Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза - об общественном совете при министерстве культуры


Пианист Денис Мацуев возглавил общественный совет при Минкультуры РФ

Пианист Денис Мацуев возглавил общественный совет при Минкультуры РФ

Во вторник, 3 июля, стало известно, что пианист Денис Мацуев на первом заседании обновленного Общественного совета при Минкультуры РФ принял предложение руководителя ведомства Владимира Мединского возглавить этот совещательный орган, сообщил РИА Новости. В состав совета вошли известные деятели культуры Федор Бондарчук, Эдуард Бояков, Эдгард Запашный, Даниил Дондурей, Иосиф Кобзон, Евгений Миронов, Галина Маланичева, Александр Сокуров, Владимир Спиваков, Ольга Свиблова и другие, а также блогеры - Рустем Адагамов, представители СМИ - Алексей Венедиктов, Константин Эрнст, Маргарита Симоньян, бизнеса - Александр Мамут и чиновники, например, пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.

Владимир Кара-Мурза: Первое заседание Общественного совета при Министерстве культуры, обновленного после прихода в ведомство нового руководителя Владимира Мединского, вызвало пристальное внимание заинтересованных наблюдателей.
В состав совета вошли не только известные деятели культуры (Федор Бондарчук, Эдуард Бояков, Эдгард Запашный, Даниил Дондурей, Иосиф Кобзон, Евгений Миронов, Галина Маланичева, Александр Сокуров, Владимир Спиваков, Ольга Свиблова и другие), но и блогеры (Рустем Адагамов), представители медиа (Алексей Венедиктов, Константин Эрнст, Маргарита Симоньян), бизнеса (Александр Мамут) и чиновники (как, например, пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков).
В социальных сетях разгорелась дискуссия, тональность которой задал главный редактор Ежедневного журнала Александр Рыклин, написавший в своём блоге: "К подавляющему большинству фигурантов в этом списке я не обращаюсь – мы с разных планет, но к некоторым, и они очевидны, обращаюсь: ребята, вы часом не одурели? В стране начались репрессии, число политзаключенных растет, у наших с вами общих товарищей идут обыски, их дергают на допросы, вот-вот закроют, законодательство на глазах становится махровым, режим идет вразнос, а вы, неловко улыбаясь и отводя глаза, бочком, но все же протискиваетесь в их списки, к Мединскому под бюджетное крылышко. Ну зачем? Ну сегодня-то зачем?".
О том, что же такое новый общественный совет при Министерстве культуры: форма сотрудничества с властью или институт гражданского общества, мы сегодня беседуем с членами совета Иосифом Бакштейном и Константином Михайловым, Денисом Билуновым, соучредителем Партии народной свободы и Валерией Новодворской, лидером партии Демсоюз, колумнистом журнала The New Times. Что привело вас в новый обновленный совет при Министерстве культуры?

Константин Михайлов: Меня в него привело приглашение, поступившее от нового министра культуры туда войти. Я на это приглашение ответил согласием. У меня и моих коллег из "Архандзора" была небольшая встреча достаточно содержательная с министром, где мы обсудили за час порядка 11-12 больных вопросов, связанных с культурным наследием и попытались сформулировать, как мы можем попытаться сообща решить те или иные проблемы. Что касается бюджетных крылышек, я сразу хочу развеять эти иллюзии – это именно общественный совет, работа в нем никак не оплачивается. Так что об этом речи нет и быть не может. я не вижу никакого смысла пытаться сводить эту тематику с тематикой политической. Культура, как бы ни развивались события по политической линии, культура в нашем государстве, слава богу, всегда существует, всегда развивается, это было во все эпохи, при всех правителях. И если есть возможность содействовать развитию в правильную, как нам кажется, сторону, то этими возможностями надо пользоваться. Тем более, что этот совет, по крайней мере, по замыслу, посмотрим, как это выйдет, должен представлять собой весьма любопытный инструмент. Тем более, что он заявлен не как декоративно-одобряющий орган, а как орган, постоянно работающий. Будет создано на первом заседании порядка 15 рабочих групп, причем список направлений рабочих групп предлагается самими членами совета. Достаточно демократично все устроено. Рабочие группы предлагают члены совета, руководителей рабочих групп будут выдвигать те, кто в них записался и определять повестку дня, проблемы, которые там будут обсуждаться, будут опять же те, кто принимает участие в их работе, не будет спускаться сверху.
Я на самом деле по опыту общения с федеральными властями, с городскими властями, понимаю, что чем больше работающих регулярных площадок для диалога, где можно обсуждать те или иные проблемы, ставить те или иные вопросы, предлагать пути их решения, самое главное, регулярно работающих, тем лучше выходит по результату. Потому что у нас обычно, если вспомнить о нашей любимой теме архитектуры и охране наследия, у нас такой обычный, сложившийся в последние годы порядок очень простой: сначала принимается решение где-то, как правило, о нем люди узнают впоследствии, оно начинает претворяться в жизнь, подписываются какие-либо правительственные документы, выделяются какие-либо деньги, запускаются какие-то стройки, а потом начинается обсуждение этого с узнавшими об этом жителями, общественными представителями, либо экспертами. Начинается, а как правило, заканчивается попыткой остановить на ходу набирающий скорость поезд или попытаться рельсы переложить перед ним правее или левее. А здесь есть возможность обсуждать раньше, чем поезд поедет. Грешно ею не пользоваться.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, принесут ли пользу обществу либеральные интеллигенты, которые вошли в общественные советы при власти?

Валерия Новодворская: У меня нет претензий к тому народному дружиннику, который выступал до меня. Он никогда не был диссидентом, никогда не был правозащитником, его не интересует политика. Я просто хочу напомнить, что культура была не только в СССР, она была еще в Третьем Рейхе, Лени Рифеншталь снимала свои фильмы. За вычетом того, что некоторые книги летели в костер, как полетели уже у нас, рабочих водили на оперы Вагнера, были специальные организации, которые ведали культурой. И те деятели культуры, которые считали культуру совместимой с окончательным решением грузинского вопроса, то есть там был не грузинский вопрос – там был еврейский вопрос, а у нас, кажется, окончательно решены вопросы с конституцией, на что она годится, вот они сидели, сотрудничали с Гитлером, считая, что культура культурой, а Третий Рейх как данность, всякая власть разумна, любая действительность разумна – прямо по Гегелю. Просто я хочу сказать, что многие выступавшие и пригретые Иосифом Виссарионовичем Сталиным балерины, певцы, режиссеры, тоже себя тешили этой надеждой. В общем они обеспечили не только триумфы культуры, воли и всего остального, они обеспечили соучастие творческой интеллигенции в этой самой проклятой советской и гитлеровской стабильности, между которой нет никакой разницы, не было, по крайней мере.
Сейчас обстановочка немножко помягче, но, простите, наступил тот момент, когда страну может спасти только отказ от сотрудничества. И если этого не понимают люди, причастные к культуре, то чего же мы ждем от народа, какой спрос будет с народа. И когда этих 6-7 букв, из которых составлено слово Россия, не останется на одной восьмой части суши, то, как вы думаете, с кого будет больше спрос – с Владимира Путина, который к культуре не имеет никакого отношения, с безграмотного народа или с представителя предыдущей организации, который не заметил, что у нас такая пошла археология, что уже тетрадки со сталинскими портретами и сталинскими текстами выходят. Не знаю, какое отношение к культуре имеет нынешний министр культуры, по-моему, самое косвенное, но то, что он сказал об "оранжевых революциях" и о положении дел в стране, сразу ставит его за грань интеллигентного общества.

Владимир Кара-Мурза: Какие цели вы ставите, вступая в общественный совет при Министерстве культуры?

Иосиф Бакштейн: Я никаких целей не ставлю. Просто я уже много лет имею дело с Министерством культуры, потому что оно является одним из организаторов, причем основным многих проектов, которые я делаю, оно эти проекты финансирует. Поэтому у меня долгие отношения с сотрудниками, министры меняются, но какой-то общий стиль отношений сохраняется. Ни с какими цензурными ограничениями я не сталкиваюсь. Поэтому, почему отказываться от диалога с сотрудниками Министерства культуры Российской Федерации, я таких проблем не вижу.

Владимир Кара-Мурза: Допустимо ли в наше время тесное сотрудничество интеллигенции с властью?

Денис Билунов: Мне кажется, что Валерия Ильинична в данной ситуации абсолютно права. Я, правда, не склонен драматизировать эту ситуацию, потому что наряду с единичными случаями, когда люди действительно попадают под пресс и тут уже не до шуток, все-таки в основном пока все, что происходит в стране и, в частности, что происходит в Министерстве культуры, это воспринимается как анекдот скорее. И тут невозможно не вспомнить недавнюю ситуацию с вручением приза Московского кинофестиваля Катрин Денев, который министр то ли забыл вручить, то ли подержал, потому что очень тяжелый, а Верник спросил Денев, хотела ли она сняться в фильме, в котором она снялась. Вот это очень характерно. Это не случайность – это типичная совершенно ситуация возле всего, что у нас связано с официальной культурой. И конечно, к этому иметь отношение просто стыдно. Я думаю, что люди, которые первый раз решили попробовать публично, они рано или поздно это поймут.

Владимир Кара-Мурза: Александр Рыклин, главный редактор Ежедневного журнала, удивлен близорукости уважаемых членов общественного совета, рискующими своей репутацией в угоду правящему режиму.

Александр Рыклин: Весь этот институт, я имею в виду общественные советы при разных государственных контор, связан с одной-единственной целью – показать обществу какую-то может быть лучшую сторону этих учреждений, каким-то образом обелить их, повязать довольно существенную часть интеллигенции некими общими интересами и общими делами. Вот в этом же смысл. Я еще более-менее понимаю общественный совет при ГУВД Москвы, который действительно в какие-то моменты острые, постмитинговые решал какие-то вопросы. Что такое общественный совет при Министерстве культуры, мне вообще непонятно. Репутационно это очень сегодня тяжелая история для тех людей, которые в эти советы входят, поскольку мы видим, что ситуация не стагнирует, она нестабильна, она двигается и двигается только в одном направлении. Мы же видим, что власть берет курс на очевидные репрессии в отношении представителей гражданского общества и это не только лидеры движений, мы же видим, что сегодня происходит с оппозицией, с лидерами Болотной, но и с рядовыми людьми - много уголовных дел по 6 мая, Pussy Riot. Это тяжелая история. И на этом фоне какие-то видные культурные и общественные деятели позволяют себе такое соучастие, чтобы их имена выполняли ничтожную и жалкую функцию обеления власти в глазах общественного мнения. Мне кажется, это постыдно, мне кажется это чудовищно, мне кажется, что с этим пора заканчивать людям, для которых слово "репутация" не пустой звук.


Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG