Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ульяновск - куда девать лампочки Дмитрия Анатольича?


Ульяновск. Энергосберегающие лампы.

Ульяновск. Энергосберегающие лампы.



Федеральный закон «Об энергосбережении» предусматривает, что к 2014 производство и продажа ламп накаливания с вольфрамовой нитью будут прекращены. Их должны заменить энергосберегающие лампы, спрос на которые растет несмотря на относительно высокую цену. Но, запретив привычные «лампочки Ильича», правительство не предложило системы утилизации вышедших из строя энергосберегающих и люминесцентных ламп, содержащих пары ртути. Они относятся к отходам первого, то есть наивысшего класса опасности.

Федеральный закон «Об отходах производства и потребления» возлагает работу по сбору, вывозу и утилизации таких отходов на муниципальные образования. Те свалили эту головную боль на управляющие компании ЖКХ. Я обзвонил с десяток управляющих компаний, и ни в одной мне не смогли рассказать, как у них налажена эта работа. Например, мастер отдела благоустройства Управляющей компании ЖКХ Заволжского района Ульяновска Антонина Герасимова говорит, что ее компания вывозит только твердые бытовые отходы и крупногабаритный мусор.

Антонина Герасимова: Такими отходами мы не занимаемся, отдельной утилизации у нас нет. У нас даже и объявлений никаких нет. А то, что попадаются лампочки, если кто-то выбросил, то их невозможно найти. Это с населением надо работать, чтобы люди не выбрасывали в бытовые отходы эти лампочки со ртутью. Население у нас не информировано: в магазинах-то продают, а выбрасывают вместе со всем остальным.

Сергей Гогин: Но оказывается, жители автоматически платят за утилизацию ядовитых отходов. Об этом мне рассказал заместитель председателя комитета ЖКХ и экологии мэрии Ульяновска Данила Урдин.

Данила Урдин: Гражданин, который живет в многоквартирном доме, платит за сбор, вывоз и утилизацию отходов. В этой плате заложена и утилизация отходов 1 класса опасности. Норма, которая введена постановлением правительства РФ, говорит, что управляющие компании обязаны организовать сбор таких отходов, при этом хранить их не на общей территории дома. В других городах перекладывают это на бюджет муниципальных образований: заключают договор с какой-то компанией, которая по маршруту с какой-то периодичностью делает объезд по городу, собирает эти лампочки, которые утилизируются за счет города. В любом случае человек платит за утилизацию. Другое дело, как управляющая компания организует этот процесс…

Сергей Гогин: Ведущий специалист регионального Госэконадзора Владимир Епишин подтверждает, что, несмотря на постановление правительства от 2010 года, никакой системы приема от населения вредных отходов не создано.

Владимир Епишин: Ни в Ульяновске, ни тем паче в сельских населенных пунктах. Они издали свои местные постановления об обороте ртутьсодержащих ламп, но они чисто декларативные и никакого напряга для управляющих компаний не несли.

Сергей Гогин: В газете «Симбирский курьер» мне попалась любопытная заметка. В ней рассказывается о том, как житель Ульяновска Павел Синицкий, человек с высоким экологическим сознанием, попытался выяснить, куда он может сдать перегоревшие люминесцентные лампы. В мэрии ему ответили, что выбрасывать в мусоропровод их нельзя, но и нести их пока некуда. Впрочем, ему назвали четыре ульяновских фирмы, которые занимаются утилизацией ртутных ламп. Синицкий обзвонил все четыре. В двух ему сказали, что с физическими лицами не работают и принимают на утилизацию лампы только партиями не меньше 10 тысяч штук (услуга платная). В третьей согласились принять лампы в качестве исключения, если Синицкий сам их привезет. В четвертой фирме ответили, что лампы примут, но за деньги – по 11 рублей за каждую, и везти их пришлось бы на другой конец города. Вот и выбрасывают люди вредные отходы вместе с обычным мусором, не думая о последствиях. Говорит представитель Госэконадзора Владимир Епишин.

Владимир Епишин: Ртуть и пары ртути – это яд, который разрушительно действует на организм человека, в частности, на нервную систему. Вдыхание 0,2 мг паров может вызвать серьезное отравление вплоть до смертельного исхода. Такое же состояние /могут вызвать/ кадмиевые батарейки, кадмий – это 2 класс опасности. Свинцовые аккумуляторы – тоже самый настоящий яд. Попала одна ртутьсодержащая лампа в контейнер с бытовыми отходами или целый КАМАЗ-мусоровоз ее привезет, принимающая компания должны оценить его как отход 1 класса опасности и не принимать: нельзя захоранивать эти отходы на полигонах ТБО.

Сергей Гогин: В начале июня в четырех районах Ульяновска с подачи регионального Министерства лесного хозяйства, природопользования и экологии состоялась акция «Экомобиль»: представители фирмы-переработчика бесплатно принимали у населения опасные отходы. Говорит представитель фирмы «Приор» Сергей Безукладников.

Сергей Безукладников: Такая акция проводится не первый раз, но активность людей пока невысока. Нас посетили человек 15-20, сдали десятка полтора ртутных люминесцентных ламп, несколько мониторов, три струйных принтера и штуки четыре ртутных градусников. Это только в рамках экологической программы, благотворительной акции. Утилизация – процесс недешевый.

Сергей Гогин: Я спросил у начальника отдела охраны окружающей среды Минлесхоза Кирилла Ильина, в чем смысл такой акции, если не создана система сбора вредных отходов.

Кирилл Ильин: Смысл в том, чтобы показать, что такие акции нужны. Даже несмотря на то, что /акция проходит всего/ полчаса, люди приходят и сдают. Потому что они ждут: звонили много людей, спрашивали – где и когда? И на сайте была размещена информация.

Сергей Гогин: Есть ли у людей привычка накапливать использованные батарейки и ртутьсодержащие лампы?

Кирилл Ильин: Нет, конечно. Кидают все подряд. Такой культуры нет. Но никто не говорил, что за одну акцию ее можно привить. Должна пройти череда акций, чтобы люди хотя бы задумались.

Сергей Гогин: В интернете можно найти мнения противников энергосберегающих ламп: в них содержится ядовитая ртуть, у них жесткий спектр света, они могут вызвать головные боли и мигрени, они противопоказаны людям с некоторыми кожным заболеваниями. Да и отечественные производители ламп накаливания сдаваться не собираются и идут на разные уловки, например, называют свою продукцию не лампами, а «термоизлучателями».
После того, как российское правительство объявило о постепенном прекращении производства и продажи ламп накаливания, продажи энергосберегающих ламп выросли за год в три раза, хотя их средняя цена – 150 рублей. Это в десять раз больше цены обычной лампочки. Продавец магазина электротоваров Виталий говорит, почему люди выбирают лампы нового типа.

Виталий: Они окупаются в течение года. Допустим, энергосберегающая лампа 20 Вт потребляет и светится как 100-ваттная. Идет экономия.

Сергей Гогин: Когда у вас человек покупает энергосберегающую лампу, вы его о чем-нибудь предупреждаете?

Виталий: Полностью консультируем – про гарантию, про утилизацию. На эту лампочку гарантия год. Если в течение года с ней что-то происходит, вы ее приносите с чеком в коробочке, мы меняем, лампы сдаем торговым представителям, а они уже утилизируют.

Сергей Гогин: Товаровед другого хозяйственного магазина Татьяна Гречнева говорит, что предпочтения покупателей почти не изменились.

Татьяна Гречнева: Все равно доверяют больше обычным лампам накаливания, говорят, от энергосберегающих глаза болят.

Сергей Гогин: Организовать сбор опасных отходов, как выясняется, не так и сложно. В Самаре и Казани для этого применяют специальные бункеры, которые устанавливают в крупных магазинах. Пункты приема работают в Новосибирске и Ярославле. Другой способ решить эту проблему – устанавливать залоговую стоимость: принес перегоревшую лампу в магазин – покупай новую со скидкой. Говорит эколог Данила Урдин.

Данила Урдин: Эта проблема ставится на федеральном уровне уже 10 лет. В нормальных европейских странах есть закон об упаковке или о возвратной таре. Смысл его таков: производитель продукции закладывает в стоимость продукции /расходы на/ утилизацию. Формируются фонды, и из этих фондов, если вы сами лампы сдаете на переработку, вам возвращают залоговую стоимость, или за эти деньги вам организуется сбор, и эта упаковка перерабатывается. Но это должен быть федеральный закон об упаковке. В Госдуме 10 лет пролежал этот закон и вылился в регламент об упаковке, в котором упразднена норма о залоговой стоимости. Россия теряет на том, что мы покупаем импортные товары, где заложена утилизация, оплачивая эту утилизацию и не получая услуги. Евросоюз получает эти деньги, но не тратит на нас. Нужен соответствующий международный договор.

Сергей Гогин: Ведущий специалист ульяновского Госэконадзора Владимир Епишин также выступает за экономические стимулы.

Владимир Епишин: Пока мусор, отходы не будут приниматься в качестве сырья за деньги, никакими административными методами никого не заставим, чтобы чисто у нас было. Пока не будет заинтересованности населения – ты собрал мусор, рассортировал на контейнерной площадке, и за это тебе будет снижение тарифа, – сдвига не будет.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG