Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ирина Лагунина: В эфире – наша регулярная рубрика «Шпионские страсти», в которой Владимир Абаринов и его собеседник Александр Васильев обсуждают новости разведки и вспоминают ее историю. Тема их сегодняшнего диалога – «Эвакуация».

Владимир Абаринов: Когда разведка вербует агента, она, естественно, обещает позаботиться о нем и в случае опасности помочь бежать. Для этого разрабатываются планы эвакуации – иногда они удаются, иногда нет, и шпион оказывается за решеткой. Тогда в дело вступают политики. Именно это произошло недавно с гражданином Пакистана Шакилем Африди. В прошлом месяце он был осужден за сотрудничество с ЦРУ. Александр, расскажите подробности этого дела.

Александр Васильев: Пакистанский доктор Шакиль Африди был приговорен к тюремному заключению за то, что помог американскому спецназу провести операцию, в результате которой в мае прошлого года был убит Усама бин Ладен. Срок заключения – 33 года. Приговор был вынесен по статье "государственная измена".

Доктор Африди был завербован в Пакистане, ему было поручено получить образцы крови у жителей дома в городе Абботтабад, в котором, по данным ЦРУ, жил Усама бин Ладен с семьей. Для прикрытия этой спецоперации доктор Африди организовал в Абботтабаде кампанию вакцинации против гепатита. Цель была в том, чтобы получить образец крови хотя бы у кого-то из детей, которые жили в этом доме, провести анализ ДНК и сравнить полученные данные с образцами крови многочисленных родственников Усама бин Ладена.

Вполне возможно, что американцы не сказали доктору Африди, что они ищут Усама бин Ладена. Я бы на их месте не стал говорить, просто сказал бы: возьми образцы крови в нескольких домах в этом районе и смотри – не перепутай. Кроме того, он вообще мог не знать, что имеет дело с ЦРУ, если, допустим, с ним договаривался какой-то пакистанец. Это называется "вербовка под чужим флагом". Так или иначе, операция прошла успешно, Африди сделал то, о чем его просили. Усама бин Ладен был уничтожен, Америка праздновала победу.
А потом доктора Африди арестовали, а затем судили. Сейчас он отбывает срок в тюрьме в городе Пешавар. Конечно, в такой ситуации помочь своему агенту, который оказался за решеткой – это для ЦРУ дело чести. Помогать можно по-разному и лучше всего это делать тихо, без скандала, без участия политиков и журналистов. Но дело доктора Африди сразу получило международную огласку. Государственный секретарь США Хиллари Клинтон заявила, что Шакила Африди надо освободить, поскольку он действовал и в интересах США, и в интересах Пакистана. Таким образом Вашингтон официально подтвердил, что Шакил Африди был связан с ЦРУ.

Американские политики намекнули на возможность сокращения финансовой помощи Пакистану, если доктора Африди не выпустят на свободу. Опять заговорили о том, почему вообще Усама бин Ладен находился на территории Пакистана, почему пакистанцы не сообщили об этом американцам: они не знали или не хотели говорить? Пакистанские власти на это отвечают, что в любой стране, тем более в США, человека, который сотрудничает с иностранной разведкой, посадили бы за решетку. Надо учитывать так же настроения пакистанской общественности. Это для американцев Усама бин Ладен был преступником номер один, а для миллионов мусульман он был героем, который теперь стал еще и мучеником. В Пакистане тоже есть разные партии, есть журналисты, антиамериканские настроения там очень сильны и освобождение человека, который помог убить Усаму бин Ладена, может привести к острому политическому кризису.

Своеобразным ответом на требования Вашингтона стал недавний арест еще нескольких пакистанцев, которые помогли американским спецслужбам провести операцию по уничтожению Усамы бин Ладена. Таким образом доктор Африди оказался в центре серьезного международного скандала и перспектива его быстрого освобождения очень сомнительна.

Владимир Абаринов: Когда над агентом нависает опасность, - он чувствует за собой слежку, ждет ареста - перед разведкой встает сложная задача: установить, насколько реальна эта опасность. Может быть, агент просто нервничает, страдает манией преследования? Если подозрения подтверждаются, необходимо точно определить момент побега. Терять ценного агента всегда жаль, почему бы ему перед эвакуацией не выполнить еще одно задание, потом еще одно... А потом становится поздно.

Я хочу рассказать об удачной эвакуации, которая была проведена действительно в самый последний момент. Она во многих отношениях уникальна. Ее главным режиссером, руководителем и исполнителем был Тони Мендес – теперь уже отставной сотрудник ЦРУ, знаменитый «мастер маскировки» - так называется его книга, в которой рассказана эта история. Кстати, в октябре этого года на экраны выходит фильм «Арго», где Тони Мендеса играет Бен Аффлек.

В ноябре 1987 года Мендеса направили в Москву для разработки плана эвакуации агента под кодовым именем «Сапфир». Мендес не называет его подлинное имя, в книге он фигурирует как майор Леонов. Эвакуировать нужно было не только его самого, но и его жену и сына-школьника. Но до побега Сапфир должен был выполнить еще одно, последнее задание.

Тони Мендес вернулся в Москву в марте 1989 года. Вместе с ним приехала его сотрудница, а впоследствии жена Джонна Гёзер. За ними было немедленно установлено наружное наблюдение КГБ. В соответствии с планом операции они значились простыми туристами и в случае провала и ареста не могли рассчитывать на дипломатический иммунитет. В операции участвовали еще две пары американцев - одна из них значилась туристами, а двое других были сотрудниками московской резидентуры ЦРУ под дипломатическим прикрытием.

Операция была проведена не просто в центре Москвы, а на территории Кремля, в Кремлевском дворце съездов, куда все четыре пары пришли на спектакль Большого балета «Коппелия». Тони досконально изучил не только планировку здания, но и подземелье под ним. Надо сказать, что американская разведка много сил и средств отдала изучению подземных коммуникаций Москвы – для этого на спутниках-шпионах устанавливалась специальная аппаратура, способная видеть пустоты в грунте.

Операция строилась на внешнем сходстве всех четырех пар – одной из американок для этого пришлось покрасить волосы – и на броских аксессуарах. Каждый шаг ее участников был тщательно просчитан. Когда в фойе вошли Леоновы, Мендес, наблюдая за ними сверху, наметанным глазом сразу увидел наружку. В антракте все четыре пары вышли в фойе. Женщины направились в дамскую комнату, заняли четыре кабинки подряд и там обменялись гардеробными номерками и аксессуарами. Они вышли из туалета ровно в тот момент, когда раздался третий звонок, и люстры в фойе начали мигать. Наружка на мгновение потеряла Леоновых, но вскоре успокоилась – Леоновы направлялись на свои места в зал. На самом деле это были американцы, а Леоновы тем временем надели куртки буфетчиков и на служебном лифте спустились в подвал. Пара американских дипломатов надела пальто Леоновых и вышла из дворца. У Кутафьей башни их ждали сотрудники КГБ, собиравшиеся арестовать Леоновых. Они поняли, что обознались, бросились во дворец, но Леоновы были уже под землей.

Майор Леонов был сотрудником главного управления правительственной связи и прекрасно знал расположение главного кремлевского коммутатора, расположенного как раз под дворцом. Под землей Петра и Лару Леоновых ждал еще один участник операции, один из первых московских диггеров, оснащенный новейшим по тем временам американским оборудованием. Он провел Леоновых к коммутатору, где Леонов установил заранее спрятанное в туннеле подслушивающее устройство (это и было его последнее задание), а затем вывел их на поверхность в районе зоопарка. Вскоре супруги Леоновы вместе с сыном были в одной из балтийских столиц, где в тайнике их ждали новые документы и инструкции. Тони Мендес пишет, что установленная Леоновым прослушка работала еще несколько лет. От нее ЦРУ получило, в частности, информацию о готовящемся в Москве путче 1991 года.
Александр, с вас последняя история – о неудачной эвакуации.

Александр Васильев: Один из ярких примеров того, как советская разведка помогала своим агентам – это история американцев Джулиуса и Этель Розенберг. В 1940 годы Джулиус Розенберг был одним из самых преданных и надежных источников советской резидентуры в Нью-Йорке. Он передавал техническую информацию, которая представляла большой интерес для оборонной промышленности Советского Союза. Кроме того Джулиус Розенберг давал информацию по атомной бомбе, которую он получал от Дэвида Грингласса. Дэвид Грингласс был родным братом Этель Розенберг и работал в городе Лос-Аламос в рамках проекта по созданию американской атомной бомбы. Передавать атомные секреты Дэвида Грингласса уговорила его жена Рут по просьбе Джулиуса Розенберга.

В 1950 году супруги Грингласс оказались под угрозой ареста. Руководство советской разведки опасалось, что они во всем признаются ФБР и их признания приведут к аресту Джулиуса Розенберга и провалу его агентурной группы. В апреле 50-го года Центр поручил нью-йоркской резидентуре обсудить с Розенбергом возможность выезда супругов Грингласс за пределы Соединенных Штатов. Советская разведка брала на себя все расходы по переезду Гринглассов и их обустройство на новом месте, а также обязалась помогать их родственникам, которые останутся в США. К

азалось, все было готово к отъезду, но помешали факторы бытового характера. Во-первых, Рут Грингласс была беременна и должна была скоро родить. Во-вторых, произошло несчастье: когда она проходила мимо газовой плиты у себя дома, случайно загорелось ее платье. Рут получила сильные ожоги и пробыла в больнице около 10 недель, ей сделали около 40 переливаний крови. Поскольку группа ее крови оказалась очень редкой, Дэвид Грингласс выступил по радио с призывом о пожертвовании крови для спасения жены. Эту кампанию поддержал американский Красный Крест.

К вопросу об отъезде - точнее, о бегстве - вернулись через месяц. Думали сначала ехать во Францию, но для этого надо было обращаться за американским паспортом и его могли не дать, поскольку Дэвид Грингласс участвовал в работе над атомной бомбой. Решили ехать в Мексику, паспорт для этого не требовался. Центр напоминал резидентуре, что Гринглассов могут арестовать в любую минуту и с отъездом следует торопиться. Резидентура должны была им передать на расходы 10 тысяч долларов – это более 85 тысяч долларов в пересчете на сегодняшний день. Кроме того, советская резидентура в Мексике должна была подготовить квартиру для Гринглассов, а также документы для их переезда в Европу.

Однако 7 июня 1950 года Джулиус Розенберг заметил, что квартира Гринглассов находится под наблюдением ФБР. Через неделю Дэвида Грингласса арестовали, в ходе допроса он выдал Джулиуса Розенберга. Вскоре Джулиус и Этель Розенберг также были арестованы. В отличие от Гринглассов, супруги Розенберг отказались сотрудничать со следствием.

Советский Союз официально не признал, что супруги Розенберг были советскими агентами. Кстати, Россия до сих пор этого не признает. Однако в защиту супругов Розенберг была организована мощная международная кампания. И есть все основания полагать, что эту кампанию так же направляла советская разведка. Спасти Розенбергов не удалось. И 19 июня 1953 года они были казнены на электрическом стуле.
XS
SM
MD
LG