Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чем новые диктаторы отличаются от старых


Уильям Добсон. “Диктаторы учатся гибкости. Репортажи с полей глобальной битвы за демократию”. Фрагмент обложки

Уильям Добсон. “Диктаторы учатся гибкости. Репортажи с полей глобальной битвы за демократию”. Фрагмент обложки


Александр Генис: Бурная политическая жизнь самого последнего времени вызвала к жизни острую потребность в осмыслении феномена авторитарной власти в 21 веке. Этой проблеме посвящена чрезвычайно важная книга американского политолога. Ее представит нашим слушателям ведущая “Книжного обозрения” Марина Ефимова.

William J. Dobson. “The Dictator’s Learning Curve: Inside the Global Battle for Democracy”
Уильям Добсон. “Диктаторы учатся гибкости. Репортажи с полей глобальной битвы за демократию”.

Марина Ефимова: Уильям Добсон - автор книги “Диктаторы учатся гибкости” – американский политолог, журналист и редактор интернет-журнала “Slate”. Он провел год, изучая политические режимы, возглавляемые лидерами, которых на Западе считают диктаторами нового типа. Добсон был в Китае, в России, в Венесуэле и в Египте (при Мубараке). И хотя в книге говорится, что опыт каждой страны уникален, автор все же объединяет режимы всех этих стран как нео-авторитарные, а все оппозиционные движения там объясняет порывом народа к демократии. Отсюда подзаголовок его книги: “Репортажи с полей глобальной битвы за демократию”.

Диктор: “Диктаторам прошлого было гораздо легче прятать концы в воду. У нынешних диктаторов нет ни малейшей надежды держать свои действия в секрете. Стоит им где-нибудь применить насильственные меры - хоть и на горном пастбище в Тибете, так и там обязательно найдется iPhone, и через несколько минут об этом событии услышит весь мир. Поэтому таким лидерам, как Путин, Чавез или Ху Цзиньтао, приходится оперировать демократическими понятиями: свободы, законности и здравого смысла. Они хотят, чтобы мир видел их людьми справедливыми, заинтересованными в народном благе – как бы далеко это не было от действительности”.

Марина Ефимова: “Автократы новой эры, - пишет Добсон, - используют более тонкие способы принуждения. Они держат границы открытыми, давая возможность оппонентам уехать. Они понимают, что для них выгодней и безопасней подтасовать результаты выборов, чем просто отменить сами выборы”. Например, лидер Венесуэлы Чавез даже изменил несколько законов, чтобы обеспечить себе победу на выборах, а победив, отрезал оппонентам все пути к политическому влиянию. Он отказался принять важнейшее условие демократии – легитимность разногласий между партиями. Про российского лидера Добсон пишет так:

Диктор: “Путин создает конституционный фасад, а с черного хода добивается централизации власти. Он ставит доверенных людей во главе ведущих фирм, компаний и ключевых средств массовой информации. Он создал сеть формально неправительственных организаций, которые в реальности действуют по указке правительства, имитируя свободу слова, но затрудняя публике возможность услышать голоса активистов оппозиции”.

Уильям Добсон. “Диктаторы учатся гибкости. Репортажи с полей глобальной битвы за демократию”.

Уильям Добсон. “Диктаторы учатся гибкости. Репортажи с полей глобальной битвы за демократию”.

Марина Ефимова: По мнению Добсона, самые толковые нынешние диктаторы - например, руководители китайской компартии - усвоили технократические методы новейших бизнесов и с их помощью обеспечивают экономические успехи своего хозяйства. Но свои действия компартия Китая согласовывает только в среде высшего эшелона власти, держа местные власти в подчинении у центрального правительства и оставляя политическую систему не только однопартийной, но и закрытой.
Словом, новые автократы кооперируются со многими формами демократии: выборами, общественными организациями, более или менее свободным интернетом, со средствами массовой информации, но используют эти институты для усиления своей власти. Видимость демократии преподносится Западу и собственному народу, а автократы продолжают доминировать в стране - хотя и без жестоких репрессий тоталитарных режимов.
В книге “Диктаторы учатся гибкости” Уильям Добсон разбирает не только новые формы автократии, но и новые, неагрессивные формы протеста в странах с автократическими режимами. Более того, он даже даёт советы, пользуясь руководством, написанным в 90-х годах американским профессором Джином Шарпом, а также опытом нынешних активистов. “Революция, - пишет Добсон, - требует планирования, подготовки и интеллекта – для того, чтобы перехитрить репрессивное правительство, которое больше всего печется о сохранении своей власти”. И приводит слова оппозиционера из Венесуэлы: “Если ваш противник - Майк Тайсон, нельзя вызывать его на матч по боксу. Следует усадить его за игру в шахматы. Тогда у вас есть шанс”. Эта глава из книги Добсона особенно понравилась рецензенту “Нью-Йорк Таймс” Дуайту Гарнеру:

Диктор: “Описание опыта оппозиционеров авторитарным режимам оказывает на читателя прямо-таки гальванизирующее действие. Добсон, например, приводит совет активиста устраивать протестные сборища вечерами, потому что люди в темноте чувствуют себя в большей безопасности от недремлющего правительственного ока. Другой оппозиционер говорит о важности агитации среди полицейских и военных. Особенно важно набирать в оппозицию рекрутов среди детей военных: генералу труднее будет стрелять в толпу, в которой может быть его сын. Будем надеяться, что книга Добсона доберется до свободолюбивых людей, живущих при авторитарных режимах”.

Марина Ефимова: На меня, честно признаться, от этих советов пахнуло большевизмом. Во всяком случае, надеюсь, что совет распропагандировать детей военных не имеет в виду несовершеннолетних детей. Надо все-таки добавить, что оппозиция авторитарным режимам неоднородна. Даже в России с ее мирным протестом, как мы знаем, в оппозицию поборников демократии, замешались и сторонники коммунизма, и молодые нацисты. А вот что пишет по этому поводу Стивен Гранд - директор Центра по связям Соединенных Штатов с исламским миром – в статье “Четвертая волна демократизации”:

Диктор: “Свержение тоталитарного и авторитарного режима не обязательно ведет к демократии. После свержения в Иране шаха в 1979 году пришедший к власти айятолла Хомейни сказал: “Не употребляйте термин “демократия” - это западный стиль правления”. Сейчас, после “арабской весны”, американское правительство уже выразило беспокойство по поводу явного отсутствия демократических институтов в Тунисе и Египте. Если они там и появятся, это будет долгий процесс. Опыт Восточной Европы и бывшего Советского Союза показывает, что в переходный период власть в стране могут захватить члены политической элиты прошлого режима, экстремисты, политические оппортунисты и даже преступные элементы. По определению общественной организации “Freedom House”, сейчас из 28 стран бывшего Восточного блока только 13 могут считаться свободными”.

Марина Ефимова: “Главное достоинство книги “Диктаторы учатся гибкости” – её своевременность, - пишет Берт Керстеттер, бывший директор отдела политического планирования Госдепа. – Добсон описал тип и создал словарь новейшего авторитаризма. Для тех, кто хочет представить себе в полной мере девятый вал революций и протестов, идущий вокруг планеты, книга Добсона – обязательное чтение”.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG