Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ольга Романова на днях поведала, почему она отказывается войти в состав нового Совета по правам человека при Президенте РФ. «Нельзя защищать права человека, состоя в совете при Путине. Нельзя молиться за царя-ирода. Да что молиться — с ним уже невозможно одним воздухом дышать. Он, как мне представляется, лишил мою страну главного странообразующего принципа: нравственности. Нравственность может быть разной — христианской, мусульманской, протестантской и т.д. Но она должна быть. А наша страна стала безнравственной. Именно Путин, что я наблюдаю ежедневно, насаждает и культивирует безнравственность…», - пишет Ольга Романова.

Хорошие слова.

В их справедливости можно убедиться, обратившись к событиям последних дней в Петербурге.

20 июня в Городском суде Санкт-Петербурга был вынесен приговор двум профессорам Балтийского государственного технического университета Евгению Афанасьеву и Святославу Бобышеву. Вдумайтесь в сроки! Евгений Афанасьев осужден на 12 лет, Святослав Бобышев – на 12,5 лет колонии строго режима. Тот, кто хоть раз отбывал в местах лишения свободы срок в год-два, прекрасно представляет себе, чем могут грозить такие сроки пожилым профессорам Военмеха!

Но дело не только в этом. Судя по открытому письму адвоката В.А.Латышева (это письмо имеется в нашем распоряжении), вина профессоров Военмеха, якобы, продавших за 7000 долларов китайцам секретные документы о ракете «Булава», не только не доказана, но и вообще отсутствует. «Следствие и гособвинение, сказано в письме, исходят из того, что на основании комплексной, комиссионной экспертизы было установлено, что сведения, которые оказались вывезенными в КНР подсудимыми относятся к сведениям, составляющим гостайну, которые должны быть отнесены к категории «секретно».

При этом совершенно не принимается во внимание тот факт, что согласно законодательству РФ о государственной тайне невозможно причинение ущерба государству в целом при наличии грифа третьей степени секретности «секретно». Закон определяет причинение ущерба в этом случае организации, предприятию, учреждению. НИКАКИХ ССЫЛОК НА ТО, ЧТО ТАКОЙ УЩЕРБ ПРИЧИНЕН КАКИМ-ЛИБО ОРГАНИЗАЦИЯМ В ДЕЛЕ НЕ ИМЕЕТСЯ! Соответственно отсутствуют их заявления о таковом ущербе.

Сами эксперты в своём заключении указали на то, что отсутствуют чёткие критерии определения ущерба обороноспособности государству и никаких методик для этого не разработано. Тем не менее, они сочли возможным высказать своё мнение по данному поводу, которое суд безусловно примет во внимание. Второй момент, на котором строится всё обвинение, это передача данных сведений китайцам, которая подтверждается показаниями самих обвиняемых признавших свою вину на первых после взятия под стражу допросах в марте-апреле 2010 года.

Впоследствии Афанасьев и Бобышев от своих показаний отказались и виновными себя не признали. При этом оба пояснили суду, что были крайне шокированы и подавлены в первые дни после ареста. Они были почти сразу этапированы из Санкт-Петербурга в Москву в Лефортовский изолятор. У Бобышева обострилась подагра, было высокое давление. Адвокат, с которым его родственники заключили соглашение на оказание юридической помощи не мог попасть к нему в СИЗО. Следователь предоставил другого защитника, качеством работы которого Бобышев остался крайне недоволен. Признательные показания в первые месяцы после ареста считает самооговором. Других доказательств, однозначно подтверждающих факт передачи сведений подсудимыми китайцам, в деле нет.

Доказательства, подтверждающие факт передачи секретных сведений иностранным разведчикам отсутствуют! Тем, не менее обвинение считает такой доказательной базы вполне достаточно для вынесения обвинительного приговора.».

В этой шпионской истории, столь характерной для России последнего двадцатилетия, многие факты, как и суровый приговор, уже не вызывают удивления. Вспоминается 1995 год, арест известного эколога Александра Никитина, обвиняемого в шпионаже, и оправдательный приговор ему, вынесенный в 2000 году. Как активно реагировали тогда общество и пресса! Сколько было акций протеста! Сегодня же, обыск в квартире Ксении Собчак вызывает гораздо больший резонанс, чем осуждение двух пожилых профессоров на 12 лет за шпионаж, которого не было…

Теперь о нравственности.

Как явствует из письма адвоката, профессорам Евгению Афанасьеву и Святославу Бобышеву не было предъявлено обвинения в нанесении ущерба какому-либо предприятию ВМФ, или оборонному предприятию, как и стране в целом. Не будем подсчитывать, какой ущерб стране нанесли неудачные пуски «Булавы» и траты на ее разработку. Она ведется с 1998 года. Из 18 пусков ракеты признаны успешными десять. Последняя отставка 29 июня главы Объединенной судостроительной корпорации Романа Троценко, в частности, объясняется именно его разногласиями с министром обороны Анатолием Сердюковым относительно выделяемых сумм на этот проект. Сведения эти, конечно, засекречены.

Зато не засекречены сведения о том, какой ущерб ВМФ России наносит деятельность самого министра обороны Анатолия Сердюкова.

На портале Flotcom.ru выложены документы о миллиардном контракте МО с английской фирмой-банкротом по оснащению кораблей российского ВМФ судовой металлической мебелью. Уместно было бы подсчитать, какой ущерб будет нанесен ВМФ России, да и в целом стране этим контрактом.

Но и эта история особого резонанса в стране не вызвала.

Россияне привыкли, что высокопоставленные чиновники безнаказанно воруют миллиарды, а за решетку идут профессора, обвиняемые в шпионаже, которого не было и который не причинил никакого вреда никому.

После ареста обоих профессоров кафедра газодинамики БГТУ практически перестала функционировать. Никто из выступавших в процессе (было допрошено в суде более 20 свидетелей) не дал отрицательной характеристики подсудимым…

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG