Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Орел — можно ли прожить на потребительскую корзину?


Орел. Журналист Станислав Рыбаков рассказывает, как жил на потребительскую корзину. Фото Вадима Медовщикова

Орел. Журналист Станислав Рыбаков рассказывает, как жил на потребительскую корзину. Фото Вадима Медовщикова



Орловский блоггер Станислав Рыбаков попытался прожить на сумму в 5 455 рублей в месяц, таков прожиточный минимум, принятый в регионе. До Рыбакова никто из известных людей в Орловской области подобных экспериментов на себе не ставил.

Идея проверить научные разработки чиновников на собственном опыте, пришла к Станиславу Рыбакову после информации о чиновнике из Краснодарского края совершившим такую попытку. По словам, блоггера, зная изворотливость этой категории служащих, он сильно засомневался в чистоте эксперимента и решил его повторить. Несколько дней ушло на подготовку, а потом началась жизнь на потребительскую корзину. О том, как это происходило и к чему привело, рассказывает сам Станислав Рыбаков.

Станислав Рыбаков: Самое начало, это поиски прожиточного минимума. Он меня привел в ужас. Он у нас понизился на 6,8 %. А второй ужас был, когда я увидел, что это 5 400 рублей. Последующий расчет бюджета совсем вверг в пессимизм. Я пошел в один из сетевых магазинов, что бы купить продуктов питания, где выяснил, что молоко это роскошь. Про мясо и мясопродукты, говорить не имеет смысла.

Вадим Медовщиков: Нов потребительской корзине они были?

Станислав Рыбаков: Они там присутствуют. Но там идет как? Условно говоря 15 грамм мяса в день. В реальной жизни так рассчитывать не будешь. Если котлета? Значит котлета. Если сосиска, то сосиска, а не половина сосиски в один день, а вторая половина на второй.

Вадим Медовщиков: Каков получился бюджет?

Станислав Рыбаков: Если от этих 5 400 рублей отсечь коммуналку. То получалось на жизнь в день, около 110 рублей. Сюда я не включаю оплату мобильного телефона, интернета. Это без учета откладывания денежных средств на одежду, например, что предусмотрено, собственно говоря, прожиточным минимумом. Ну прожить на 100 рублей в день, даже используя достаточно дешевые сетевые магазины, сложно. По моим расчетам получалось - 20 рублей в день, это транспортные расходы, но на этой строчке я экономил исключительно потому, что большой любитель ходить пешком. Поэтому погода позволяла и я пешком обычно ходил, а если соотнести прожиточный минимум в целом, то транспортные расходы раза в полтора-два будут больше, чем заложено.

Вадим Медовщиков: Какие-то были непредвиденные траты?

Станислав Рыбаков: В мае эксперимент ставил. И оказалось, в мае очень много у друзей Дней рождений было. Но, там вошли в мое положение. Я как бы по минимуму отделался подарками. Там, где-то было рублей 600 выведено. Отнесем, что из накоплений сложились ранее месяцами. Надо мной смеялись на днях рождений, когда, собственно говоря, ради чистоты эксперимента, я покупал подарки и мы договорились, что приблизительно на такую сумму я употребляю, что-то на столах, это было смешно.

Вадим Медовщиков: Тебя не пытались накормить заранее?

Станислав Рыбаков: Пытались. И мне даже предлагали: «Давай ты будешь ходить по нам, а мы тебя будем кормить». Но, ради чистоты эксперимента это было отвергнуто. Но если следовать этой логике, то к концу эксперимента я даже набрал бы вес, а я все-таки потерял.

Вадим Медовщиков: Ты не чувствуешь себя автором новой орловской диеты?

Станислав Рыбаков: Была такая мысль. Продавать эту диету. Но за разницу между зарплатой человека. И прожиточным минимумом это автору, а человеку прожиточный минимум. Но пока никто не согласился.

Вадим Медовщиков: А когда ты рассчитывал нормы потребления, ты не пользовался какой-нибудь методикой . Калорий, сколько нужно для человека?

Станислав Рыбаков: Я этим вопросом озадачился уже после. И то совершенно случайно. Когда случилось, так сказать, отчаяние. Оставалось толи десять толь одиннадцать дней до конца месяца и тысяча с чем-то остаток, а диета она почему-то доброты не придала. Скорее агрессии. И когда мы сидели с одним человеком. Знакомым. И он вселил в меня оптимизм, когда мы подсчитали, чего и сколько в день нужно потреблять. Формально и математически все очень красиво получалось. То есть в принципе, согласно этим расчетам у меня какая-то сумма еще должна была остаться. Но случилась болезнь и я технически умер на двадцать какой-то там день.

Вадим Медовщиков: Это не голодный обморок?

Станислав Рыбаков: Нет. Простуда. Лекарства они вобщем-то съели все запасы, а с учетом того, что прожиточный минимум он как-то не предусматривает накопления на лекарственные средства , то для людей на него живущих болезнь, – это смерти подобно.

Вадим Медовщиков: Что ты по рекомендуешь тем, кто живет на прожиточный минимум?

Станислав Рыбаков: Вот это самый сложный вопрос. У меня нет рекомендаций. Потому что, прожить на прожиточный минимум просто не реально.

Вадим Медовщиков: А что ты порекомендуешь тем, кто этот минимум считает, принимает?

Станислав Рыбаков: Им я порекомендую на него прожить. Мы, конечно, потеряем, если кто-то рискнет, какое-то количество людей. Но, я думаю, эта жертва будет оправдана. Статистически это будет пренебрежительно малый процент, поэтому Россия не заметит эти потери.

Вадим Медовщиков: За время эксперимента Станислав Рыбаков, потерял около трех килограммов веса, что для человека не страдающего излишней массой тела, слабое утешение. И похоже это единственный плюс от жизни на прожиточный минимум.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG