Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Путин на Ближнем Востоке: не мог не посетить


Президент Путин во время посещения Вифлеема

Президент Путин во время посещения Вифлеема

26 июня - последний день двухдневного визита президента Путина на Ближний Восток.

В городе Вифлеем на Западном берегу Иордана у него состоялись переговоры с главой Палестинской автономии Махмудом Аббасом, после чего Путин отправился в соседнюю Иорданию для встречи с королем Абдаллой Вторым. Главная цель коротких визитов Путина в Израиль, Палестину и Иорданию, по мнению большинства экспертов, – продемонстрировать, что Москва по-прежнему хочет остаться одним из главных политических игроков в регионе, где ее позиции в последнее время пошатнулись по целому ряду причин.

Основной темой переговоров Владимира Путина и председателя Палестинской национальной администрации Махмуда Аббаса в Вифлееме стали все те же перспективы возобновления прямых израильско-палестинских мирных переговоров, о чем 25 июня шла речь и во время бесед президента России с руководителями Израиля. Кроме того, Путин и Аббас обсудили обращение Палестинской автономии в ООН для получения статуса полноправного члена организации, или хотя бы статуса государства-наблюдателя, а также возможность проведения в Москве международную конференцию по ближневосточной проблеме. Они говорили также о ситуации в Сирии и ядерной программу Ирана.

Российский президент накануне встречи сказал:

– На фоне событий на Ближнем Востоке еще более возрастает необходимость решать застарелые конфликты, прежде всего – арабо-израильский. Мы призываем стороны возобновить переговоры. Это единственный путь к урегулированию...

Махмуд Аббас, в интервью агентству "Интерфакс" назвавший нынешний визит президента России в Палестину "историческим", заявил, что он очень благодарен Москве за постоянную поддержку. Сейчас территориями на Западном берегу Иордана управляет признанное мировым сообществом правительство Палестинской автономии, а сектором Газа – радикальная группировка ХАМАС. Путин 26 июня подчеркнул, что восстановление единства должно произойти на платформе Организации освобождения Палестины, которую возглавляет Аббас.

Стоит ли воспринимать общение Владимира Путина и Махмуда Аббаса как нечто большее, чем рядовую демонстрацию взаимной дружбы? На этот вопрос отвечает журналист, востоковед и политолог Елена Супонина:

– В настоящее время прорыва в израильско-палестинском урегулировании быть не может. Стороны не готовы к серьезным уступкам. Более того, израильтяне ждут, что принесут Ближнему Востоку происходящие в регионе трансформации. Все чаще приходится слышать от многих израильских экспертов, что не время сейчас решать проблему Палестины. Да и палестинцы тоже столкнулись со многими трудностями. Они никак не могут договориться между собой. Переговоры о создании коалиции между двумя ведущими палестинскими движениями - ФАТХ и ХАМАС - буксуют. А ведь давно уже пора проводить в Палестинской автономии и президентские, и парламентские выборы. Но всякий раз они откладываются. Поэтому заявления палестинского лидера Махмуда Аббаса - это, скорее, и дань уважения, и память о традиции очень хороших отношений между палестинцами и россиянами. Это дипломатический этикет, но не надежда на что-то большее, - полагает Елена Супонина.

После переговоров на Западном берегу Иордана Путин отправился в Иорданию для встречи с королем Абдаллой Вторым, которого ряд экспертов считают, возможно, единственным относительным союзником Кремля в регионе. Впрочем, даже такая сдержанная оценка может быть ошибочной.

Вот как оценивает нынешний визит российского президента на Ближний Восток политический комментатор, арабист Константин Эггерт:

- Поездка по маршруту "Израиль - Палестинская автономия - Иордания" - довольно классический маршрут для иностранных лидеров. В этом регионе считается неправильным посетить Израиль, но не посетить Палестинскую автономию. Считается неправильным не заглянуть к иорданскому королю. То, что, по сути, вся поездка укладывается в два дня, из которых полусуток были проведены Владимиром Путиным в Нетании на открытии памятника советским воинам, свидетельствует о том, что никаких особенных сдвигов никто с самого начала и не ожидал.

Путин развил небывалую международную активность в последнее время, посетив уже несколько стран, несколько международных совещаний и встреч на высшем уровне. Создается впечатление, что он довольно активно пытается просто напомнить о себе, напомнить, кто говорит от имени России, не ожидая при этом никаких особенных прорывов. Если бы Путин хотел обсуждать какие-то серьезные моменты, пытаться что-то изменить в нынешней довольно непростой ситуации для России на Ближнем Востоке, он бы, наверное, все-таки поехал, например, в Персидский залив и общался там с руководителями стран Персидского залива, которые играют довольно существенную роль, например, в ситуации, сложившейся вокруг Сирии. Но он едет к людям, с которыми у него давние и довольно-таки налаженные отношения. Король Абдалла, может быть, единственный ближневосточный лидер, который, можно сказать, приятельствует с Путиным. Российский президент поехал на Ближний Восток не для того, чтобы там что-то новое для себя узнать и внезапно изменить свою позицию, а просто для того, чтобы продемонстрировать, что Россия с Ближнего Востока не уходит, что у нее есть здесь свои интересы, - но продемонстрировать это в не очень обременительной для себя форме.

- В случае обострения обстановки на Ближнем Востоке Россия может рассчитывать на палестинскую администрацию, на Иорданию как на относительных союзников?

- Я думаю, что палестинская администрация сама находится в очень тяжелом положении. Ведь фактически палестинцы управляются двумя администрациями - одна хамасовская в Газе, другая, фатховская, в Ромалле. Что касается короля Иордании, то, да, наверное, он может каким-то образом замолвить словечко за Россию, но дело в том, что в Иордании куча своих проблем. Король Абдалла будет держаться подальше от, например, российской политики в отношении Сирии, которая крайне непопулярна в суннитских государствах Ближнего Востока. Так что не думаю, что здесь можно ждать какой-то большой помощи, - считает Константин Эггерт.

Может ли Москва, при полном отсутствии гибкости и готовности к компромиссу - как со стороны Израиля, так и палестинской стороны - хоть как-то способствовать продвижению мирного процесса на Ближнем Востоке, например, в рамках работы квартета международных посредников, состоящего из представителей ООН, России, США и Евросоюза? И насколько сильным препятствием для этого является противостояние ФАТХ и ХАМАС?

Мнение востоковеда и политолога Елены Супониной:

- Палестинцы прекрасно знают: возможности Москвы ограничены. Да и все посредники очень заняты своими делами: европейцы - экономическими, американцы готовятся к выборам. И многих отвлекает то, что происходит сегодня в Сирии и Египте. Во многом решение проблемы Палестины уже зависит от графиков отпусков. Сейчас будут сделаны серьезные заявления, а в июле-августе все затихнет. И следующее заседание квартета посредников на министерском уровне состоится только в сентябре в рамках сессии Генассамблеи ООН. Будет там и министр иностранных дел России Сергей Лавров. В любой момент может произойти обострение. Сейчас между сектором Газы и израильской армией происходит обмен ракетными ударами. Пускай силы неравны, но обстановка напряженная. Тем не менее, в августе будет очередное затишье дипломатических усилий вокруг Палестины. Сейчас эта проблема волнует международное сообщество меньше других.

- ФАТХ и ХАМАС после прошлогодних договоренностей в Каире, весьма эфемерных, все никак не могут определить дату ни президентских, ни парламентских выборов. Они когда-нибудь смогут о чем-то договориться?

- Все упирается в мелкие детали, но в них-то и скрыт основной подвох. Потому что когда арабы начинают спорить за места в центризбиркомах или о том, кто будет министром, это может длиться очень и очень долго. Если в мае президент автономии Махмуд Аббас говорил о том, что уже в течение полугода состоятся выборы, то сейчас он высказывается более осторожно. Сейчас он уже говорит: "через полгода после того, как мы сформируем центризбиркомы, когда мы окончательно договоримся..." А когда это произойдет? Вопрос открытый. Но кризис управления на палестинских территориях тоже налицо. В преддверии и во время визита Путина лидер палестинцев Махмуд Аббас заявлял, что он не хочет выдвигаться на следующих выборах президента, когда бы они ни произошли. А какова альтернатива? Пока других лидеров не просматривается. Это тоже очень серьезная проблема для Палестинской автономии. Да и Махмуду Аббасу, конечно, выдвигаться тяжело - ему 77 лет, возраст для политика серьезный, - напоминает Елена Супонина.

Во вторник Владимир Путин и Махмуд Аббас открыли в Вифлееме российский Культурно-образовательный центр, который был построен и будет работать на деньги из бюджета Российской Федерации. По распоряжению главы Палестинской автономии одна из улиц в Вифлееме только что была названа в честь Владимира Путина.

Этот и другие материалы читайте на странице информационной программы "Время Свободы".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG