Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза - об антизападной идеологии, навязываемой Кремлем


Российские правозащитники намерены обратиться в Европарламент и в Сенат США с тем, чтобы авторы нового закона о НКО были добавлены в список Магнитского

Российские правозащитники намерены обратиться в Европарламент и в Сенат США с тем, чтобы авторы нового закона о НКО были добавлены в список Магнитского

В Москве в пятницу, 6 июля, возле здания Госдумы проведены одиночные пикеты. Активисты протестовали против закона о некоммерческих организациях. На плакате, развернутом пикетчиками, было написано "Ужесточение закона о НКО - это паранойя власти". Лидер "Яблока" Сергей Митрохин, пришедший вместе с активистами партии к зданию Думы, заявил журналистам, что подобный закон - возврат к методам тоталитарного государства.

Владимир Кара-Мурза: Госдума в первом чтении приняла закон об НКО, обязывающий организации, финансируемые из-за рубежа, получать статус "иностранного агента".
За законопроект проголосовали 323 депутата, против - четыре, еще один воздержался. Фракция "Справедливая Россия" по законопроекту не голосовала.
Коллективным автором документа выступила фракция "Единая Россия" в полном составе, ЛДПР и КПРФ поддержали её инициативу.
Глава московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева предложила внести авторов законопроекта в "список Магнитского" и тем самым ограничить для них въезд в США.
Популяризация идеи принятия "списка Магнитского" в европейских парламентах является одной из целей фонда "Международная защита", который зарегистрирован в Великобритании как НКО. В настоящий момент формируется попечительский совет фонда, в который уже дали согласие войти Владимир Буковский и Андрей Илларионов.
О том, как преодолеть антизападную идеологию, навязываемую обществу Кремлем, в нашей программе беседуем с Леонидом Баткиным, историком-культурологом, специалистом по итальянской культуре, главным научным сотрудником РГГУ, Владимиром Буковским, бывшим советским правозащитником и политзаключенным и Вячеславом Бахминым, диссидентом, в прошлом членом коллегии МИД России, бывшим исполнительным директором Фонда Сороса. Чем вы объясняете спешку, с которой принимается этот закон?

Вячеслав Бахмин: По-моему, спешка – это такая реакция думы на ситуацию, которая складывается в стране. Вообще они находятся в некоторой панике. Эта паника сходна с тем, что было, если вы помните, в 2006 году после всяких "оранжевых революций", когда они очень боялись, что это все перекинется на России. Тогда, как вы помните, в спешке был принят абсолютно идиотский закон об НКО для того, чтобы усилить контроль за некоммерческим сектором. В конце концов выяснилось, что закон этот реально не работает, туда внесли поправки, его немножко смягчили и вроде бы депутаты, запуганные тем, что происходит в мире, вздохнули немножко спокойно. Сейчас после событий декабря, марта и мая и так далее, когда повысилась активность граждан, эти фобии, эти страхи вновь возникли в среде "Единой России", у власти. Отсюда это уже второй закон, который в спешке принимается, первый был по демонстрациям и митингам, по усилению ответственности за нарушения порядка проведения митингов, он был принят просто со скоростью пули сразу во втором и третьем чтении, мгновенно. Здесь будет похожая ситуация. Это просто характеризует тот страх, ту неуверенность и неопределенность, попытку как-то ответить на вызовы времени, они считают, что это адекватный ответ, хотя, по-моему, это ответ просто глупый и так же не будет работать этот законопроект.

Владимир Кара-Мурза: Что, по-вашему, могут противопоставить организации гражданского общества наступлению на их права?

Владимир Буковский: Определенную поддержку западного общественного мнения, которую будут оказывать. Алексеева уже сказала, что авторов этого проекта надо внести в список Магнитского. Может быть это произойдет со временем. Как правило, такие налеты, наскоки вызваны ситуацией, тут я согласен со Славой, некоторый перепуг, некоторая паника у них есть. Что будет осенью, они не знают, вот они придумывают такие законы. Но как правило, это все не работает. Это делает более интересным противостояние, противостояние очень драматичное. Так что я думаю, что это попытки с негодными средствами.

Владимир Кара-Мурза: В чем, по-вашему, опасность той антизападной риторики, которой пропитан этот закон о некоммерческих организациях?

Леонид Баткин: Видите ли, дело простое, проще пареной репы для всякого здравомыслящего человека. И дело замечательное, примечательное, если поставить его в широкий контекст. И дело смешное, и дело страшноватое. Этот закон многие называют антиконституционным, и это правильно, конечно. Это надо говорить, все время напоминая согражданам, как обстоит дело. Но мне кажется несколько наивным. А что собственно в государственной жизни России, в политической жизни России, кроме протестов некоторых было конституционно? У нас вся жизнь антиконституционная. Множество людей, не слишком умных и одаренных в думе, вне думы, но не лишенных смекалки и своеобразной фантазии, устроили соревнование между собой. Потому что они получили задание с самого верха запустить что-нибудь этакое, пусть бессмысленное, но пугающее. Кстати, я не совсем могу согласиться с моими очень уважаемыми собеседниками, не совсем обреченный на провал. Погодите, посмотрим, как будут развиваться события дальше, и кто окажется под арестом, может быть даже Pussy Riot получат сроки. И что выйдет из раздувания дела 6 июня. Так что я смотрю на это с достаточной серьезностью.
Я хотел бы вот что заметить: меня немножко огорчает то, что каждый такой информационный повод, каждый такой очередной эпизод, мы получаем примерно раз в неделю или в пять дней новые такие поводы и эпизоды, рассматривается как таковой, мы пытаемся в нем разобраться, расковырять его, понять, зачем он, почему. Это все нужно делать, конечно же, это тоже полезно. Но еще важнее, по-моему, каждый такой закон, как тот, о котором мы говорим сегодня, рассматривать в очень широком историческом контексте, в широкой исторической перспективе. И тогда окажется, что все эти законы в разных сферах, с разных сторон на нас сыплющиеся, это очередные эпизоды в нарастании политических репрессией. Идет обдуманное нарастание политических репрессий, идет оно быстро или идет медленно, можно и так судить, и эдак. Абсурд дополнительный состоит в том, что кажущиеся иногда делаемые уступки, например, мирный исход 12 июня, тоже звено репрессий, потому что мирный исход должен был придать оттенок праведного дела заведения уголовных преследований по 6 июля. Вот видите, когда вы спокойны, и мы не преследуем вас, а вот когда такая происходит потасовка, вами, конечно, спровоцированная, не нами, тогда приходится быть суровыми. Так что это касается и космических штрафов за участие в митингах, и фантастическое дело Pussy Riot. Так что все идет путем, путинским путем.

Владимир Кара-Мурза: Наум Ним, правозащитник, главный редактор журналов "Неволя" и "Индекс. Досье на цензуру", возмущен передергиваниями, допущенными авторами закона.

Наум Ним: Это просто мерзость со всех точек зрения. Во-первых, отсылка к американскому закону, опять как наперсточники действуют, все не так. В американском законе, во-первых, там употребление слова "агент" в смысле "представитель" – это только представитель, а мы знаем у нас этимологию слова "агент". Но там это касается тех лиц и организаций, которые действуют в интересах своего работодателя, отстаивают интересы какого-то иностранного правительства или иностранных организаций, то есть лоббирование. Представьте себе, если мой журнал оплачивает Фонд МакАртура, то есть я как иностранный агент в интересах Фонда МакАртура отстаиваю незыблемость конституции РФ. Здорово звучит, правда? То есть я в интересах конституции действую. Ссылки на американский закон – это наперстничество, это мерзость.



Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG