, спешащая допеть, договорить «Давай влюбимся, давай сделаем это», готова рухнуть, не смотря на поддержку любимого друга Лестера Янга и музыкантов оркестра Эдди Хейвуда (на дворе был 41 год!)…
Во второй версии великий Сатчмо, отнюдь не юноша, свингует в лучших традициях жанра. Ему 31 июля 57 года аккомпанирует квартет Оскара Питерсона, рояль, с Хёрбом Эллисом – гитара; Реем Брауном – контрабас и Луи Белсоном – ударные. Вэл Вэлэнтин был звукооператором на этой записи, которой руководил сам Нормэн Грэнц для своей «Verve».
Вообще идея тематических альбомов («Элла поет Гершвина» или «Дюк Эллингтон встречается с Коулменом Хокинсом») была одной из самых плодотворных идей Грэнца. Это ему мы обязаны, что звучит абсурдно, наведением порядка в джазе. Абсурдно, потому что джаз и порядок вещи взаимоисключающие. Но без него многое бы навсегда прошло мимо… микрофонов. Этот ранний период жизни Коула Портера, который привел его по возвращению в США и на Бродвей и в Аллею Оловянных Кастрюль, имеет несколько значений для понимания жизни и творчества этого крупнейшего американского композитора-песенника. Во-первых (и об этом разговор, надеюсь, еще пойдет) нужно правильно выстроить линию J.O., его дочери Кэйт и сына Кэйт - Коула. Во-вторых (и здесь исключается любая тень гомофобии!): практически главное правило профсоюза композиторов-песенников США, то есть Tin Pan Alley, требовало от авторов ужасно удобной для Портера двусмысленности. Так как песню мог петь певец или певица: текст песен должен был быть либо асексуален, либо бисексуален, в смысле адаптации певцом или певицей. А это правило еще более повышало стихотворную виртуозность Коула Портера. Это нужно знать и об этом нужно помнить.
Финишная прямая вашего «Времени Джаза». Я предлагаю вам напоследок двойную и редкую оказию. Как вы наверняка знаете, Чарли Паркер оставил нам музыкальное наследие в виде весьма стремительных и коротких пьес. Это не клубные записи, увы, потому что в клубах «Птица» иногда солировал по 10-20 минут. На запись он часто являлся в состоянии тяжелой ломки. Да и лучшие записи были (эпохи, все еще близкой к шеллаку) по 3-4 минуты. Я нашел 15-минутную запись отличного качества импровизации «Птицы» на тему Коула Портера «Что это за штука – любовь?», «What Is This Thing Called Love?» - вопрос более, чем законный. Я советую вам сохранить эту запись в вашем личном джазовом архиве. Это редкость. Приблизительный состав – под самый занавес «Времени Джаза», чей адрес – svobodanews.ru.

8. Charlie Parker - What Is This Thing Called Love – 15:50 (Charlie Parker - The Cole Porter Songbook – Verve)

ДС: - «Что это за штука – любовь?» - вопрос во все времена актуальный… Диск-компеляция. Состав по сему предположительный. Чарли Паркер – альт-саксофон; Чарли Шейверс – труба; ритм-группа это трио Оскара Питерсона. Только он (Питерсон) способен, как говорили звукооператоры «загонять мух в микрофон»… Но варианты возможны. Картер, Ходжес и Уебстер – саксофоны. Буду рад всем знатокам и их поправкам.
За сим – приятного уикенда, исключительно удачной недели! Вы найдете меня и подкасты «Времени Джаза» по адресу – svobodanews.ru. Всех благ, чао, бай-бай…

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG