Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Никита Михалков: сто лент вместе с детством


Никита Михалков знает, как заставить смотреть людей то, что они смотреть не хотят

Никита Михалков знает, как заставить смотреть людей то, что они смотреть не хотят

В рамках Московского международного кинофестиваля прошло открытое расширенное заседание секретариата Союза кинематографистов "О развитии национального кинематографа". В нем приняли участие министр культуры Владимир Мединский и его заместитель по кино Иван Демидов, председатель Союза кинематографистов Никита Михалков и председатель альтернативного Киносоюза Андрей Прошкин, глава Фонда поддержки российской кинематографии Сергей Толстиков, а также представители студий-производителей, дистрибьюторов и прокатчиков.

На заседании обсуждали проблемы российской киноиндустрии. Одни предлагали ввести квоты, тем самым ограничив в прокате американские фильмы, другие – от идеи квот отказаться, но поддержать российское кино в прокате и на телевидении, третьи настаивали на введении единого электронного билета, четвертые – на том, чтобы освободить кинотеатры от НДС, пятые – на расширении сети киноклубов. Сергей Толстиков говорил, что необходима продуманная государственная политика и внятная стратегия развития отрасли. Владимир Мединский и Иван Демидов аккуратно записывали все предложения, но немедленно среагировали только на выступление Никиты Михалкова, который, в частности, сказал:

– Мы все время говорим о том, как показывать кино, но совсем не говорим о том, какое кино надо показывать. Наши сборы малы, процент российского кино в прокате невелик, не объясняется ли это тем, что люди не хотят смотреть российское кино? За последние 15 лет зрители разучились смотреть отечественные картины. Что бы вы не делали (квотирование, премирование), если люди не хотят что-то смотреть, они это смотреть не будут.

Нам дают деньги на кино – вот и ладно. А хотелось бы услышать, чего хотят от нас те, кто дает эти деньги. Может, я соглашусь с их пожеланиями, а может быть – нет. Но тут должна быть абсолютно открытая позиция. Власть хочет нравиться и тем, и другим, мы закрываем на это глаза и делаем то, что нам хочется. И слава Богу, но должна быть некая основа отношения к кинематографу. У меня есть два конкретных предложения, которые относятся к политике государства и Министерства культуры. Первое: я считаю, что в школе должны быть введены уроки "Сто лучших фильмов". Было бы идеально включить их в учебную программу, хотя бы факультативно, чтобы начиная с шестого-седьмого класса, дети начали это смотреть. Тут понадобится усилие – да-да, если насилие неизбежно, нужно расслабиться и получить удовольствие. Второе: нужно найти деньги у государства и запустить 50 дебютов, 50 картин с небольшим бюджетом.

Владимир Мединский подвел итоги заседания:

– Спасибо за предложения, я тут все записал, хотя скажу на будущее – хотелось бы, чтобы меньше говорили о том, как все плохо, и больше о том, что должно сделать государство, о конкретных мерах. Я прошу наш департамент кинематографии (мне кажется, эта идея ни у кого не может вызвать противления) проработать порядок выбора ста лучших фильмов, подготовить служебную записку и необходимые документы на этот счет для взаимодействия с Минобразования. Может быть, мы такой факультативный курс предложим уже со следующего учебного года. В этом списке, конечно, должна быть квота на отечественные фильмы. Любимый фильм моего ребенка, который в первом классе учится, это "Александр Невский" Эйзенштейна. Он его раз десять смотрел. Я думаю, что эта картина правильные мысли закладывает в голову. Вообще идея очень хорошая, она практическая, понятная и быстро реализуемая. Главное, чтобы была методика отбора, и выбирать должны не вы, и даже не Иван Иванович Демидов, и не я. Продумайте, как их отобрать, - сказал Мединский.

У большинства присутствующих сложилось впечатление, что школьная кинокопилка будет составлена из отечественной классики. На вопрос, какие картины стоит вносить в школьный список, Никита Михалков ответил "Окраина" Бориса Барнета и продолжил:

– "Расемон" Куросавы, " Крестный отец" Копполы, "Гражданин Кейн" Орсона Уэллса, "Андрей Рублев" Тарковского.

Легко возразить, что современные школьники не станут смотреть старые фильмы, поскольку привыкли к компьютерным технологиям, 3D, спецэффектам, и язык классических кинолент покажется им архаичным, если не допотопным. Никита Михалков отвечает на это замечание:

– Так в этом все и дело. Нужно, чтобы они поняли азы, откуда что выросло. Речь не о том, чтобы их развлекать, а о том, чтобы последовательно и спокойно объяснять им, что такое кино, которое в свое время взбудоражило весь мир (взять тех же "Птиц" Хичкока). Это должна быть взвешенная, ясная линия. Мы должны объяснить, что и почему считалось в истории кино великим. Они могут всего этого не принять, но хотя бы будут понимать, почему Феллини это Феллини, почему гениальная картина "Восемь с половиной" взорвала мир. Да, это рутинная работа, но ее нужно делать каждый день. Для этого, конечно, нужны люди, которые расскажут школьникам то, чего они нигде никогда не узнают.

Где именно взять этих людей Никита Михалков не уточнил.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG