Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Журналист Петр Толстой – о жизни после "Воскресного времени"


Пётр Толстой: "Я думаю, ничего, что бросало бы тень на мою фамилию, я не делаю"

Пётр Толстой: "Я думаю, ничего, что бросало бы тень на мою фамилию, я не делаю"

Журналист Петр Толстой покидает программу "Воскресное время" после семи лет в эфире. Еще в мае в интервью журналу "Афиша" он говорил, что "семь лет – это большой срок", и сейчас наступает "самое время его закончить". В интервью Радио Свобода Толстой рассказал, кого хотел бы видеть своим преемником, о чем договаривался с Константином Эрнстом, и смог бы он перейти на телеканал "Дождь" или НТВ.

43-летний Петр Толстой, профессиональный журналист, начинал карьеру корреспондентом французских изданий в Москве, работая для газеты Le Monde и агентства France Press. С 1996 по 2002 год – заместитель главного редактора канала ВиД. После этого перешел на работу на Третий канал, где вел еженедельную аналитическую программу, а впоследствии стал главным редактором и гендиректором. После того, как Петр Толстой стал ведущим "Воскресного времени", его стали называть "лицом Первого канала". Программа Петра Толстого была проводником политики канала, находящегося под контролем государства. Особенно очевидно это стало в пириод избирательных каманий 2011-го 2012 года и сопровождающего их роста протестных выступлений.

– Насколько позиция, которую вы знимали, работая в эфире "Воскресного времени", соотносилась с вашей собственной?

– Это и есть моя позиция. Я, в отличие от целого ряда моих коллег, никогда ее не скрывал. Когда я что-то говорил, то говорил искренне. Ни от одного слова, которое я сказал в эфире "Воскресного времени", я не отказываюсь.

– О каких коллегах вы говорите?

– Не секрет, что есть ряд людей, которые вынуждены работать на телевидении, в частности в общественно-политическом вещании… которые, скажем аккуратно, представляют взгляды меньшинства. Многие жалуются на то, что зачастую им приходится делать над собой усилие. Я не могу сказать, что меня кто-то о чем-то просил, что-то заставлял делать. "Воскресное время" выходит на Первом канале, который имеет свою специфику, как и любой канал в любой стране мира. Он освещает деятельность государства, власти и ее представителей. Это та специфика, с которой работает любой национальный канал в любой стране мира. Мне это было понятно с того момента, как я туда пришел, и понятно сейчас.

– Вы сказали, что Иван Ургант и Владимир Познер могут занять ваше место в качестве ведущего "Воскресного времени"…

– Я такого не говорил. Меня спросила корреспондентка: как вы думаете, Владимир Познер или Иван Ургант? Я сказал, что и тот, и другой могли бы занять мое место, но решение будет принимать Константин Эрнст. Я места никому не раздаю – это прерогатива генерального директора канала.

– А сами бы вы кого хотели видеть в роли своего преемника?

– Я бы хотел видеть человека, который любит Россию.

– Вы можете назвать конкретные фамилии?

– Нет, я воздержусь называть конкретные фамилии. Это дело слишком деликатное. Я думаю, что руководство Первого канала найдет какую-то замену.

– "Интерфакс" сообщает, ссылаясь на Первый канал, что вы будете вести политическое ток-шоу. Вы можете это подтвердить?

– У нас было несколько разговоров о будущих проектах, но они пока ни во что конкретное не вылились. Если эти проекты состоятся, то я готов о них говорить в сентябре. Сейчас у меня одна задача – выпустить следующую программу в эфир, сказать "до свидания" всем нашим зрителям и уйти в отпуск. Желание уйти в отпуск есть у всего коллектива.

– Вы обсуждали конкретные проекты с руководством?

– Константин Эрнст предлагал мне остаться работать на канале. Конкретные предложения я с ним пока не обсуждал. Думаю, что это обсуждение состоится перед началом нового сезона, а не в конце этого.

– Рассматриваете ли вы возможность работы на другом канале?

– Вы знаете, я на разных каналах работал. Я нахожусь в дружеских отношениях с коллегами с других каналов. Если будет возможность работать с моими товарищами на Первом канале, я с удовольствием буду продолжать эту работу. Не будет такой возможности – буду, как и все мы, искать работу. Может быть, не только на телевидении.

– По какой причине у вас может не оказаться этой возможности после стольких лет работы на Первом канале?

– Вот вы работаете на Радио Свобода. Вы делаете то, что вам нравится. А если вам предложат вести рубрику про монолитно-кирпичное строительство, вы скажете: "А мне это не нравится". Так ведь может быть, правильно? В таких вещах я стараюсь быть аккуратным. Я не хочу никого обижать, ничего заранее предсказывать.

– Есть ли у вас предложения от других работодателей?

– Вы хотите меня прямо распять этими вопросами. Повторю, если будет возможность продолжать работу на Первом канале, я ее продолжу. Если такой возможности не будет, тогда я буду обращаться к другим работодателям.

– Хотели бы вы попробовать себя, например, на НТВ или "Дожде"?

– Вы знаете, никакая моя будущая работа не исключает возможности сотрудничать с каналом НТВ или интернет-порталом "Дождь". И тот, и другой проекты прекрасны. Я с большой симпатией к ним отношусь. (Впрочем, перед тем, как ответить на этот вопрос, Петр Толстой долго смеялся.)

– Вы происходите из рода Толстых, оказавших колоссальное влияние на культуру России. Как вы считаете, то, что вы делаете, соотносится с традициями вашего рода?

– Я думаю, ничего, что бросало бы тень на мою фамилию, я не делаю. Что касается культуры, то она в разное время выражается по-разному. Поскольку я занимаюсь общественно-политическим вещанием, моя работа имеет отношение скорее в целом к ситуации в стране, чем конкретно к культуре. Но по мере моих скромных возможностей я как делал, так и буду продолжать делать что-то полезное. А за весь род Толстых я, конечно, отвечать не могу, – сказал Петр Толстой.

СПРАВКА РАДИО СВОБОДА

Ведущий "Воскресного времени" известен резкостью суждений, зачастую направленных против оппозиции. Так, зимой широкий резонанс в русскоязычном сегменте интернета получили слова Петра Толстого, произнесенные им в программе "Воскресное время" 20 февраля 2012 года:

"Самая обсуждаемая тема последних недель – выборы президента России. А точнее то, по какому пути дальше будет развиваться наша страна. Станет ли на путь копирования так называемых "европейских ценностей и укладов" в безуспешной попытке кого-то догнать или продолжит курс на суверенное и стабильное развитие великой державы в русле своей многовековой истории, самостоятельно решая свою судьбу?"

"Есть и те, кто заранее не признает результаты этих выборов… В их глазах наша страна слишком отсталая, чтобы избирать своих лидеров… К счастью для России, таких лидеров в стране всегда было подавляющее меньшинство. Свернуть страну с ее пути им удалось лишь однажды – в ходе бескровной февральской, а затем кровавой октябрьской революции, и это отбросило Россию на десятилетия назад в ее развитии".

"По-моему, автор этих строк (выражалось мнение, что Чулпан Хаматова снялась в ролике в поддержку Владимира Путина под давлением – РС) – законченный мерзавец и подлец. Надо совсем потерять чувство реальности, чтобы усомниться в честности Чулпан Хаматовой, которая со своим фондом и со своими единомышленниками сделала для страны больше, чем все дешевые псевдопублицисты, давно потерявшие моральное право кого-либо судить. Надо быть законченным параноиком, чтобы предполагать, что штаб одного и наиболее успешного на сегодня кандидата пойдет на мелкий шантаж ради съемки одного из сотен роликов в его поддержку. Но эта мерзость, к сожалению, лишь частный случай вполне большевистской тенденции нынешней кампании…"

В ноябре 2011 года Петру Толстому пришлось объяснять, почему из его программы был вырезан свист, якобы направленный в адрес Владимира Путина. По словам журналиста, создатели "Воскресного времени" просто признали более содержательной ту часть выступления Путина, где свист уже смолк.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG