Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские офицеры в поддержку демократических преобразований в стране


Ирина Лагунина: В начале недели в городе Торжок в Тверской области прошел Чрезвычайный съезд Международного союза советских офицеров. Как было заявлено, цель съезда – объединить все военно-патриотические организации против узурпации власти в России. Гости этого выпуска программы – участники съезда. Елена Васильева - председатель правления Межрегионального координационного центра «Забытый полк», полковник, глава фонда «Защита» Олег Федюков и инициатор съезда, как раз и представляющий Международный Союз советских офицеров, капитан первого ранга Борис Еременко. Итак, офицеры запаса решили поддержать оппозицию и высказать свое неприятие того, как ведет себя власть. Борис Федорович, я правильно изложила вашу позицию?

Борис Еременко: Я хотел бы добавить то, что мы не только решили поддержать, мы все время протестовали против действий этой власти с самого начала. Потому что уже многие годы власть фактически узурпирована в стране Путиным и руководством "Единой России" с нарушением и конституционных норм, и всех законов. Мы поддерживаем протестное движение, потому что власти ведут себя так, как будто мы быдло, как будто мы находимся в полицейском государстве, и они ведут себя так не только по отношению к протестующим на митингах 6 мая, 12 июня, они так же ведут себя по отношению к офицерам-патриотам, которые недовольны нынешним положением в стране.

Олег Федюков: Я совершенно согласен со своим командиром Борисом Федоровичем Еременко. Именно я просто утверждаю, что у нас создано полицейское государство, все признаки полицейского государства налицо, и виноват в этом лично господин Путин и его окружение. Поэтому мы должны осуществить демократический процесс, народ должен осуществить. Я поддерживаю весь свободолюбивый народ, который выступает против полицейского государства, против нелегитимных выборов, против подтасовок на выборах, против репрессий направленных на политзаключенных. Я лет 15 защищаю политзаключенных, причем не только коммунистов, не только патриотов, но и всех тех, кто выступает за свободу и кто подвергся репрессиям этих властей.

Елена Васильева: Во-первых, координационный центр "Забытый полк" был создан в 2007 году после того как мы участвовали в "Маршах несогласных", и афганцы видели как расправляется ОМОН с народом. То есть по сути получается так, что омоновцы ведут войну против своего народа. Поэтому очень многие ребята, те, кто прошли огонь, воду, те, кто прошли эти жуткие военные действия, они каким-то образом хотели заступиться за людей. Понятно, что встретили такой же жесткий отпор и поэтому стали объединяться. Мы, представляя демократическое крыло, нашли общий язык на чрезвычайном съезде, который прошел сейчас в Тверской области. Мы очень довольны результатами, создали координационный совет, и я полагаю, что этот координационный совет будет расширяться, что в него войдут другие союзы, военные союзы, военно-патриотические организации. Потому что действительно уже паранойя, которую мы наблюдаем со стороны власти, со стороны силовых структур, просто зашкаливает.

Ирина Лагунина: Борис Федорович, я пытаюсь понять логику этих ваших действий и могу, наверное, себе представить, что в какой-то степени ваш военный опыт, опыт тех, кто прошел Афганистан, сейчас, наверное, особенно влияет на обостренное чувство сознания?

Борис Еременко: Во-первых, я всегда интересовался политикой с детских лет и, кроме того, профессионально разбираюсь в политике, не буду себя особо хвалить, но это так. Поэтому мне видна подоплека этого решения, которое принимает власть, чтобы не дать оппозиции высказать свое мнение, чтобы продемонстрировать свою солидарность. Потому что эта власть мало того, что незаконная, она еще и коррумпированная. Весь интернет заполнен тем, чем владеет Путин, что другие функционеры "Единой России" имеют за границей, что они делают внутри страны. Просто, как я один раз высказывался, и как в "Белом солнце пустыни" сказано: за державу обидно. А у нас была великая держава и мы хотим, чтобы она была вновь восстановлена. Не только на благо нашего государства, но на благо всего мира. Чтобы была в мире стабильность, чтобы в нашей стране люди могли выразить свободно свое мнение и участвовать во всех акциях, так же, как и в других демократических государствах.

Олег Федюков: Я совершенно солидарен с тем, что сказал Борис Федорович. Мы занимаемся этим давно и в составе разных организаций, сотрудничаем с разными организациями и с коммунистическими, и с демократическими, и с либеральными, теми, которые хотят в нашей стране построить такое общество, которое было бы свободным, счастливым обществом. Нам просто не дают это сделать, и не дает сделать эта власть. Они сменяют друг друга, тандем, как назвать, не знаю. Это посмешище, весь мир смеется над нами со слезами на глазах, потому что у нас вытворяют с нами два мужичка, которые сменяют друг друга во власти. Мы, конечно, за них не голосовали, и я не знаю, кто за них голосовал. У нас есть экспресс-анализ, иногда спрашиваем людей, кто голосовал. Например, я еще работаю на работе, хожу на службу, я просто спрашиваю людей, они говорят: мы не голосовали за Путина. А кто же тогда голосовал? То есть это подтасовка на выборах. На народ наплевали, на его мнение, на все.

Ирина Лагунина: Олег Александрович, вы заметили, что народ должен осуществить демократический процесс. По вашему мнению, с чего он должен начинаться?

Олег Федюков: Я очень рад, я тут ошибся, Борис Федорович говорил, что если изберут Путина, все равно будет нарастать демократическое движение, процессы в стране, в обществе будут нарастать. Я придерживался другого мнения, думал, что изберут, народ расстроится и все. "Изберут", конечно, в кавычках беру, не изберут, а подтасуют. Думал, что народ расстроится, руки опустятся и ничего такого не будет. Но Борис Федорович оказался прав, мы это увидели, если 6 порядка сто тысяч было народа протестного на улицах, то 12 числа выходило раза в два, а то и в три больше. Я очень рад, что я ошибся, что народ оказался лучше, чем я о нем думал, я призываю и дальше наращивать этот процесс. С этого начинается, с другого не начинается, именно с этого. Когда сам народ выйдет, почувствует себя народом единым, свободолюбивым, который может сам за себя постоять, с этого и начинается, и это будет иметь победное продолжение.

Ирина Лагунина: Я не могу в эфир давать ваше продолжать и наращивать протестное движение. Но тем менее, я оставлю этот призыв, потому что вы считаете, что именно с этого все начинается. Елена Васильева, а с чего, по-вашему мнению, должен начинаться демократический процесс сейчас в России?

Елена Васильева: В первую очередь демократические процессы должны начинаться с объединения всех идей, самых разных взглядов. Потому что в течение последних 10 лет власти делали все возможное для того, чтобы нас разъединить, развести по различным политическим квартирам и сделать из нас разноцветную политическую мозаику. В настоящий момент люди поняли, что они не защищены законом, их не могут спасти их общественные объединения, не хватает сил перед теми варварскими законами, которые приняты. Поэтому в настоящий момент объединение – это самый первый шаг к демократическим процессам. Потому что мощное объединение заставлять прессу, которая тоже очень здорово сплотила людей, эта пресса начинает рассказывать, давать информацию, начинает пробиваться на центральные каналы телевидения. Конечно, необходимо бороться за снятие цензуры. Допустим, наши журналисты могли бы рассказать обо всех процессах, которые реально происходят в стране. И мне кажется, если люди вместе выйдут на огромное мирное шествие, на мирный митинг, то в этом случае власть либо сама отступит. Мне кажется, что следующим шагом будут честные выборы в парламент. Может быть мы потом с коммунистами будем сидеть в разных углах в зале парламента, но тем не менее, необходимо в первую очередь делать так, чтобы в России была сменяемость власти.

Борис Еременко: Я согласен со многими словами и выводами, сделанными коллегой Александром, так и Еленой Борисовной. Хочу только добавить, что на данном этапе выхода другого для общественности, народа нет кроме единства против этого нелегитимного режима. Иначе не будет ни страны, не будет общественного спокойствия, не будет равновесия и порядка в мире. Потому что уже сейчас Путин начинает грозить ядерной дубинкой базам ПРО в Европе и так далее, перед этим разрушив свою собственную армию. Значит получится нестабильность, получится война, то, чего не должны хотеть народы и не хотят.

Ирина Лагунина: Борис Федорович, на мой взгляд, характерная черта последних двенадцати лет правления одной группы людей в России состоит в том, что эта власть не имеет идеологии. Она имеет свою систему, она имеет структуру, но идеологии в этой структуре нет. Со своей стороны, оппозиция всегда опиралась на ту или иную идеологическую базу, что, на мой взгляд, давало возможность власти довольно легко манипулировать различными группами и вешать на них ярлыки. По вашему мнению, этот этап развития оппозиции прошел?

Борис Еременко: Я думаю, что этот этап нашей борьбы сейчас несколько видоизменился, потому что надо ставить приоритеты, что во главе угла поставить. А во главе угла мы должны поставить смену этого нелегитимного режима и приступить к строительству нового демократического общества. Да, идеологии у этого режима не было и нет, лишь бы набить карманы, лишь бы усидеть у власти, потому что они знают: как только они потеряют власть, они будут судимы за их преступления как экономические, так и политические, так и за обращение с политзаключенными, с протестующими и других вопросов. Поэтому, я думаю, на данном этапе каждый, оставаясь при своих взглядах политических и так далее, каждый должен понять, что если мы не объединим свои усилия, этот режим будет науськивать каждую партию, каждое движение друг на друга, и мы будем в стороне, вне победы. А если мы объединим свои усилия, мы победим этот режим, остановим процесс распада страны, процесс распада общества. Только так, я думаю, мы сможем победить.

Ирина Лагунина: Вы замечательно сказали про политические взгляды, потому что, на мой взгляд, идеология – это то, что разъединяет, а политические взгляды - это то, что заставляет спорить и мыслить конструктивно. И идеология и политические взгляды – это далеко не одно и то же. Олег Александрович, вам слово.

Олег Федюков: Я хотел бы уточнить, может быть меня не так поняли, что мы протестуем, весь протестный народ протестует против негатива, против антидемократии. Я против негатива, и мы против негатива, и поэтому будем протестовать именно против негатива и каких-то нарушений демократических прав нашего народа. Именно против этого, против плохого мы будем протестовать, а против хорошего мы не будем. Что-то у нас есть хорошее, против этого мы не протестуем.

Ирина Лагунина: Так как насчет идеологии?

Олег Федюков: Мы собрались трое людей, с Борисом Федоровичем мы едины в идеологии, а с Еленой Васильевой не совсем во всем согласны, даже не во многом согласны, но нас объединяет одно в идеологии, причем точки совпадения, не только точки, а целые направления. Именно та идеология, что мы свободный народ, мы за справедливость, мы против негативов, то есть за демократию. Вот это нас объединяет - это тоже идеология.

Елена Васильева: Я хотела бы сказать, что действительно страна у нас на всех одна. Во-вторых, очень важно, чтобы в стране были защищены наши семьи, наши дети, чтобы у нас было доступное образование, медицина. Сейчас все это по сути брошено под нож. У нас большая страна, она богатая природными ресурсами, эти природные ресурсы в настоящий момент превращены в кооператив "Озеро" для группы товарищей, которые коррумпировали власть. И в настоящий момент мы понимаем, что единые ценности для нас – это стабильность в стране, стабильность семьи, стабильность каждого человека по возможности. Но всего этого мы сейчас лишены. Поэтому если у нас пройдут честные выборы, и мы этого добьемся, мы, конечно, будем сидеть в разных концах зала, мы будем может быть спорить друг с другом, но народ будет решать, какую идеологию примет наша страна, в каком направлении мы будем развиваться. Но это будет открытый спор, а не подавление воли, подавление мнения, не будем дикая цензура. Мы надеемся на честный чистый диалог. По сути наше общество сейчас как маленькие дети в песочнице: они либо научатся играть вместе, дружить, любо они обидятся, разбегутся по домам. Мы не можем сейчас допустить того, чтобы мы разбежались, мы должны быть вместе и мы должны научиться быть вместе.
Знаете, я хотела бы сказать, что тот протестный лагерь, который существовал в Москве с 6 мая и который ушел на отдых и сейчас вновь возобновляет работу, он показал великолепнейший пример лидерам общественных и общественно-политических объединений, потому что в нем находились люди самых разных протестных групп, правые, левые, либералы, демократы, анархисты, националисты, экологи, то есть самые разные группы людей, просто граждане не определившиеся. И мы не только учились взаимодействовать, но мы еще объединились. Конечно, идеология может в дальнейшем разъединять, но есть непреходящие ценности, которые мы просто обязаны спасти. И мне хотелось бы выразить благодарность тем союзам, которые принимали участие в этом Чрезвычайном съезде. Потому что в своей резолюции они вынесли очень важное решение, они потребовали прекращения репрессий от правительства как в отношении тех людей, которые были на "Марше миллиона" 6 мая, так и в отношении всех тех гражданских и военных лиц, которые в настоящий момент находятся в застенках. То есть против того, чтобы прекратились политические репрессии в России.

Ирина Лагунина: Борис Федорович, вы несколько раз затрагивали внешнюю политику в России при Путине. Да, она на словах достаточно агрессивна, да, риторика действительно очень агрессивна бывает, но при всем при этом, при всей риторике роль армии в этой внешней политике, я подчеркиваю – внешней, не внутренней, а внешней была сведена на нет. Разве армию такое положение в принципе не устраивает?

Борис Еременко: Я знаю, что такое положение устраивает только некоторых лиц в армии, высокопоставленных лиц, которые были допущены к кормушке, которым дали возможность что-то приватизировать или, как у нас выражаются, "прихватизировать", которые наживаются за счет государства, за счет имущества армии разрушенной. Но вы сами понимаете, что для страны, у которой такая огромная территория, сто бригад – это ноль. Сто бригад – это триста тысяч. Берем любую державу западноевропейскую, Италию, Германию, Францию, у них армии больше. Поэтому, кто может защитить такие огромные пространства с такой армией? Я не говорю уже о том, что армия должна быть адекватна целям и задачам обороны страны, сохранения ее суверенитета. У нас этого нет. И в то же время наше руководство во главе с Путиным, армейское руководство делает такие громкие заявления о нанесении ядерных ударов, упредительных ударов. Понимаете, это провокация, которая может привести мир к катастрофе. Поэтому и в этой области у нас очень большие претензии к нынешней власти. Я думаю, эти же претензии будут у всего мира, если начнется что-то такое, что может повергнуть мир в новую ядерную войну.

Ирина Лагунина: В такой сценарий сейчас верится с трудом. Тем не менее, Олег Александрович, то объединение, которое произошло – это объединение союза ветеранов или офицеров в отставке. Как вы думаете, действующие союзы армейские к вам присоединятся?

Олег Федюков: В принципе они уже присоединились, просто по долгу службы не могут открыто делать, но чисто идеологически они присоединились очень многие. Потому что они понимают, что у нас обороноспособность частично потеряна, они понимают, что у нас продовольственная безопасность потеряна. Это люди образованные и политически, и экономически, и поэтому они не могут не присоединиться к нам. Они не могут выражать открыто такие вещи, но душой они с нами. Это многие люди понимают, что нельзя так жить. Ведь нефть – это невосполнимые ресурсы. Кончится нефть, ничего другого мы не создали. Когда у нас есть нефть, у которой высокая цена на мировом рынке, так надо строить заводы, фабрики, строить экономику, которая могла бы прогрессивной быть и дальше двигать прогресс нашей страны. Но этого нет, этого не происходит. Просто идет набивание карманов. Мы знаем о наших миллионерах, знаем, что у них есть деньги, миллиарды, хотя они скрывают о том, что у них есть миллиарды. Откуда эти миллиарды? Это "прихватизированные" миллиарды - в народе это так называется. И поэтому экономикой непосредственно, продовольственной зависимостью никто не занимается, занимаются набиванием карманов, вот что волнует людей. Они понимают, что сегодня ничего, а завтра будет плохо. Кризис идет по миру, и в Европе кризис, и в Соединенных Штатах кризис, вещи очень серьезные, и нас кризис коснулся. Сейчас мы более-менее в спокойном состоянии, но это временно все, потом будет хуже. Это многие люди понимают. Надо сейчас строить свое благополучие, а не потом, когда поздно будет.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG