Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Расскажу вам про одну удивительную женщину, француженку Елену Вячеславовну, жительницу Ивановской области. Познакомил меня с ней правозащитник, член ивановской ОНК Михаил Денисов, доктор – вот они вместе на фотографии в доме у Елены Вячеславовны.
Михаил Денисов и Елена Маньенан

Михаил Денисов и Елена Маньенан



Дело было так. В один прекрасный день позвонили мне человек сто и рассказали, где находится мой муж, незаконно и без документов отправленный по этапу из московской тюрьмы. Надо сказать, что ни один звонивший не был на то уполномочен: моего мужа обнаружили знакомые и полузнакомые адвокаты через своих осужденных клиентов, а также правозащитники – это при том, что по закону именно тюремщики обязаны мне сообщить о местонахождении мужа. Не делали они этого ни разу за нашу с мужем долгую тюремную историю – кроме разве что письма из колонии-поселения в Пермском крае, оно мне действительно пришло по почте незадолго до нашего первого освобождения из тюрьмы. Поэтому никаких официальных сигналов я не ждала, а после первых двух звонков из Иванова собралась и поехала, благо и Михаил Денисов, знаток ивановских зон, оказался в Москве и составил мне компанию. А главное – Инна и Игорь Бажибины, члены "Руси Сидящей", тут же посадили нас в машину типа "вездеход", и на рассвете мы отправились в путь.

Когда этот удивительный день закончился, мы долго не могли прийти в себя от увиденного и услышанного. Это был один из лучших дней в жизни. Мы проехали через Владимир и Суздаль, через Иваново и Палех, через Шую и Южу, через Вичегу и Плёс. Мы все взрослые люди, повидали и мир, и страну – а такой щемящей красоты не видели никогда. Резные наличники и дивные разрушающиеся храмы в заброшенных деревнях, поля ромашек, перемежающиеся с полями диких левкоев, немыслимые запахи и звуки, огромные оранжевые стрекозы над куинджинскими кувшинками, и никаких признаков человечества. Земля после конца времён: людей нет, и природа вздохнула спокойно. Но если ты знаешь тайную тропу и готов проехать по полному бездорожью километров 50, то доедешь до искомой зоны в селе Талицы, где живут удивительно добрые и приветливые люди.

Тут мне и пришла в голову здравая, не побоюсь этого слова, мысль: реальных преступников, и в особенности тех, кто неминуемо будет нести заслуженное наказание после смены власти, надо отправлять отсиживать срок не сюда, а в настоящий ад, которые они сами себе построили – в Сочи, например.

В Ивановской области функцию Сочи отчасти несёт на себе город Плёс. Здесь одна из резиденций Медведева Дмитрия, соответствующий горнолыжный курорт и прочий новорусский чиновничий колорит, сопровождаемый хамством и до небес завышенными ценами. Вообще чета Медведевых сильно испортила и место, и нравы: город в хорошую погоду под завязку забит бабьеподобными генералами с постылыми женами и любимыми денщиками, а местные жители, научившиеся зарабатывать на распильщиках, такого гостя ценят особо – в отличие от местных жителей мировых курортов, своего презрения к таким особям не скрывающим. Оттого денщики с генералами полюбили Плёс всей душой, и даже прощают ему еврея Левитана.

В таком странном месте живет Елена Вячеславовна Маньенан, и ее муж Андрэ Маньенан. У них 16 детей – трое своих, и еще 13 усыновленных в России. Московская красавица Елена вышла замуж за продвинутого француза, жили себе спокойно 12 лет во Франции, а он возьми, да и начни писать книжку о России. Вот и приехали – да так и остались. Купили деревянный дом, пристроили террасу, потом еще одну, потом Елена Вячеславовна начала печь пирожки… В общем, там сейчас гостиница и ресторан, готовит Елена Вячеславовна. Интернетом она не пользуется, политической ситуацией не интересуется, ей дорого внимание к Плёсу и лично к её ресторану Медведева с генеральской челядью, что ей запросто можно простить, ибо она растит детей и старается помочь родителям – у кого они еще остались. Местные жители считают, что детей Елена Вячеславовна усыновляет для того, чтобы пособия на них получать. Елена Вячеславовна в курсе, что местные ее не любят, но трёт это обстоятельство к носу. Хотя я живо представляю себе, кому тут первым пустят красного петуха, случись что.

Елена Вячеславовна придерживается западной "теории одиноких родителей": твои собственные дети выросли и уехали учиться, тебе самому лет, например, 45, ты еще молод и готов отдавать себя детям – а некому. Если ты при этом живешь, например, в русской провинции – так еще и не на что. Тем временем содержание одного ребенка в детдоме обходится российскому бюджету в 70 тыс руб в месяц. Вот если бы государство хотя бы половину этих денег отдавало в виде зарплаты (или пособия) таким "одиноким родителям", так они с удовольствием брали бы на воспитание детей, и детдома можно было бы закрыть.

Вот с этой идеей своей и обращается Елена Вячеславовна к женоподобным генералам и их денщикам. Понятно, какой она встречает ответный интерес. Однако идея ликвидации детских домов лежит на поверхности, и любая вменяемая новая власть должна будет заняться этим вопросом – пусть и не из нравственного чувства, так хотя бы из рациональности.

Но как сделать так, чтобы богатым многодетным усадьбам работящих франкоязычных умников местное ленивое население больше никогда не подпускало красного петуха – не знаю. Если ли у кого проекты?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG