Ссылки для упрощенного доступа

Защитники Pussy Riot и противники Александра Бастрыкина знают ответы на главные вопросы: судить художников за акции – нельзя; возить журналистов на разборки в лес – неправильно. Но главный политический вопрос России - кто вместо Путина? - остается без ответа.

В 2000-х альтернативу Путину изобразили из себя довольно ленивые и корыстные люди, которые уже давно и с одинаковой интонацией повторяют слова "кровавый режим". Большинство из них прямо участвовали в его формировании: кто-то работал в правительстве, кто-то, назвавшись политическим и общественным деятелем, не проявил никаких эмоций во время второй чеченской войны, не поддержал расследование Марины Салье, не выступил против разгрома НТВ, не потребовал расследования гибели "Курска" и теракта в Беслане, а затем – остался равнодушен к арестам бесланских матерей. Сейчас почти все эти люди участвуют в массовых акциях протеста вместе со своими охранниками, ругают ОМОН, и призывают молодых людей, которые приходят к ним без охранников, ОМОНу противостоять. Они дорожат своим статусом борцов с режимом так же сильно, как ему не соответствуют.

Если не Путин, то и не они. Вот уже двенадцать лет, как не они.

В середине 2000-х в Москве, Калининграде, Химках и на Дальнем Востоке появились люди, которые просили называть их не оппозиционерами, а гражданскими активистами. Они боролись за сохранение лесов и старых зданий, права на праворульные автомобили и городских домов дачного типа. Они многократно добивались локальных успехов, за каждым из которых следовала неудача, требующая продолжения борьбы. Все их смелые поступки не приводили к необратимым переменам, поэтому они или прекратили борьбу, или вступили в Народный фронт Путина или группу поддержки Михаила Прохорова. Некоторые никуда не вступили, потому что до сих пор находят в себе силы довольствоваться небольшими временными победами.

Если не Путин, то, по-видимому, и не они. Кто-то из них осознал, что противостоят они не местным чиновникам, а целой системе бесчестной власти, но это понимание никак пока использовать не смог.

После самых массовых в постсоветской России протестов 2011–2012 годов появились несколько человек, сказавших, что систему надо менять изнутри и снизу – и их выбрали депутатами муниципальных собраний московских районов. Ни влияния, ни авторитета они с тех пор не приобрели, – по крайней мере, таких, о которых можно было бы говорить с гордостью. Зато они приобрели союзников, которые сказали, что выборы депутатов муниципальных собраний в Москве и мэров в малых городах – это верный способ мирного захвата власти в стране. Больше всего такие люди любят приводить в пример Астрахань, где бывший кандидат в мэры города Олег Шеин превратился в героя стихийного шествия в свою поддержку. Но мэром города он так и не стал, как Астрахани не стало намного лучше после шествия. Летом 2012-го на выборы мэров в Переяславль-Залесский и Омск приезжали десятки наблюдателей из Москвы. Теперь они будут ждать изменений к лучшему после честных, по их свидетельствам, выборов. Значит, если не Путин, то и не они: ждать придется долго.

Наконец, после инаугурации Путина в Москве и других городах возникли оппозиционные лагеря "Оккупай", где люди вместе ругали Путина, пели песни Цоя и убегали от ОМОНа. Они не признавали авторитета всех вышеперечисленных противников нынешней власти, заставляя их стоять в общей очереди, чтобы выступить на собраниях лагеря. Единые требования, кроме честных выборов, они сформулировать так и не смогли, разругались из-за распределения собранных пожертвований, договорились рассказывать людям по всей стране об их правах и свободах.

Участники движения "Оккупай" настаивают на том, что надо заниматься малыми делами и ждать их плодов, какими бы временными и чахлыми они ни были. Другой неудачей движения "Оккупай" стала неспособность объединить политический и социальный протест: больше недели в Москве существовали два лагеря. Один – противников Путина, второй – противников Путина, выдвинувших социальные требования. Друг друга они поддерживали главным образом на словах. И как бы дерзко ни говорили участники движения "Оккупай" с популярными, как Немцов и Удальцов, оппозиционерами, они фактически негласно согласились с их тезисом, который возник на заседаниях оргкомитетов после первого митинга на Болотной: не обсуждать политические разногласия, а сконцентрироваться только на ненависти к Путину и необходимости честных выборов. Без набора разных позитивных программ и кандидатов, которых можно на честных выборах избрать, такой тезис скорее заморозит политическую жизнь, чем ее оживит. Оппозиционные лагеря в Москве себя исчерпали, признаются многие их участники сегодня. Радость от вида сидящих на одной лавке нацистов и антифашистов сама по себе не двигатель протестного движения.

Лидер формируется, – это, пожалуй, единственно возможный ответ на вопрос "Кто вместо Путина?". Он будет не таким, как Путин, "медийные оппозиционеры", как гражданские активисты, и те, кто в лагере "Оккупай" им себя противопоставил.

Каждый из этих участников российского протеста сыграл очень важную роль, показав, какой альтернативой Путину быть не стоит. Спасибо им.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG