Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как обсуждался законопроект "Правосудие для Сергея Магнитского" в сенатском комитете по международным делам США


Джон Керри: Кто «за», скажите «Ай», кто против, скажите «Най»

Ирина Лагунина: После нескольких отсрочек сенатский комитет по международным делам открыл дорогу для голосования по проекту Закона «Правосудие для Сергея Магнитского» на общем заседании каждой из палат Конгресса. Долгое время комитет оставался самым серьезным барьером на пути этого документа, который теперь имеет шанс стать законодательным актом. Проект закона предусматривает санкции – запрет на въезд в США и замораживание счетов – для тех лиц, которые причастны к гибели юриста фонда Hermitage Сергея Магнитского в московском СИЗО в ноябре 2009 года. Напомню, что Сергей Магнитский был арестован и посажен в камеру предварительного заключения, где и скончался, теми же лицами, которых он изобличил в краже из российского бюджета 230 миллионов долларов. Любопытно, что, несмотря на то, что Белый Дом изначально выступал против этой законодательной инициативы, она была поддержана в комитете Сената отнюдь не по партийной принадлежности. Автор этого проекта закона сенатор-демократ Бенджамин Кардин, так отзывается о своей инициативе:

Бенджамин Кардин: Основная цель – чтобы государства сами начали действовать, чтобы они привлекали к ответственности нарушителей прав человека, руководствуясь собственными законами. Мы больше всего хотели бы видеть, как государства самостоятельно принимают подобные меры – начиная с России.

Ирина Лагунина: Из сомневавшихся в целесообразности такого законодательного акта был сенатор-демократ Джон Керри, председатель комитета по международным делам. И хотя он признается, что сомнения остаются, он не выступил против этого проекта закона:

Джон Керри: Были достижения в демократическом развитии России, но были и, как замечают многие, шибки и даже откаты назад. И я говорю это, держа в уме, что нам не стоит постоянно показывать пальцем и читать нотации другим, а посмотреть на себя и задуматься о том, что мы сами можем сделать лучше. Но, тем не менее, права человека сидят у нас в ДНК. Мы всегда будем нацией, встающей на защиту и борющейся за человеческие права.

Ирина Лагунина: Напомню, что на прошлой неделе отложить рассмотрение проекта закона попросил сенатор-демократ центристского толка Джим Уебб. На этот раз голосование прошло единогласно во многом благодаря тому, что сенатору Кардину с самого начала удалось сформировать группу из 36 сенаторов от обеих партий, которые поддерживали такой законодательный акт. Мой коллега Ричард Солаш встретился после голосования с главой фонда Hermitage, интересы которого представлял Сергей Магнитский, Уильямом Браудером.

Уильям Браудер: Это приближает нас еще на один шаг к конечной цели – закрыть возможность для тех людей, которые убили Сергея Магнитского, пользоваться американской банковской системой и приезжать в Соединенные Штаты.

Ричард Солаш: Насколько важно решение сенатского комитета?

Уильям Браудер: Это было то самое узкое место, горлышко бутылки, которое мы пытались преодолеть в последние полтора года. Есть огромное количество проектов закона, которые долгое время пылятся в папках до того, как попасть в профильный комитет. То, что проект закона прошел через сенатский комитет по международным делам, открывает дорогу для голосования в палатах Конгресса. И теперь это точно произойдет.

Ричард Солаш: Уильям Браудер надеется, что принятие закона в США приведет к эффекту домино.

Уильям Браудер: Пока это промежуточный шаг. Но когда проект закона будет окончательно принят Конгрессом, Европа уже не сможет сказать, что это невозможно сделать. Это создаст очень сильный прецедент. Например, в британском парламенте сейчас тоже ведутся дебаты о том, чтобы принять подобный акт, и ряд британских парламентариев обратились к правительству страны с требованием принять меры против тех, кто повинен в смерти Магнитского. Но представитель министерства иностранных дел заявил, что они ждут решения Соединенных Штатов. Вот так.

Ричард Солаш: Что же касается разницы подходов между Конгрессом и Белым Домом по вопросу о санкциях против лиц, причастных к делу Магнитского, то глава фонда Hermitage оценивает ее так:

Уильям Браудер: Я бы сказал, что это подчеркивает ценность разделения ветвей власти в Соединенных Штатах. Есть законодательная и есть исполнительная ветви власти. И вот мы имеем пример, когда конгрессмены и сенаторы-демократы решают занять нравственную позицию, даже при том, что она противоречит позиции их президента. Это прекрасный показательный пример того, как работает система.

Ирина Лагунина: Уильям Браудер, глава инвестиционного фонда Hermitage. Американские эксперты не исключают, что акт «Правосудие для Сергея Магнитского», стань он законом, повлияет на американо-российские отношения. К пессимистам относится и эксперт Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне Эндрю Качинс.

Эндрю Качинс: Это однозначно окажет негативный эффект на американо-российские отношения. Только насколько негативный, сейчас сказать трудно. Российская сторона уже не раз заявляла, насколько разрушительным будет этот законодательный акт, насколько он несправедлив – это звучало из уст всех, от Владимира Путина и министра иностранных дел Сергея Лаврова до посла России в США Сергея Кисляка. Но чем ответит российская сторона, и насколько затяжной будет эта реакция, предсказать сейчас сложно. Хотелось бы надеяться, что это просто много шума из ничего.

Ричард Солаш: Это удар для администрации США?

Эндрю Качинс: В какой-то степени это удар для администрации Барака Обамы. В начале этого года они выступали против закона «Правосудие для Сергея Магнитского». Но весной в Конгрессе стало ясно, что никаких постоянных нормальных торговых отношений с Россией, никакого статуса торгового партнера для России не будет без утверждения в какой-то форме законопроекта о Магнитском. Так что, я думаю, им просто пришлось смириться с реальностью. И я надеюсь, что голосование по постоянным нормальным торговым отношениям с Россией состоится как можно раньше, хотя я подозреваю, что до начала августовских каникул Конгресса этого не произойдет.

Ричард Солаш: В отличие от проекта закона, который был принят комитетом по международным делам Палаты представителей, сенатский законопроект предусматривает введение подобных санкций не только против людей, причастных к гибели Сергея Магнитского, но и против официальных лиц, совершающих грубые нарушения прав человека, во всем мире. Какие юридические последствия будет иметь подобный законодательный акт?

Эндрю Качинс: Я думаю, у нас возникнут проблемы с применением этого закона и преследованием подобных людей - с легальной точки зрения. Насколько я понимаю, Белый Дом выступал против подобного закона по двум причинам. Белый Дом говорил: послушайте, у нас и так достаточно инструментов, чтобы решать подобные проблемы, учитывая ситуацию с каждым конкретным человеком. Вторая причина же состояла в том, что первый проект закона о Магнитском на самом деле создавал юридические трудности по части его применения. Еще одна причина, по-моему, состояла в том, что этот проект закона был направлен исключительно на Россию: были опасения по поводу российской реакции. На мой взгляд, у нас было квазиоптимальный проект закона, который только потерял от того, что ему придали глобальную силу.

Ирина Лагунина: С экспертом Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне Эндрю Качинсом беседовал мой коллега Ричард Солаш. И еще об отношении американских сенаторов к проекту закона. Из Вашингтона – Аллан Давыдов.

Аллан Давыдов: За два часа до сенатского голосования независимая международная правозащитная организация Freedom House провела недалеко от Капитолийского холма мировую премьеру фильма "Архив Магнитского: организованная преступность в российских государственных органах". 17-минутная документальная лента рассказывает не только об обстоятельствах смерти Магнитского, но и о шокирующих связях между организованной преступностью и российскими должностными лицами. Лента является плодом расследования, проведенного коллегами Магнитского, в ней представлены совершенно новые свидетельства фальсификаций, сговора и убийства юриста инвестиционного фонда.



Фильм о хищении группой российских чиновников у собственного государства суммы, эквивалентной 230 миллионам долларов США действительно потрясает. Вот лишь один факт из обнаруженной Магнитским аферы с незаконным налоговым возвратом: активы, приобретенные руководителем Инспекции № 28 Федеральной налоговой службы Ольгой Степановой, сразу после одобрения ею незаконного возврата налогов, составили свыше 38 миллионов долларов. По утверждению авторов фильма, ключевой фигурой, стоявшей за мошенническими схемами, был владелец ныне не существующего Универсального банка сбережений Дмитрий Клюев.

Среди гостей вашингтонской кинопремьеры о деле Магнитского был сенатор-республиканец Джон Маккейн:

Джон Маккейн: Эта история должна быть рассказана всему миру. Мы увидели убедительные подробности хищения государственных средств. В фильме показана связь между российскими госчиновниками и крупной международной организованной преступной группой под руководством так называемой "группы Клюева". Показанное в этом фильме должно вызвать тревогу у каждого американца. Механизм отмывания денег тот же, что у мексиканских наркокартелей, у иранских и северокорейских торговцев оружием. Я направил президенту Бараку Обаме письмо с просьбой поручить его администрации досконально изучить эту важную информацию и, если необходимо, ввести санкции против группы Клюева.

Я уверен, что мы имеем все основания принять "Закон Магнитского" в увязке с предоставлением России режима постоянных нормальных торговых отношений с США. Бен Кардин и многие его коллеги-сенаторы ясно дали понять Белому дому, что не согласны с установлением такого режима, если "Закон Магнитского" не будет принят во всей его целостности. Администрация неоднократно пыталась выхолостить этот законопроект. Но законодатели отвергли все эти попытки, в том числе идею о неразглашении имен чиновников по соображениям национальной безопасности США.

Представители российских властей говорят, что это антироссийский законопроект. Но я считаю его как раз пророссийским. Я не сомневаюсь, что российские граждане хотят привлечь к ответу и наказать за преступления коррумпированных чиновников. Думаю, они согласны с нами в том, что коррумпированные чиновники, похитившие сотни миллионов долларов у российского государства, не должны укрывать деньги в американских банках и использовать их для поездок в США.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG