Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Список всемирного наследия ЮНЕСКО и проблемные места России


Ирина Лагунина: Региональный природный парк «Ленские столбы» в Республике Саха, Якутия стал десятой российской территорией, внесенной в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. Такое решение принято на 36 сессии Всемирного наследия этой международной организации, которая проходит в Санкт-Петербурге. Раньше в России было 9 объектов природного наследия ЮНЕСКО, пять из которых независимые экологи просили включить в список «Объект всемирного наследия под угрозой». Но к мнению защитников природы не прислушались. Рассказывает Любовь Чижова.

Любовь Чижова: В работе 36 сессии Комитета всемирного наследия в Санкт-Петербурге принимают участие представители российских независимых экологических организаций. Одним из итогов незавершенного пока мероприятия стало то, что экспертам не удалось убедить ЮНЕСКО включить пять объектов Всемирного наследия в список «Объект Всемирного наследия под угрозой» для его сохранения. Речь идет о Девственных лесах Коми, озере Байкал, Золотых горах Алтая, заповеднике Западный Кавказ и вулканах Камчатки. После того как эти уникальные и красивейшие места попали в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, правительство России взяло на себя обязательство охранять эти объекты и не допускать, чтобы там велась хозяйственная деятельность. На деле же эти обязательства не выполняются. Руководитель программы по экологической политике нефтегазового сектора WWF России Алексей Книжников на сессии ЮНЕСКО говорил о необходимости внести в список «Всемирное наследие под угрозой» Золотые горы Алтая….

Алексей Книжников: Я бы хотел, говоря об итогах сессии, рассказать об итогах, которые появились в преддверии этой сессии. Потому что в этом году накануне официальной сессии комитета произошло впервые, можно сказать, такое уникальное событие, когда по инициативе российских общественных организаций был проведен общественный форум по проблемам Всемирного наследия. И на этом форуме удалось собрать более ста человек из более чем 20 стран. И этот форум или конференция важна не только тем, что там обсуждались проблемы с тем или иным объектом Всемирного наследия в разных странах, но и была принята инициатива по созданию международной сети, которая условно называется Вахта Всемирного наследия. Мы считаем, что это важный шаг, когда мировое общественное достояние становится заботой не только правительств, которые работают через конвенцию ЮНЕСКО, но и становятся заботой активных общественных объединений всего мира. И мы надеемся, что инициатива, которая родилась на берегах Невы, будет развиваться в дальнейшем.

Любовь Чижова: Каковы главные итоги 36 сессии Фонда Всемирного наследия в Санкт-Петербурге?

Алексей Книжников: Итогов, конечно, очень много, я не смогу обо всех рассказать, потому что не участвовал во всех обсуждениях. Собственно, мое участие было связано с той проблемой, которая возникла, много лет возникла угроза, нависшая над одним из наших объектов – это Золотые горы Алтая, а конкретно над одним из кластеров этого объекта – это заповедное плато Укок в республике Алтай. Примерно пять лет назад российское правительство подписало политическое соглашение с Китайской народной республикой о поставках газа в Китай, и одним из вариантов маршрута был принят так называемый западный маршрут. Через примерно год после подписания политических соглашений появился документ – декларация о намерениях компании "Газпром", из которой мы узнали, что этот газопровод планирую проложить через объект всемирного наследия плато Укок. Тогда же возникла активная кампания неправительственных организаций против такого нарушения явного. И еще тогда Комитет Всемирного наследия ЮНЕСКО однозначно поддержал нашу позицию и высказался однозначно о недопустимости прокладки газопровода. Несколько лет эта тема активно не продвигалась ни "Газпромом", ни нашим правительством, пока не наступил 11 годы, когда летом начались конкретные работы инженерно-изыскательские, геодезические работы на местности, непосредственно на плато Укок по подготовке строительства газопровода. Тогда наша организация организовала туда полевую экспедицию, мы зафиксировали эти факты, представили их ЮНЕСКО. Весной 12 года выезжала специальная миссия ЮНЕСКО, которая подтверждает, что угрозы этому объекту Всемирного наследия действительно становятся реальностью. И на этой сессии нашим фондом было предложено рассмотреть вариант перевода этого объекта в список объектов, находящихся под угрозой. Наши предложения не были учтены. Одна те рекомендации, которые приняла в итоге сессия комитета, опять же однозначно трактуются о том, что прокладка газопровода несет угрозу объекту Всемирного наследия и Комитет всемирного наследия ЮНЕСКО обращается к российскому правительству с предложением прекратить развитие этого проекта и найти альтернативные маршруты поставки газа в Китай.

Любовь Чижова: Алексей, почему, как вы думаете, чиновники ЮНЕСКО не изменили статус объекта Всемирного наследия Золотые горы Алтая на статус "объект под угрозой"? Что было бы, если бы этот статус изменили?

Алексей Книжников: Несколько объектов Всемирного наследия, которые находятся в России, в этом году предлагалось перевести в список под угрозой. Наверное, есть на то основания и не только плато УКОК, по девственным лесам Коми, где реально начались работы по золотодобыче и по Байкалу, где продолжается работа БЦБК. Я думаю, тут сыграло роль то, что сессия проходила в России, поскольку сессия и комитет – это серьезные дипломатические процессы, я думаю, те страны, которые участвовали в этой сессии, позволили себе сделать какой-то небольшой реверанс в сторону России и перенести обсуждение возможностей перевода наших объектов в этот список.

Любовь Чижова: У ЮНЕСКО есть какие-то методы воздействия на российских чиновников?

Алексей Книжников: Дело в том, что у Комитета Всемирного наследия, согласно мандата этой конвенции, есть довольно большие возможности оказывать влияние на правительство. Причем это не одна Российская Федерация является объектом такого воздействия, но и многие другие правительства. Громкое обсуждение было по проблеме африканского объекта Всемирного наследия Парка Верунго, в котором планируется разведка и дальнейшая добыча нефти внутри объекта Всемирного наследия. Так вот на данной сессии этот вопрос рассматривался и было принято однозначное, единственно возможное решение о недопустимости добычи нефти в пределах Всемирного наследия, но так же было направлено обращение не только к правительству демократической республики Конго, где находится этот объект Всемирного наследия, но и в страны, где находятся штаб-квартиры этих компаний, которые планируют там работы. Соответственно, Комитет Всемирного наследия направил обращение французскому правительству, британскому правительству с просьбой оказать влияние на компании, которые базируются на их территории, чтобы они не допустили работ во Всемирном наследии.

Любовь Чижова: Если российским компаниям делают подобные замечания, они как-то на них реагируют?

Алексей Книжников: Вы знаете, к сожалению, компания "Газпром" по нашей информации никак не отреагировала за весь период высказываний о недопустимости строительства газопровода. Последний пример – это когда миссия работала в республике Алтай весной этого года, потом они приехали в Москву, встречались с нами, с общественными организациями, у них было желание встретиться с компанией "Газпром", но "Газпром" просто отказал во встрече с представителями ЮНЕСКО, никак это не мотивируя.

Любовь Чижова: Это был Алексей Книжников. Мнения экологов о том, какие из объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО нужно спасать в первую очередь, разделились. Руководитель программы «Всемирное наследие» Гринпис в России Андрей Петров полагает, что в опасности, прежде всего, Девственные леса Коми и заповедник Западный Кавказ – там уже сейчас ведется строительство. В итоге в ЮНЕСКО не прислушались и к нему….

Андрей Петров: Самая острая проблема, на наш взгляд, которая, собственно, рассматривалась очень активно на заседании комитета, четыре с половиной часа было посвящено одной только нашей территории – это девственные леса Коми. Основная проблема там, потому что в отличие от остальных территорий, на Байкале более-менее стабильная ситуация, БЦБК работает больше 40 лет, продолжает работать – это очень плохо, но это не какой-то прорыв в худшую сторону. В случае с Алтаем, с нашей точки зрения, тоже пока реально не принято решение о строительстве газопровода, не начаты работы, там подготовительные работы шли в прошлом году. На Камчатке только проект, там появился проект строительства двух гидроэлектростанций на территории заповедника. Но опять же, насколько я знаю по поступающим из интернета сведений, губернатор принял решение о переносе строительства на нейтральную территорию, на другую реку. Так что это проблемы пока еще решаемые. А в случае с Кавказом и Коми, там гораздо более серьезные вещи. Сейчас на Кавказе, тоже известная тема, появилась корпорация Курорты Северного Кавказа, которая планирует строительство горнолыжных курортов. В частности, один из этих курортов планируется построить на территории Кавказского биосферного заповедника, который является составной частью объекта Всемирного наследия Западный Кавказ. То есть это было недопустимо даже по нашему законодательству, еще до конца прошлого года были внесены изменения в закон соответствующие. Есть одна тонкость, что этот заповедник помимо того, что заповедник, он еще биосферный, то есть у него есть определенные участки, которые называются биосферный полигон, даже формально они входят в состав заповедника, они входят в состав объекта Всемирного наследия, но с точки зрения российских чиновников по новому законодательству, вступившему в силу в конце прошлого, начале нынешнего года, на территории биосферных полигонов, биосферного заповедника можно строить любую рекреационную инфраструктуру, можно строить любые курорты, дороги и все прочее. Но это входит в противоречие с международным законодательством, как минимум.

Любовь Чижова: Что обострило ситуацию в Коми, почему Коми вас волнует?

Андрей Петров: Коми нас волнует потому, что мы уже года три или четыре бьем в колокол, узнали о планах Министерства природных ресурсов изменить границы объекта девственные леса Коми под видом их корректировки. То есть было заявлено, что в свое время, когда создавался парк и включался в состав объекта Всемирного наследия девственные леса Коми, там четкие границы на местности установлены не были. Якобы были кусочки, где традиционно проводились горнодобывающие работы, которые никогда на территории парка не находились – это неправда, и была куча судебных дел, которые Гринпис выигрывал в прошлые годы, были попытки изъятия участков территорий. Почему именно сейчас мы бьем тревогу? Потому что реально в прошлом году эта корректировка границ состоялась, то есть были изъяты с территории парка кусочки, которые находятся мало того, что не на границе, а буквально в самой середине, то есть куски, к которым надо будет проводить дороги, соответствующие инфраструктуры и прочее. Плюс горная добыча золота на приполярных реках чистейших – это означает, что мы эти реки будем очень скоро терять. Даже название парка Югра-2 означает светлая или чистая вода. Само название парка потеряет смысл. Фактически уже компания Голдмейерс уже получила лицензию на разработку и фактически разработка уже началась. В прошлом году они проводили работы на объекте, очень сильно загрязнили водные источники на территории парка. Было решение консультативных органов международного союза по охране природы, где было записано, что необходимо перевести Девственные леса Коми в список Всемирное наследие под угрозой. Мы очень надеемся, что комитет это решение примет, но, к сожалению, состав комитета в этом году такой, что в нем абсолютное большинство стран, которые не могут выступать против России, то есть они выступают консолидировано за любое решение, правильное или неправильное. Есть буквально тройка стран, которые полностью независимы, которые действуют не в интересах политики, а в интересах конвенции – это Германия, Швейцария, Эстония из нынешнего комитета. Собственно эти три страны пытались решение утвердить в том виде, в котором он планировался. Остальные страны, всего 21 в составе комитета, это решение заблокировали. Достаточно мягкое было принято решение. То есть дежурная фраза, что надо, действительно, отказаться от разработки золота, надо пересмотреть границы и вернуть в прежнее состояние, то есть такие вещи, которые без включения в список "под угрозой" мало что значат, как показывает опыт нашей страны.

Любовь Чижова: Вы собираетесь продолжать взаимодействовать с ЮНЕСКО?

Андрей Петров: Безусловно. Это наша цель, это наша задача, это наш рычаг. Посмотрите, Девственные леса Коми включены были, кстати, первый российский объект, номинация готовилась нами, Гринпис России. В 95 году она была включена и с 95 года по 2012 постоянные попытки кусочки изъять, начать золотодобычу, хотя золото по сведениям, которые имеются, экономически неоправданна добыча, потому что золота там немного. Это несколько лет, а испортить природу можно очень сильно. Хорошая новость для России: принят новый российский объект, в список включен – это Ленские столбы, природный парк в самом центре Якутии, замечательная территория, великолепные красивые скалы, геологические вещи в большом количестве присутствуют. То есть уже 10 российский объект включен в список. Очень хотелось бы, чтобы он не повторил судьбу своих предшественников, потому что у нас из 9 территорий получается 5 с проблемами. Хорошо бы, чтобы 10-я не стала 6-й.

Любовь Чижова: Рассказывал руководитель программы «Всемирное наследие» Гринпис в России Андрей Петров. В планах экологов – продолжить сотрудничество с ЮНЕСКО, поскольку никаких других путей защитить объекты Всемирного наследия, включенные в список этой организации, просто нет.
XS
SM
MD
LG