Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сечина ограничили. Всерьез ли?


Игорь Сечин - бывший вице-премьер по ТЭК, ныне глава "Роснефти".

Игорь Сечин - бывший вице-премьер по ТЭК, ныне глава "Роснефти".

Владимир Путин в своем указе ограничил полномочия Игоря Сечина на посту ответственного секретаря президентской комиссии по топливно-энергетическому комплексу. Может ли это решение главы государства уменьшить влияние бывшего вице-премьера правительства в отрасли?

В итоговом варианте указа Владимира Путина о создании президентской комиссии по топливно-энергетическому комплексу ее исполнительный секретарь Игорь Сечин потерял практически все значимые полномочия, которые ему президент – как глава этой комиссии – планировал делегировать изначально.

Таким образом, как пишет "Коммерсант", бывший вице-премьер, возглавляющий сейчас контролируемую государством компанию "Роснефть", потерпел первое поражение в борьбе с новым правительством за сохранение своего влияния в отрасли. Сейчас при премьере Дмитрии Медведеве также образована комиссия, которая будет заниматься вопросами топливно-энергетического комплекса под руководством вице-премьер Аркадий Дворковича.

Но действительно ли последнее решение президента может свидетельствовать об ограничении влияния Игоря Сечина, которого многие эксперты и после его ухода из правительства по-прежнему считали неформальным центром принятия решений в нефтегазовом секторе?

– Не вижу тех, кто будет обращать внимание на подобные формальности, - говорит партнер и аналитик компании RusEnergy Михаил Крутихин. - Есть люди, которые реально принимают стратегические решения, и есть исполнители, которым будет поручено эти решения проводить в жизнь.

С одной стороны это президентская комиссия, где все-таки Игорь Сечин останется во главе всего процесса принятия решений, а с другой стороны будет орган исполнительной власти, то есть комиссия во главе с Аркадием Дворкович, которая будет эти решения исполнить.

– В принципе, получается нормальная схема. Но все равно остаются вопросы, зачем при президенте и правительстве одновременно создавать комиссии по топливно-энергетическому комплексу?

– Я думаю, попросту говоря, что это такая бюрократическая возня. А, может быть, со стороны правительства Дмитрия Медведева есть некое надувание щек, чтобы придать видимость большого административного потенциала членам кабинета.

– Какие основные решения в отрасли требуют обсуждения и принятия?

– Прежде всего, это реформа налогообложения – предложенная правительством на октябрь законодательная инициатива, которая должна обеспечить налоговыми льготами проекты на континентальном шельфе и проекты с трудно-извлекаемыми запасами. Это, пожалуй, самое главное, что можно ожидать.

Кроме того, есть и еще вещи, которые фактически не обсуждаются, но без которых инвестиционный климат в нефтегазовой отрасли улучшить невозможно. Я говорю об отмене или хотя бы о какой-то модификации драконовских и антиинвестиционных законов 2008 года. Хочу напомнить, что тогда по инициативе Владимира Путина было запрещено всем, кроме "Газпрома" и "Роснефти", работать на континентальном шельфе. Этот запрет был распространен даже на геологоразведочные и геофизические компании, которые могли бы там что-то разведать, а потом эти разведанные запасы отдать тем же самым "Газпрому" с "Роснефтью". Кроме того, эти же законы ввели ограничение на размер запасов, доступных для разработки на суше негосударственным компаниям и, тем более, иностранным инвесторам. Если эти законы не уберут, если не поправят законодательство, то ни о каком нормальном инвестиционном климате в нефтегазовой отрасли говорить не придется.

– То есть, вопрос об отмене монополии "Газпрома" на экспорт газа сейчас не стоит?

– Нет, ее никто отменять не собирается.

– Исходя из задач и сложившихся имиджей: Сечин - государственник, а Дворкович либерал, - какие могут быть приняты решения?

– Недавно на семинаре в Москве я задал заместителю председателя думского комитета по природным ресурсам Александру Василенко вопрос, когда создадут нормальный инвестиционный климат и отменят это драконовское законодательство. Василенко был многословен, но, в конце концов, если отбросить все бантики, сказал: пока Игорь Сечин не даст указание, никто эти законы в Государственной думе отменять не собирается. Вот, я думаю, оттуда и надо ждать всех нововведений.

– Говорим "Сечин" – подразумеваем "Путин"?

– Фактически - да, поскольку это как раз и можно назвать тандемом в отрасли.
XS
SM
MD
LG