Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Это было простое арифметическое действие: вычесть из десятков миллионов десятки тысяч, и Владимир Владимирович с легкостью его произвел. Он посчитал и понял, что беседовать надо с миллионами. И принял решение: обращаться следует к аудитории Первого канала.

Формула универсальна. Применима к обоим Владимирам Владимировичам. Равно к Путину и к Познеру.

Магия больших чисел действует всюду, включая политику и журналистику.

Разница лишь в том, что политик на вершине власти сам выбирает себе народ и сам отворачивается от тех, с кем не желает разговаривать. Добрый народ исторгает у вождя непросыхающие на ветру слезы и диковатые с виду призывы солидарно умереть под Москвой. Напротив, злобные происки врагов вызывают недоумение, облекаемое в форму вопросов, которые принято именовать риторическими. "Но о чем предлагается договариваться? – вопрошает он. – О том, как устроить власть? Передать ее "лучшим людям"? А дальше-то что? Что делать-то будем?" Короче, политик, договорившийся с десятками миллионов, не желает тратить время на диалог с десятками тысяч.

Журналиста ставят перед выбором. Условный Эрнст сообщает безусловному Познеру, что пришло время определиться: или вы с нами, или без нас. В народе это еще называют дилеммой. И тут знаменитый телеведущий, быстро сосчитав в уме количество телезрителей на "Дожде" и на Первом, прощается со своими маленькими друзьями. Он даже находит оправдание, причем не только для себя, что выражается в цифрах, но и для условного Эрнста. "В принципе такая постановка вопроса существует в мире, – справедливо указывает Владимир Владимирович. – Мало кому разрешается работать на двух каналах..." Он совершает выбор в пользу программы "Познер", и пусть тот, кто добровольно уходил из передачи, названной в свою честь, бросит камень в знаменитого телеведущего.

Арифметика. Десятки миллионов против десятков тысяч. Все просто, как дважды два четыре, и все же думаю, что оба они ошибаются: и тот ВВП, и этот.

Просчитываясь в чем-то главном.

Быть может, все дело в качестве аудитории, которое трудно измерить цифрами.

Не желая разговаривать с несогласными, Путин окружает себя, если не считать силовиков (а как их сосчитаешь?), действительно весьма многочисленным, но ненадежным народом. Людьми, которых легко согнать на митинги в защиту любимой власти, особенно за бабки, но невозможно воспринимать в качестве опоры. Они слишком безыдейны, чтобы реально умереть за него под Москвой, и слишком себе на уме, чтобы не признать любого царя, который объявится в столице. В эпоху вялотекущего, но бесконечного кризиса, накрывающего мир, было бы все же разумней вступить в диалог с теми, кто способен внятно артикулировать свои мысли. Исторический опыт показывает, что отчуждение от образованного слоя граждан сулит власти крупные неприятности.

По странному совпадению тех же самых граждан теряет и Познер, оставаясь на метровом телеканале. Причем вовсе не обязательно, что эти люди являются целевой аудиторией "Дождя". Зато можно с уверенностью сказать, что они вообще не смотрят телевизор: эпоха отучила. Они пользуются интернетом, и если интересуются политикой, то предпочитают узнавать новости или читать комментарии на разнообразных сайтах, среди которых сайт Первого телеканала едва ли встретишь у них в закладках, в отличие от "Дождя". Граждане уходят в Сеть, как во внутреннюю эмиграцию, а из Сети выходят на площадь, и с каждым годом эта тенденция становится все ощутимей и наглядней. От марша пятерых – до пятидесяти тысяч, а там и до миллионов рукой подать.

Такая странная арифметика. Такая лукавая цифра. Такие разные, даже противоположные цели у них – у президента Путина и журналиста Познера. Сходство лишь в том, что оба – промахиваются, полагаясь на обманчивую магию чисел. Оба отстают от времени, теряя аудиторию, но если для журналиста это – личная проблема, то ошибку национального лидера, не дай бог, придется расхлебывать всей страной.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG